Товарищ шлагбаум. Интервью с Игорем Калетником

17 сентября 2010, 16:00
0
33
Товарищ шлагбаум. Интервью с Игорем Калетником
Фото: Корреспондент
Калетник уверен, что борьба его ведомства с контрабандой не будет временной

Глава Государственной таможенной службы, член фракции коммунистов Игорь Калетник - о новой эре отношений между бизнесом и таможней, которая опустит рентабельность первых и увеличит сборы последних. И о том, что таможня не смотрит на фамилии, когда бьет по контрабандистам.

Обычно в кабинетах высокопоставленных украинских чиновников над письменным столом висит портрет Президента. В офисе у главного таможенника Украины Игоря Калетника висят сразу два портрета: Президента Виктора Януковича и персонажа фильма Белое солнце пустыни Павла Верещагина. Два образа призваны закрепить новый имидж украинской таможни - честного органа, который отстаивает интересы державы. В кабинете тихо звучит музыка - Лунная соната Людвига ван Бетховена. Секретарь Калетника тихо говорит, что так шефу лучше думается.

Назначенный в марте этого года на пост главы украинской таможни по квоте Компартии, Игорь Калетник начал работу весьма активно. Не прошло и месяца с момента его вступления в должность, как серия рейдов, проверок и показательных вскрытий контейнеров с контрабандой фактически парализовала работу украинских магазинов, торгующих товарами премиум-сегмента: дорогими часами, ювелирными изделиями и брендовой одеждой.

Впрочем, рынком роскоши коммунист Калетник не ограничился. Спустя некоторое время энтузиазм главного таможенника страны почувствовали на себе и импортеры практически всех групп товаров - от бытовой техники и алкогольных напитков до цветов. Когда же пришла пора сбора урожая и экспорта зерна, ощутили на себе пристальное внимание подчиненных Калетника и зернотрейдеры. На середину сентября в украинских портах было задержано 24 сухогруза с почти 400 тыс. т зерна на борту, а против нескольких крупных зернотрейдеров возбуждены уголовные дела, причем, по иронии, в их числе оказался и 5 Канал. Однако едва ли не самым большим сюрпризом таможенников стало уголовное дело против одного из крупнейших инвесторов в украинскую экономику, компании АрселорМиттал Кривой Рог, которую обвинили в контрабанде угля.

В интервью Корреспонденту Калетник утверждает, что подобная жесткость таможни станет системой. Бизнесменов же он призывает не рассчитывать на то, что нынешняя борьба с контрабандой окажется временной. И советует им пересмотреть свою рентабельность из-за увеличения таможенных платежей.

- Каковы результаты работы таможни за первые восемь месяцев этого года?

- С января по август 2010-го Государственная таможенная служба перечислила в госбюджет 32 млрд грн. Вдобавок к этому за десять дней сентября мы добавили к этой сумме еще 3 млрд. По сравнению с тем же периодом прошлого года мы зафиксировали рост поступлений в госбюджет на 38%.

- За счет чего вы это сделали?

- Прежде всего, мы полностью перекрыли контрабанду, которая была развита в Украине до такой степени, что это делало практически невозможной нормальную конкуренцию бизнеса. Ведь если через западную границу огромное количество товаров заходило в Украину вообще без контроля, то о каком таможенном регулировании их стоимости можно говорить? Мы могли повышать таможенную стоимость товаров как угодно, все это оборачивалось ввозом товара через контрабандные схемы, без уплаты каких-либо налогов. Объем контрабанды в Украине действительно нес угрозу национальной безопасности. Нет в мире такой страны, экономика которой выдержала бы тот вал дешевого импорта, ввозимого контрабандой. К тому же это практически полностью загубило отечественного производителя.

- Неужели возможно перекрыть каналы контрабанды в таких объемах за столь короткое время?

- Со стороны таможни вы сейчас видите последовательные действия. Во-первых, впервые за все годы независимости полностью перекрыта контрабанда на западной границе. Все группы ввозимых товаров подлежат тщательному анализу.

Я не понимаю ставшего популярным у нас определения "серые схемы". У нас говорили "черные схемы" - это когда просто открыли шлагбаум и товар проехал, а "серые" - это когда по декларации в машине стройматериалы, а на самом деле бытовая техника. Так это и есть фактически та же самая черная схема. В одном случае в бюджет вообще ничего не попадает, а в другом - три копейки. Государство в обоих случаях терпит колоссальные убытки.

Еще немаловажный аспект - человеческий фактор. Наша цель - лишить таможенного инспектора права определять код товара и устанавливать ставку платежа. Думаю, в ближайшей перспективе нам удастся это сделать.

- В мае мы писали о борьбе таможенных органов с контрабандой товаров класса люкс - часов, ювелирных изделий, украшений и дорогой одежды. Чем закончилась эта операция? Насколько мы можем судить, все сети магазинов, о которых тогда шла речь, продолжают работать.

- Мы изъяли товаров более чем на 200 млн грн. Следственными подразделениями Службы безопасности Украины возбуждены уголовные дела. Работа в этом направлении продолжается.

Хочу сказать, что многие из брендов дорогой одежды, часов и ювелирных изделий - например Brioni, Cartier, Chopard - впервые появились в таможенной базе и начали декларироваться при ввозе не поштучно, а товарными партиями. Я не скажу, что сейчас их таможенная стоимость отвечает реальной на 100%, но мы дали необходимый посыл бизнесу, показав необходимый уровень уплаты налогов, и мы показали, что это только начало нашего пути в этом направлении.

Кроме этого, мы проверяем все больше других групп товаров. Например, цветы. С одной машины раньше платили 15 тыс. грн., в то время как нужно платить 527 тыс. грн. И начали платить, и ничего страшного в этом нет. Мы прогнозируем, что это даст толчок для украинских производителей цветов, чья продукция будет дешевле при достаточно высоком качестве.

- Вы упомянули о том, что для таможенных органов важны интересы отечественных производителей. Как это сочетается с загруженными зерном сухогрузами, которые сейчас заблокированы в украинских портах? Ведь это серьезный удар именно по отечественным сельхозпроизводителям.

- Украина это страна, ориентированная на экспорт. И мы всячески поддерживаем экспортеров, которые работают честно и прозрачно. Но сегодня мы проверяем все группы товаров, которые импортируются или экспортируются. Например, по углю уголовное дело возбудили против компании АрселорМиттал Кривой Рог, которая не заплатила в бюджет 25 млн грн. из-за занижения энергоемкости ввозимого угля.

Поэтому речь не идет о том, что таможня перекрыла экспорт зерна. Речь идет о том, что мы отбираем пробы и делаем проверку. Если категория зерна соответствует той, что заявлена в документах, - пожалуйста, экспортируйте. Если не соответствует, мы составляем протокол и возбуждаем уголовные дела. Кстати, мы меньше всего интересуемся названиями компаний.

- Что-то ничего не было слышно о проблемах с энергоемкостью ввозимого угля у предприятий группы Систем Кэпитал Менеджмент, принадлежащих самому богатому украинцу и депутату Партии регионов Ринату Ахметову.

- Мне тяжело сейчас ответить на вопрос есть ли у них проблемы. Еще раз повторяю, названия компаний нас не интересуют. Но вопрос хороший.

- Но ведь ситуация очень странно выглядит. АрселорМиттал публично протестовал по поводу невозмещения ему НДС государством, и в результате - уголовное дело.

- Вот справка, что пробы сырья мы берем и на Никопольском заводе ферросплавов [принадлежащем компаниям Виктора Пинчука и Игоря Коломойского], и на ММК им. Ильича [с недавних пор принадлежащем Ахметову]. Нас не интересует, кто собственники этих предприятий.

- В последнее время я и мои коллеги часто сталкиваемся с ситуацией, когда в магазинах бытовой техники отсутствуют те или иные товары, из-за того что их просто не могут растаможить. Борясь с контрабандой, вы хоть как-то учитываете интересы импортеров?

- Мы уже встречались с импортерами практически всех групп товаров, а с импортерами бытовой техники даже подписали меморандум. Ситуация, о которой Вы говорите, объясняется просто: украинский бизнес привык к тому, что рано или поздно все будет по-прежнему и нужно просто переждать. Когда же бизнесмены увидят, что этого не происходит и позиция государства по отношению к контрабанде не меняется, они просто запланируют себе немного меньшую рентабельность, чем они имели за счет использования контрабандных схем.

- Давайте поговорим о человеческом факторе. В июле этого года на пункте Порт Крым таможенники открыто сообщили, что тщательность досмотра автомобиля, на котором я ехал, будет зависеть от "уважения", с которым я к ним отнесусь. Причем разговор этот состоялся под видеокамерой.

- Это наследие прошлого. Мне неприятно об этом слышать. В таких случаях необходимо тут же набирать номер телефона доверия, и реакция будет моментальной.

Нам необходимо еще пару лет, чтобы дойти до таких стандартов работы, чтобы пересекая границу, гражданин не чувствовал этого. Но мы к этому придем.

- А может, чтобы не ждать еще пару лет, стоить поступить, как в Грузии поступили с ГАИ - просто всех уволить и набрать новых людей?

- А кого набрать? Таможенники это же не вахтеры, которые портфели у людей проверяют. Мы даже когда ротацию в пределах одной таможни проводим, и то сутки люди не могут понять, что им делать. Нельзя рубить с плеча таким образом. По крайней мере я такого выхода не вижу. Необходимо действовать постепенно: изучать, обучать, а если необходимо, и увольнять.

Эта статья опубликована в №35 журнала Корреспондент от 17 сентября 2010 года.

ТЕГИ: Таможнябизнес
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях