Главная
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

Зачем нужна новая приватизация в России?

Русская служба Би-би-си, 28 июня 2013, 22:51
0
9

Правительство России наконец подготовило новый трехлетний план приватизации. Несмотря на обещания, крупные компании энергетического сектора в него не попали. Но эксперты все равно называют план амбициозным.

Российские власти подготовили окончательный план приватизации на предстоящую трехлетку. В части, касающейся крупных сырьевых активов, он оказался гораздо скромнее, чем обещали в правительстве еще пару лет назад. Впрочем, эту бережливость решили компенсировать масштабами приватизации средних компаний.

Речь идет о продаже порядка 2000 предприятий. От реализации этого имущества правительство надеется получить 1,7 трлн рублей (52 млрд долларов). Около триллиона пойдет в федеральный бюджет, а остальное - на развитие самих компаний.

Об этом сообщил на заседании правительства в четверг, 27 июня, новый министр экономического развития Алексей Улюкаев.

Впрочем, на том же заседании выяснилось, что министерство финансов знает лишь о 620 млрд рублей запланированных доходов, остальные 380 млрд приходятся на пока еще не подтвержденные поступления.

Несмотря на эту финансовую разноголосицу, план, представленный правительством, некоторые эксперты назвали "суперамбициозным".

Продать за три года 1200 пакетов в акционерных обществах и еще 640 федеральных унитарных предприятий даже технически непросто, говорит директор ГУ-ВШЭ по макроэкономическим исследованиям Сергей Алексашенко.

"Это абсолютно идеологическая задача. Скорее всего, здесь не будет особых денег: местами затраты на приватизацию превысят доходы от продажи. Но тем не менее, эту задачу надо решать, потому что государство не в состоянии управлять таким количеством предприятий. Это множит безответственность, коррупцию, воровство и снижение конкуренции", - сказал Алексашенко в интервью Русской службе Би-би-си.

Однако больше всего очередной раунд приватизации в России обсуждали не в связи со средними компаниями, а в контексте крупнейших сырьевых предприятий наподобие "Роснефти", "Русгидро", "Зарубежнефти" и других.

Еще несколько лет назад, когда принимался первый трехлетний план приватизации (истекает в конце этого года), правительство обещало к 2016 году выйти из капитала этих компаний. Дмитрий Медведев, будучи президентом, заявлял о том, что приватизация крупнейших сырьевых активов будет способствовать повышению эффективности управления ими.

Однако в июне этого года российские деловые издания со ссылкой на источники в правительстве сообщили, что власти все-таки пересмотрели план по приватизации энергетических компаний в сторону существенного сокращения. И оказались правы.

Согласно оглашенным 27 июня на заседании правительства планам, в "Роснефти" государство хочет продать лишь 19,5% акций и оставить себе контрольный пакет. Доля государства в "Зарубежнефти" будет к концу 2016 года уменьшена лишь до 90%. Не намерены власти расставаться и с контролем над крупнейшими финансовыми институтами страны: "Сбербанком" () и ВТБ (60,9% акций в собственности правительства).

Решение правительства приберечь крупные активы представляется многим экспертам вполне логичным.

Во-первых, уже не первый год акции российских компаний сырьевого сектора котируются довольно низко, поэтому на их продаже много не заработаешь.

"Из-за спада в мировой экономике сейчас не самое хорошее время для нефтегазовых компаний. К тому же, только что к . И поэтому приватизировать конкретно "Роснефть" нецелесообразно до тех пор, пока не извлечена выгода от этого присоединения", - полагает Григорий Бирг из аналитического агентства "Инвесткафе".

Во-вторых, российские власти сейчас и не нуждаются особо в деньгах. Хотя федеральный бюджет в 2012 году оказался дефицитным (дефицит чуть больше миллиарда долларов), но консолидированный бюджет - где подсчитаны доходы регионов - был исполнен с большим профицитом.

Наконец, добавляют аналитики рынка, государство предпочитает не лишаться рычагов влияния в стратегически важных предприятиях. А например, "Роснефть", являющаяся мировым лидером по запасам углеводородов (27,5 млрд баррелей после слияния с ТНК-BP), - относится к разряду таковых.

Есть и технические причины отказа от изначального плана. Та же "Роснефть" не сможет приступить к освоению арктического шельфа, если перестанет быть госкомпанией. Эта норма закреплена в законодательстве, регулирующем освоение шельфовых месторождений.

Больше всего споров в экспертной среде вызывает теоретический вопрос о том, повышается ли эффективность управления предприятия, если оно переходит в частные руки.

Одни убеждают, что это не факт. Председатель комитета Государственной думы по энергетике Иван Грачев настаивает на том, что приватизация - "абсолютно штучная история", особенно в российских условиях.

"Например, результатом приватизации РАО ЕЭС стало ухудшение всех технических и экономических параметров в разы. В полтора раза по износу, в полтора раза по потерям. Цены выросли. Никаких частных инвестиций в больших объемах отрасль не получила", - заявил он в интервью bbcrussian.com.

С этой оценкой согласны далеко не все: некоторые утверждают, что плохие показатели по приватизации РАО ЕЭС - не следствие какой-то ущербности приватизации как таковой, а результат сложения многих неблагоприятных факторов в электроэнергетике.

В частности, по мнению Григория Бирга, винить следует хаотичное регулирование отрасли и отсутствие инвестиций в изношенную инфраструктуру.

"Проблема не в том, что государство должно во что бы то ни стало выйти из ряда госкомпаний. Проблема в том, как сделать ряд этих компаний эффективно управляемыми. Совсем не обязательно, что частная компания будет управляться лучше государственной", - отметил в беседе с корреспондентом Би-би-си Рубен Варданян, соруководитель компании Sberbank CIB, которая является корпоративно-инвестиционным подразделением "Сбербанка" (ранее - "Тройка-Диалог").

Этой точки зрения придерживается и экономист Сергей Алексашенко, в середине 1990-х годов занимавший пост заместителя министра финансов, а затем - зампредседателя Центробанка.

"Можно привести в пример Statoil в Норвегии, которая является госкомпанией, - говорит он. - Если в Норвегии нефтяной бизнес может принадлежать государству, то почему в России не может? В любом случае однозначного ответа на этот вопрос нет".

В целом, добавляет эксперт, правительство избрало правильный вектор приватизационной политики и обозначило верный темп. Теперь главный вопрос - удастся ли этот темп удержать. Ход исполнения первого приватизационного плана, принятого три года назад, показывает, что это будет непросто.

Сроки по ряду сделок неоднократно переносились. До истечения срока действия плана остается полгода, а нужно приватизировать около 660 компаний.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях