Вне конкуренции. Интервью с Алексеем Котусевым

12 апреля 2008, 10:59
0
7
Вне конкуренции. Интервью с Алексеем Котусевым

Председатель Антимонопольного комитета Алексей Костусев разочарован чрезвычайно замонополизированной украинской экономикой. Следствие такой политики – нынешний рост цен, а в будущем – разорение мелких компаний.

В холле центрального офиса Антимонопольного комитета Украины (АМКУ) посетителей встречает огромный плакат Конкуренция несет процветание. Страна, которую канадский Fraser Institute в ежегодном рейтинге Уровень экономической свободы ставит то на 103-е то на 117-е место, обязана заклеиться такими лозунгами с ног до головы.

Вместо этого государство варварски усиливает свое присутствие в бизнесе. Монополизирует экономику. Плодит никому не нужные, но обязательные, платные услуги бюджетных организаций. Беспардонно вынуждает предпринимателей переписывать вручную цифры на ценниках.

На столе у Алексея Костусева, председателя АМКУ, свежий меморандум Кабинета Министров и сахаропроизводителей "про узгодженні дії". Компании обязуются снизить цены на товар, правительство обещает забыть про штраф в 17 млн грн, наложенный на отрасль в 2005 году. В странах, расположенных западнее Карпат, этот финт называется коррупцией. В восточном направлении –– "партнерством бизнеса и власти".

"В нашем законодательстве "узгодженні дії" запрещены, – возмущен Костусев. –– Мы караем за это. Картельный сговор получается. Это разве рыночные методы?"

Глава АМКУ возмущен правительством, а Корреспондент - Костусевым. 31 марта он в очередной раз заявил, что у автоперевозчиков нет оснований для повышения тарифов. Рост цен на топливо, удорожание комплектующих, увеличение заработной платы - "не основание". Что же является для Вас этим основанием, спросил Корреспондент у главы АМКУ? И Костусев дал исчерпывающий ответ на этот и другие вопросы, касающиеся безумного роста цен и его последствий.

- Итак, почему Вы не разрешаете автоперевозчикам поднять тарифы?

 Автоперевозчики говорят, что тарифы низкие, они не позволяют покрывать затраты. А наши проверки, которые мы организовали во всех регионах Украины, выявили совершенно другую картину. Они просто-напросто показывают недостоверные данные, сильно уменьшают свои доходы, и на этом основании говорят, что необходимо поднять цену для того, чтобы не работать в убыток. Ну, вот Харьков, не такая уж глубинка. Конкретный маршрут. Станция метро Холодная гора – Пансионат.

Наши сотрудники, проездили весь день по этому маршруту. На нем, в течение дня было перевезено 7,8 тыс. человек, и получил перевозчик за это 10 тыс. грн. Потом проверяем билетно-учетную документацию - показано, что перевезли 3,6 тыс. человек, выручка 4,5 тыс. грн. Я Вас спрашиваю, о каком повышении тарифов может в этих условиях идти речь?

Поэтому, надо, как минимум для начала, добиться реальной отчетности, потому что они нарушают все законы, которые только есть. Кто же не будет злоупотреблять, если нет надлежащего контроля.

- Тем не менее, после Ваших выводов плата за проезд в столичных маршрутках все равно выросла.

Из-за того что цены выросли, мы возбудили дела против четырех крупных перевозчиков. Если мы докажем, что это повышение цен необоснованное, мы их будем наказывать и требовать уменьшения тарифов. Но это не только Киев, в других местах ситуация гораздо хуже.

- В условиях практически ежедневного  роста цен возникает множество соблазнов необоснованно взвинтить их. Есть ли тому примеры, и как в такой ситуации ведет себя АМКУ?

Как только цены начинают объективно повышаться, всегда находятся компании, которые под шумок договариваются или злоупотребляют своим монопольным положением и начинают вздувать цены выше того, что продиктовано обстоятельствами. Мы полгода проводили расследование и выявили, что крупнейшие производители масла спекулятивно, пользуясь своим монопольным положением, подняли цену на свою продукцию.

- В чем их монополия заключается?

Две компании занимают более 50% рынка [Сантрейд, Кернел-Трейд]. Это коллективная монополия. Владея более 50% рынка, можно вертеть этим рынком как хочешь. Выросла цена на масло. Мы спрашиваем, почему? Они говорят, подорожала семечка. Правда? Правда. Семечек в мире недособрали где-то на 6%. Но ведь они начали повышать цены еще тогда, когда производили масло из старой семечки.

Я не берусь давать оценку тому, что наши производители подсолнечного масла за границей продавали продукцию дешевле, чем внутри страны. Но с экономической точки зрения это не объяснимо. Несколько сотен АЗС, входящие в три разные сети, в один день на 20 коп. повысили цену на бензин. Они говорили, что не консультировались и не сговаривались. Вы меня извините, я не поверю, что так случайно произошло.

- К чему приведет искусственное подавление цен  – дешевый сахар, дешевое масло и т. д?

Административное регулирование цен приведет к дефициту и экономическому  коллапсу. В рынок вмешиваться нельзя. Когда не игра спроса и предложения определяет цену, а когда договариваются. В любой стране мира установление цены по договоренности - это либо нарушение закона, либо уголовное преступление.

Когда же хотят все урегулировать, задавить эту глупость, это даст только отрицательные последствия. Цена не может быть хорошей или плохой, она не может быть высокой или низкой. Цена должна быть экономически обоснованной. Занижать цену точно также нельзя, как и завышать ее. Кстати, у нас было дело в Харькове: мы наказали за занижение цен на бензин. Потому что крупный оператор, имея свое топливо, занизил цену ниже себестоимости, чтобы разорить всех мелких конкурентов. Ну, потом понятно, отыгрался бы.

- То есть, когда сегодня происходит государственный демпинг, это тоже разорит мелкие компании, которые не могут продавать сахар по 3,3 грн. или масло по 10 грн.?

Безусловно, к хорошим последствиям  это не приведет, может и разорить.

- Госучреждения наряду с бизнесмонополиями злоупотребляют своим уникальным положением и тотально взимают плату за административные услуги, которые уже априори оплачены из налогов. Вы выступили с инициативой остановить эту порочную практику. Какие результаты?

В 1990 годы плохо было со сбором налогов. Не могли в полном объеме финансировать государственные органы. И тогда, как временную меру решили использовать такой путь, чтобы бюджетные организации оказывали платные услуги. К сожалению, эта мера стала не временной. С каждым годом этих платных услуг все больше, и они все дороже. Бюджет 2008 года, принятый демократической коалицией, предусматривает поступления в казну от оказания бюджетными организациями платных услуг - 11,5 млрд грн. Эта сумма превышает размер поступлений от акцизного сбора с произведенных в Украине товаров.

- Примеры?

Пожалуйста: услуги санэпидемстанции, ГАИ, экологической экспертизы, пожарной безопасности и т. д. Этот фактор не совместим с рыночной экономикой и демократическим государством. Вы пошли получать загранпаспорт, с Вас требуют справку об отсутствии судимости. Она платная - Вы должны заплатить. Скажите, Вам нужна такая справка? Вы сами знаете, судимы Вы или нет. Она нужна им. Причем, Вы должны пойти в одно подразделение МВД, заплатить деньги, получить справку и отнести в другое подразделение МВД, которое Вам выдаст паспорт.

Разве не абсурд? Мы дали рекомендации МВД отказаться от этой практики, но их не только не выполнили - подготовлено постановление Кабинета Министров, которое эту практику узаконит.

Созданы противоестественные, дикие монополии. Монополии на услуги государственных органов. Где априори не может быть конкуренции, потому что  государственные органы не могут конкурировать между собой. И беда в том, что пытаемся плодить эти монополии.

Если в стране так и не станет приоритетом развитие конкуренции, плохо нам будет. Все на эту тему болтают, но развитием конкуренции никто реально не занимается. Один пример, только со стула не упадите. Первая и последняя национальная программа по развитию конкуренции была принята парламентом в 1993 году. А при этом мы говорим – конкуренция это наш национальный приоритет. Болтовня!

- Но ведь не только в бизнесе, а также в политике немало примеров антиконкуренции. Например, Вы совмещаете посты председателя АМКУ и народного депутата Украины, а ведь это противозаконно, то есть это  нарушение политической конкуренции.

Здесь не совсем корректно сравнивать. Бизнес имеет дело с материей вполне конкретной, а политика имеет дело с мифами. Кто такие политики? Это мифотворцы. Кто лучше эти мифы создает, у того и выше рейтинг. Хотя эти две сферы между собой сильно связаны, особенно в нашей стране.

Я же нахожусь здесь [в АМКУ] только потому, что Верховная Рада четыре месяца не может рассмотреть мое заявление [о сложении полномочий председателя АМКУ], а в минувший вторник, неожиданно поставили вопрос об освобождении Костусева с должности. Это предложение не прошло. Я был у [Арсения] Яценюка, он мне сказал: Вы семь лет отработали, Вам есть что сказать, я считаю, Вы должны выйти на трибуну и выступить.

- Я знаю, что Вы уже подготовили финальную речь?

У меня в кармане лежит мое выступление с трибуны Верховной Рады. Я Вам хочу сказать, что (встает и идет к шкафу, открывает дверцы, все отсеки пустые) уже все давно освободил, у меня ничего нет, я уже несколько месяцев готов встать и уйти. 

Это интервью было опубликовано в № 14 журнала Корреспондент от 12 апреля 2008 года

ТЕГИ: компанииэкономикамонополия
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях