Второе пришествие Степашина?

13 февраля 2001, 20:49
0
5

В России всерьез заговорили о скорой отставке правительства. Повод – очевиден: серьезные проблемы с выплатой внешнего долга. Называют и имя будущего премьера – Сергей Степашин.

Как прогнозируют российские СМИ, в частности газета "Сегодня", голова нынешнего главы (простите за тавтологию) кабинета Михаила Касьянова может полететь в течение нескольких недель после послания президента Федеральному собранию.

При этом Владимиру Путину даже не нужно будет утруждать себя объяснениями: совершенно очевидно, что отставка премьера - «жертвоприношение» всемогущему кредиторскому пантеону.  Дело в том, что в январе российское правительство устами пресс-секретаря министра финансов громогласно заявило об отказе Москвы платить Парижскому клубу по долгам бывшего Советского Союза в первом квартале текущего года. Дескать, не заложены эти средства в бюджет на 2001 год и все тут (в то же время, еще не полученные кредиты от Всемирного банка были учтены как уже выделенные...)! Заметим, что «забыли» в кабинете не о каких-то копейках, а о миллиардах долларов, при этом январский платеж Парижскому клубу должен был составить 560 миллионов долларов, февральский - вдвое больше.

Естественно, Парижский клуб отреагировал незамедлительно и жестко: «Россия имеет все возможности полностью обслуживать внешние долги за счет дополнительных доходов бюджета». Новость об отказе от платежей поступила накануне приезда в Россию немецкого канцлера Герхарда Шредера, а из 48 миллиардов долларов российского долга индустриально развитым странам (общий долг России составляет примерно 148 миллиардов) 20 миллиардов Москва должна как раз Германии.

Встревоженный Берлин объявил, что если Россия действительно откажется платить, то гарантии экспортных кредитов, восстановленные лишь в прошлом году, будут вновь отменены. А всякие разговоры россиян о том, что долги брались другим государством – СССР, – и Россия, дескать, не имеет к ним никакого отношения, просто несерьезны: объявив себя правопреемником Советского Союза, Россия обязана вместе с местом в ООН и советской собственностью за границей признать и долги. К слову, в случае с Германией ситуация усложняется еще и долгом СССР ГДР. К 1992 году, когда был объявлен мораторий на выплату долгов в рамках СЭВ, Советский Союз был должен ГДР 6,4 миллиарда переводных рублей. Срок моратория истек 16 декабря 2000 года, а механизм перерасчета переводных рублей так и не найден.

Сказали свое веское слово и отечественные экономисты: глава банковского комитета Госдумы Александр Шохин заявил, что, если Россия пропустит несколько платежей, ей грозит технический дефолт по долгам Парижскому клубу. В итоге президент России Владимир Путин, смягчив ультимативный тон своего кабинета, вынужден был пообещать Шредеру: «Мы будем платить по долгам бывшего СССР, но просим отсрочку для выполнения своих обязательств». Между тем, Путин отметил что, чрезмерное долговое бремя может похоронить надежды на экономическое возрождение России и, как следствие, на выплату долгов в полном объеме.

В минувшем году Михаилу Касьянову удалось реструктурировать 31,8-миллиардный долг России Лондонскому клубу коммерческих кредиторов, и теперь стало ясно, что Россия хотела бы добиться того же от Парижского клуба. Однако страны-члены последнего не раз повторяли, что переговоры о реструктуризации  могут начаться лишь после одобрения российской экономической политики МВФ. У Фонда же в отношении Российской экономики «смешанные чувства».

С одной стороны, макроэкономические показатели хороши, как никогда. Рост ВВП в 2000 году составил, по предварительным данным, 7%, в 2001 - ожидается 4%, инфляция по сравнению с 1999 годом сократилась в 4 раза, бюджет бездефицитен… С  другой стороны, МВФ и большинство экономистов уверены, что Россия могла добиться большего - за минувшие два года в стране не проведено практически никаких структурных реформ. Экономический же подъем объясняется увеличением экспортных возможностей после финансового кризиса 1998 года и высокими прибылями от продажи нефти, что косвенно подтвердил и сам российский премьер Касьянов: "В следующем году у России будет много проблем. Мировые цены на российскую нефть упадут, потянув за собой макроэкономические показатели».

В этих условиях, трудно было ожидать, что МВФ даст зеленый свет Парижскому клубу на реструктуризацию. Во второй половине января премьер-министр лишь усугубил ситуацию,  подтвердив в интервью «Известиям», что Россия "не сможет осуществить все платежи по советскому долгу Парижскому клубу". "Мы не отказываемся платить, но правительство не может подвергнуть риску социальную стабильность в стране, - заявил Касьянов. Главным достижением экономических реформ глава правительства назвал "доверие населения к власти и веру в будущее" - фактор, ради которого, по его убеждению, можно "даже пожертвовать репутацией страны".

Позиция премьера не выдерживала критики даже дома: "Везде в мире в подобной ситуации принято, стиснув зубы, работать до "седьмого пота" и самым аккуратнейшим образом расплачиваться по долгам, даже ценой отказа себе не только в излишествах, но и в чем-то необходимом. Но мы предпочитаем своими собственными долгами создавать проблему не себе, а кредиторам", - написал "Труд"

В результате кабинету все же пришлось вернуться к бюджетному пирогу и пересмотреть достигнутые ранее договоренности с Думой о перераспределении дополнительных доходов. Тогда, в декабре тема «излишков» стала одной из острейших при обсуждении бюджета в Думе. В конце концов, компромисс был достигнут: первые 70 «дополнительных» миллиардов рублей делятся пополам - на социальную сферу и на обслуживание долга, а остальные в соотношении 7 к 3 в пользу внешних выплат.

Теперь, намекнув, что доходов будет больше, чем предполагалось (197 миллиардов рублей), правительство предложило отдать лишь 27 миллиардов на социальные выплаты, то есть меньше 40% даже от тех самых "первых" 70 миллиардов, а остальное направить на выплаты.

Однако, даже столь значительного урезания социального пирога, по расчетам правительства, оказывалось недостаточно. При отсутствии зарубежного финансирования, а его присутствие могло обеспечить лишь чудо, Минфину не хватит 182,95 миллиардов рублей.

Но и здесь правительство нашло выход: за счет среднесрочных и краткосрочных внутренних займов оно надеется привлечь 30 млрд. рублей, перераспределив дополнительные доходы бюджета, получить еще 19,4 миллиардов, приватизировав  объекты госсобственности – еще 15 млрд. рублей. 24 млрд. руб. Министерство финансов рассчитывает получить из неких таинственных "других источников финансирования дефицита федерального бюджета". И все же в результате остается дыра в 33 млрд. рублей, закрывать которую нечем вообще. Попытка использовать для этой цели остатки на счетах казначейства может привести к недофинансированию других программ.

Однако ранее министр экономики Герман Греф передал немецкой делегации список российских предприятий, включенных Москвой в программу "акции в обмен на долг".  Логическим продолжением этого шага стало заявление о создании инвестиционного агентства для «всемерного содействия осуществлению инвестиционных проектов с зарубежным капиталом».

По словам Грефа, инвестиционное агентство будет выполнять посреднические функции между получателем инвестиций, российским правительством и западным вкладчиком. Конверсионная схема погашения российского долга подразумевает следующую процедуру: инвестор выкупает у Минфина страны-кредитора часть российской задолженности, а взамен получает средства от правительства РФ для вложения на территории России. Средства инвестор может расходовать по своему усмотрению: вносить в уставный капитал, платить налоги и долги, закупать оборудование вне России.

Уже раасматриваются два проекта под конверсионную схему: освоение нефтяного месторождения "Приразломное" на шельфе Баренцева моря немецким концерном Wintershall при участии "Газпрома" и "Росшельфа" - стоимость проекта оценивается в 1 млрд. долларов; строительство в Архангельской области завода по производству метанола из природного газа компанией Ferrostahl совместно с "Газпромом" - стоимость 1,5 млрд. дойчмарок. Как заявил Греф, к апрельскому российско-германскому саммиту в Санкт-Петербурге должны быть подготовлены два или три пилотных инвестиционных проекта.

«Труд» был в курсе: газета рассказала о том, что в правительстве давно говорили о возможности возврата части российских долгов государственными пакетами акций промышленных предприятий. «В принципе идея неплохая», - соглашался «Труд», но тут же добавлял: «Сегодня деловая репутация нашей страны настолько плоха, что акции даже самых лучших российских предприятий оцениваются рынком вдвое, втрое, а то и вдесятеро ниже их реальной стоимости. Надо ли отдавать за бесценок то, что может в будущем принести неизмеримо большую выгоду?».

Тем временем, глава комитета Думы по бюджету и налогам Александр Жуков скептически оценил возможность принятия нижней палатой парламента правительственных поправок в законе о бюджете текущего года, касающихся направления дополнительных доходов на выплату внешнего долга: "Если правительство предложит полностью пересмотреть распределение дополнительных доходов бюджета и сократить или полностью исключить их направление по отдельным статьям бюджета, которые уже утверждены в законе, и направить полностью эти средства на выплату внешнего долга, то этот вариант имеет мало шансов на прохождение в Думе".

По мнению Жукова, проблема выплаты долга может быть решена без внесения изменений в бюджет: "Можно пересмотреть прогнозы по доходам бюджета, так как уже сегодня ясно, что целый ряд основных параметров макроэкономического прогноза, на котором строился бюджет, существенно превышает оценки, заложенные правительством: и объем прогнозируемого валового продукта, и инфляция будут несколько выше, чем планировалось, и среднегодовые цены на нефть будут выше". К тому же, добавил депутат, всегда остается такой источник заимствования, как Центральный Банк России, глава которого уже заявил, что Банк готов к использованию своих золотовалютных резервов для выплаты внешнего долга.

Но вернемся к Михаилу Касьянову. В нынешний вторник на заседании правительства премьер-министр сообщил, что инфляция в России в январе составила 2,8% при 12,4% годовой инфляции по прогнозам кабинета. По его словам, это является "чрезвычайно высоким показателем и не может не вызывать озабоченности". «Несмотря на сезонность, этот показатель чрезмерно высок», - заявил премьер, напомнив, что в январе 2000 года при целевой установке на год 18-20% инфляция составила 2,4%.

Кроме того, глава правительства полагает ныне, что в случае, если дополнительные доходы бюджета не будут направляться на обслуживание внешнего долга, "мы можем попасть во втором квартале в серьезные проблемы с инфляцией". "Инфляция может выйти из-под контроля, резко возрастут ставки по кредитам, промышленность не сможет кредитоваться, ни к чему не приведут и меры по повышению зарплаты", - предостерег Касьянов.

По прогнозам как западных, так и российских экономистов, все это – только цветочки. Реальные проблемы начнутся у России с 2003 года, когда на платежи по кредитам у Москвы будет уходить по 19 миллиардов долларов в год…

Естественно, изложенное не может не тревожить российского президента. А тут еще глава Счетной палаты Сергей Степашин все активнее критикует правительство, демонстрируя при этом прогрессивные экономические взгляды… Вот и стал Владимир Владимирович присматриваться к своему предшественнику на посту премьер-министра России. У того, между тем, есть как минимум два качества, импонирующие Путину – погоны и место рождения.

В качестве дополнительных аргументов, говорящих о скорой смене руководства Белого дома, можно отметить «совершенно замерший документооборот» и то, что место уволенного неделю назад главы Минэнерго до сих пор пустует – обозреватели полагают,  что руководить новой структурой, куда будут слиты Минэнерго, Минатом и Минприроды, будет Виктор Христенко.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях