Записи разговоров Юлии Тимошенко

12 февраля 2001, 17:19
0
91

Подробности телеканала “Интер” публикуют записи разговор политиков, на этот раз – экс-вице-премьра Юлии Тимошенко с предпринимателями. Подробности утверждают, что записи – достоверны, и не полежат сомнению. В разговорах принимают участие Тимошенко, Борис Фельдман, Олег Кузенков и Михаил Макаров. Речь идет о бизнесе, преимущественно в энергетическом секторе.

В Украине продолжается акция, направленная на смещение с занимаемой должности президента Украины Леонида Кучмы. Руководители акции заявляют, что они не собираются идти на компромис с властью, но тем не менее декларируют свою готовность к переговорам.  

Как известно, акция "Украина без Кучмы" была организована после того, как были опубликованы сенсационные записи разговоров якобы президента Украины с высокими должностными лицами, в том числе о необходимости расправиться с оппозиционным журналистом Георгием Гонгадзе, который исчез по дороге домой 16 сентября 2000 года.   

Вихрь последних политических событий на Украине засасывает в круговорот "кассетного скандала" все больше украинских политиков.   

Из кругов, близких к помощнику народного депутата от Социалистической партии Украины Николая Рутьковского, нами получен компакт-диск с аудиозаписями разговоров бывшего вице-премьера Украины Юлии Тимошенко с различными предпринимателями. По утверждению источника, от которого были получены эти записи, нет никакого сомнения в их подлинности.   Сегодня мы представляем Вашему вниманию 4 фрагмента записи.   

Разговор Юлии Тимошенко и Бориса Фельдмана  19.02.1999 г.

Тимошенко: У меня завтра - ключевой момент. Я сегодня и вчера целый день прождала, и сегодня мне говорят, что опять ничего нет.  Боря, я тебя прошу что-то сделать, потому что с Юнайстре буду находиться в кризисной ситуации, могу потерять акции.

Фельдман: Понятно. Ты сегодня будешь на связи находиться?

Тимошенко: Я все время на связи. Мне нужно, чтоб ко мне завтра вывезли то, что нужно вывезти, чтоб я до вечера выполнила обязательства. Я тебя прошу, подключись, пожалуйста, потому что ситуация патовая.

Фельдман: Я понял. А что, даже не понедельник, а только завтра?  

Тимошенко: Завтра, потому что суббота. Я должна во вторник полностью уже объявить.

Фельдман: Я понял.  

Тимошенко: Вы меня когда-нибудь сведете в могилу. Причем на ровном месте.  

Фельдман: Молодая и красивая, перестань.  

Тимошенко: Да ну, Боря. Я уже на 10 лет за эти 3 дня постарела.  

Фельдман: По телевизору не скажешь.  

Тимошенко: Ну, это только по телевизору. Это старые кадры.

Фельдман: Старые кадры. Ладно, держись, не паникуй.

Тимошенко: Ну, давай, я тебя прошу, мне завтра надо отправить.

Фельдман: Ладно, давай.  Разговор окончен.   

Разговор Кузенкова Олега (предприниматель) и Бориса Фельдмана  03.02.2000г.  

Кузенков: У меня есть по работе пару вопросов, по газу. Вообще эта знаменательная встреча когда-либо состоится?  

Фельдман: Состоится.  

Кузенков: Когда? Надо планировать прилет сюда. Может ты ее назначишь, а потом я задам пару вопросов.  

Фельдман: Может ты задашь пару вопросов, потом уже назначим встречу.  

Кузенков: Борька, какая цена газа ожидается?  

Фельдман: Я ожидаю 25.  

Кузенков: То есть реально за деньги 25, да?  

Фельдман: Я над этим работаю сейчас. Точнее оптовая в районе 23, но я понимаю за 23 там все посредники, т.е. я их ориентирую, что дороже 25 продавать нельзя.  

Кузенков: А скажи мне такую вещь, а 27-30?  

Фельдман: Дорого.  

Кузенков: На сегодня все равно дорого? А если с двухмесячной отсрочкой.  

Фельдман: Ну вот в тех условиях, что я говорю там еще 45 суток отсрочки. Если 27-30, то это должно быть полугодовой, а это легко считается, стоимость ресурсов сегодня понятна. Я считаю, что тогда надо месяцев 5-ть отсрочки, если привязываться к курсу российской. Все уверяют, что дешевле 30 его не будет.

Кузенков: Все утверждают, что Юля завтра или где-то там будет требовать, чтоб дешевле 45-ти не было.  

Фельдман: Нет, Юля может требовать что угодно.   

Разговор Михаила Макарова (предприниматель) и Бориса Фельдмана  11.02.2000г.  

Макаров: Сегодня я бы хотел вернуться к такому вопросу: по энергетике. Как мы поступим, если Макеевка сейчас из портфеля поместится в ваш портфель?  

Фельдман: Ты знаешь, что у нас есть векселя авалированные, те которые в ЕЭСУ входили в облэнерго.

Макаров: С эндосаментом?  

Фельдман: Ну да.  

Макаров: С эндосаментом чего?  

Фельдман: Ну этих генераций, атомщиков и других спонсирующих компаний.  

Макаров: Но они есть реально в портфеле или их нужно где-то приобретать?  

Фельдман: Нет. В портфеле.  

Макаров: Как можно этот вопрос уточнить?  

Фельдман: Сейчас я Юльке поручу, она с тобой сейчас свяжется и продиктует, у нее полностью реестр, может чего-то выцепишь себе.  

Макаров: Хорошо. И второй вопрос: так есть вариант, который тоже будет приемлем в этом вопросе: может мы определимся в их стоимости в эквивалене денежном и закроем так вопрос, потому что векселя, это же в любом случае на баланс опять раздувать нужно будет.

Фельдман: Я не совсем понимаю, зачем тебе его раздувать. Они у тебя на приходе будут идти по цене приобретения.  

Макаров: А банк сегодня согласится продать их по одному проценту от стоимости?  

Фельдман: Кого?  

Макаров: Энергетику.  

Фельдман: Не знаю, по 1-му или по 3. А ты за 1 процент Макеевский покупаешь?  

Макаров: Нет, я не за одни процент покупаю Макеевский. У нас сегодня такая ситуация: я должен банку по векселям 17, а банк противоположно имеет задолженность передо мной 1,800 по трасту. Поэтому если мы будем покупать векселя энергетики у нас все равно получится баланс рваный на 5-7 единиц. Так есть желание и возможность, так может стоить определиться в стоимости энергетики денежной и закрыть этот вопрос по-другому.   

Разговор Юлии Тимошенко и Бориса Фельдмана  

Фельдман: Так, у меня маленький вопрос - там на завтра отключение всех и вся.  

Тимошенко: Почему?  

Фельдман: Ну, потому что 100-процентная оплата деньгами. Понимаешь, по четыре цента киловатт, и заплатить полностью деньгами, взять ответственно, - это немыслимо, потому что невозможно, надо останавливаться. Вот, я хотел спросить, там есть какой-то список, кого не отключают? Это частный вопрос.  

Тимошенко: Да нет, наоборот, там сейчас вышло Постановление Кабмина, что вообще снять какие-либо ограничения на отключение.  

Фельдман: Но цены вы под контроль не поставили.  

Тимошенко: Так потому я тебя и жду, давай, наше ж самое главное, что мы сейчас определяемся - это с ценами.

Фельдман: Ну, Святылык этим занят?  

Тимошенко: Ну, сейчас там другой человек. Ну я тебя прошу, приезжай, потому что я уже так предполагала, что у тебя уже все готово.  

Фельдман: Да нет, ну как я... тогда это.. дней двенадцать постоял, постоял так, меня не соединяют, не запускают, поэтому так. У меня ведь механизмы готовы, а дальше ж мне нужно с тобой работать, или с кем-то?  

Тимошенко: Ну, со мной конечно.  

Фельдман: С тобой, понятно...  

Тимошенко: Да, потому что завтра-послезавтра мы уже запустим всю эту систему, и это будет уже не очень хорошо.  

Фельдман: Ну, потому что тогда через три дня остановка полная. У меня, все-таки, на всякий случай вопрос, Макеевку могут не останавливать, в силовом порядке?  

Тимошенко: Есть Постановление, которое подписал премьер и он лично общается со всеми губернаторами.  

Фельдман: Премьер знает, что цены не реальные?  

Тимошенко: Ну, надо ставить реальные цены.  

Фельдман: Ну я понимаю, так надо...  

Тимошенко: Давай, приезжай, и будем ставить реальные цены. Я не поняла, а сколько там у тебя долг?  

Фельдман: Долг 77 млн., у меня катанки лежит на 77 млн.

Тимошенко: Ну так проведи быстренько.  

Фельдман: А как я могу провести... ты же мне... не пропускаешь никакие зачеты... я ж не знаю, может есть какой-то механизм.

Тимошенко: Начни хотя бы с текущей проплаты.

Фельдман: Что касается текущих, то это четыре цента киловатт, - это можно останавливать комбинат. Умножь на четыре цента, это 22 копейки.  

Тимошенко: Это энергорынок такую цену установил.  

Фельдман: Ты там какую-то войну развязала.  

Тимошенко: С кем?  

Фельдман: С Бакаем и еще какими-то олигархами.  

Тимошенко: Я ничего не развязывала, "нахер" они мне нужны. 

 Фельдман: Такой наезд на нас, что "мама дорогая".  

Тимошенко: Я вообще с ними ничего, и близко.  

Фельдман: Ну ладно, я занимаюсь нашими вопросами, почему же вдруг наших так начали рвать на части?  

Тимошенко: Ну это чисто местные разборки.  

Фельдман: Нет.  

Тимошенко: Я тебе еще раз говорю, я наоборот сейчас пытаюсь смирится.  

Фельдман: На каком тебя сейчас набирать?  Тимошенко: На вот этом же.  

Фельдман: Ты целый день завтра на месте?  

Тимошенко: Ага, слышишь, Боречка, я уже второй месяц не получаю ничего и ты скажи, если не так, то будем другой рынок искать.  

Фельдман: У нас все хорошо.  

Тимошенко: Ты мне скажи, по этому месяцу что у нас будет?  

Фельдман: Порядком 75 млн. И я сегодня готов.  

Тимошенко: Я тебя прошу, сделай это сегодня.  

Фельдман: Хорошо.

Тимошенко: Ну Борь, ну прошу, ну сделай.  

Фельдман: Хорошо.   

По информации Germany Nova Newspaper

Germany Nova Newspaper

_________________________________________

Материал перепечатан без купюр и сокращений по публикации в Подробностях.

 

ТЕГИ: Евро-2012Харьковфанаты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях