Корреспондент: Заводской конвейер

17 января 2009, 15:10
0
42
Корреспондент: Заводской конвейер
Фото: Журнал Корреспондент/Дмитрий Никоноров
Наталья Стрижакова решила расстаться со своим баром и заняться чем-то более "стрессоустойчивым", пишет Корреспондент

Кризис сделал торговлю компаниями сверхприбыльным бизнесом. Заводы, парикмахерские и аптеки разлетаются как горячие пирожки.

Директор инвестиционно-банковского департамента инвестиционной группы Сократ Владислав Остапенко - заядлый охотник. Для него это не просто хобби. Он уже семь лет торгует крупнейшими компаниями страны и считает, что наметанный глаз охотника в его бизнесе просто необходим.

Особенно урожайным для Остапенко стал конец прошлого года. Причем успешно продавались не только мелкие предприятия, как, например, станции техобслуживания, аптеки и кафе, но и такие "лоты", как пятизвездочные гостиницы, кирпичные заводы, транспортные операторы и банки. Остапенко - не единственный продавец готового бизнеса, чьи услуги начали пользоваться бешеной популярностью в последние месяцы.

"В конце октября прошлого года наблюдался пик предложений, наш телефон просто разрывался, - подчеркивает его коллега по цеху, директор инвестиционно-консалтинговой компании Мустанг Денис Мусулега. - На одном из сайтов компании, который был запущен только месяц назад, за короткий период было зарегистрировано около 800 объявлений о покупке и продаже готового бизнеса".

Причин такого роста рынка готового бизнеса несколько. И без того недооцененные украинские активы на фоне глобального кризиса обесценились еще больше и стали по карману не только крупным корпорациям, но и более мобильному среднему бизнесу. В итоге средняя сумма сделок стала меньше, но их количество выросло в разы.

По данным компании Сократ, в 2008 году рынок готового бизнеса в Украине вырос до $ 8,6 млрд, а в 2009-м его объем достигнет рекордных $ 10 млрд.

 К тому же на отечественный рынок стремительно заходят иностранные инвестиционные фонды, которые еще до великой депрессии копили деньги на покупку украинских предприятий. Для многих из них, чьи накопления - в долларах, сейчас наступили золотые времена.

Как добавляет Остапенко, украинские бизнесмены в условиях чрезвычайной нестабильности гривни просто паникуют и стараются уже не приумножить, а просто сохранить то, что есть.

"Многие из бизнесменов именно сейчас начали задумываться, а не выйти ли им из бизнеса и получить за него что-нибудь определенное, уже заработанное, чем воевать с рынком и конкурентами в столь тяжелое время", - говорит он Корреспонденту.

 Преобладание предложения над спросом в свою очередь привело к снижению цен на покупку готового бизнеса, и некоторые компании за считанные месяцы подешевели в несколько раз.

 "Если раньше рынок был рынком продавцов, то теперь это рынок покупателя, - резюмирует эксперт. - Кризис повлиял прежде всего на расстановку сил и на стоимость сделок".

Кризисная уцененка

Основной причиной снижения цен на рынке готового бизнеса Остапенко считает остановку популярных кредитных программ, на иглу которых был плотно подсажен украинский бизнес.

"Большинство сделок по покупке бизнеса финансировалось не только за счет собственных, но и за счет заемных средств, с которыми сейчас дефицит", - поясняет он.

Невозможность привлечь кредитные средства на развитие (а значит, на увеличение капитализации) и привела к снижению цен сделок по покупке готового бизнеса. Именно поэтому, говорит эксперт, подешевели все компании независимо от того, насколько они были рентабельны до кризиса. В принципе, по словам Остапенко, любое предприятие, которое ранее стоило $ 200 млн, сейчас в лучшем случае стоит $ 100 млн.

 "Например, котировки акций девелоперской компании XXI век, вокруг которой циркулирует информация о тяжелом финансовом состоянии, существенно подешевели, но в то же время снизились котировки акций и более стабильной компании - крупнейшего производителя сахара Астарта, - иллюстрирует он свой тезис. - Это наглядно показывает, что кризис коснулся всех".

"Главным стимулом продать компанию в конце 2008 года стал именно кризис", - делает вывод Мусулега.

Он один из первых, кто начал торговать готовым бизнесом в независимой Украине. Его орбита отличается от сферы интересов мастодонтов рынка в первую очередь суммами сделок. В отличие от Сократа с его многомиллионными контрактами, Мусулега торгует предприятиями малого и, изредка, среднего бизнеса стоимостью в десятки тысяч долларов.

"Несмотря на то что сейчас на сайте висят лоты коньячного завода за $ 65 млн, отеля в Турции за $ 56 млн и торгового центра за $ 43 млн, чаще продаются именно мелкие производства, - говорит Мусулега. — Их и оформлять легче, и цена меньше".

Его хлеб - комиссионные, которые он получает за каждое проданное предприятие. На каждой сделке его компания зарабатывает до 10%, из них 3% от продавца и 7% - от покупателя. Наверное, поэтому он с удовольствием констатирует рекордные показатели, которые продемонстрировал рынок готового бизнеса в 2008 году.

Как и Остапенко, Мусулега уверен, что сегодня в Украине наступило время покупать. Некоторые предприятия сильно теряют в цене, и это существенно стимулирует рыночную активность, подчеркивает он.

 "Для кого-то война, а для кого-то мать родная, - резюмирует эксперт. - Кто-то вытащил из матраса кучу долларов и купил компанию по бросовой цене".

Причем эта бросовая цена может быть просто в пять раз ниже номинальной. "Например, кирпичный завод, который был выставлен за $ 3 млн, в итоге был продан за $ 500 тыс., - подводит черту Мусулега, - а парикмахерская, продававшаяся за $ 30 тыс., была продана за $ 6 тыс".

По словам Остапенко, стартовая цена компаний, выставленных на продажу, как правило, эквивалентна сумме, которую они способны принести своем владельцу за четыре-шесть лет.

Ничуть не дешевле уже опробованных в бою предприятий компании, которые были созданы специально на продажу. Они, по словам Мусулеги, ценны прежде всего своими лицензиями, сертификатами и прочими разрешительными документами.

"Так, например, несмотря на кризис, один из наших клиентов заканчивает переговоры о покупке международной транспортной компании, у которой были налажены международные маршруты сообщения, что очень ценится, так как их тяжело выбить в Минтрансе", - приводит пример Мусулега.

Также, по его словам, хорошо идут с молотка сервисы по продаже предоплаченной мобильной связи, точки дешевого общепита, предприятия, производящие продукты питания и товары первой необходимости.

Живой пример тому - продажа киевского лаунж-бара Ирис, директор которого - Наталья Стрижакова - планирует вложить полученный капитал в другой, очевидно, более стрессоустойчивый бизнес.

"В этот ресторан мы вложили очень много своих сил и надеемся, что продажа все окупит", - говорит Стрижакова Корреспонденту.

За трехзальный бар в киевском спальном районе Троещина Стрижакова и ее партнеры хотят ни много ни мало $ 800 тыс. Покупателей пока нет. Мусулега считает такую цену несколько завышенной и уверен, что время внесет свои коррективы.

 "В последние две недели все наши продавцы звонят и просят понизить стоимость компании", - говорит он.

На понижение стоимости, говорит Остапенко, играет и то, что в нынешней ситуации о перспективах развития предприятий речь не идет. Более того, в дальнейшем, уверены эксперты, к основной, "кризисной", причине продаж добавится еще одна - необходимость изыскания средств для поддержки основного бизнеса.

 "Ради этого собственники еще активнее будут стараться продать непрофильные активы", - резюмирует эксперт из Сократа.

Купить, чтобы выжить

Уцененные компании становятся легкой добычей не только для отечественных коллекционеров, но и для иностранных ястребов слияний и поглощений. Одним из первых свои права на посткризисный рынок активов заявил инвестфонд Horizon Capital, сконцентрировавший около $ 390 млн для покупки украинских предприятий, которые даже в нынешних условиях представляют собой лакомый кусок, и привлекаемый их недооцененностью.

По мнению участников рынка, Horizon Capital выбрал удачное время для инвестирования в украинские компании. "Кризис - действительно очень выгодное, но и очень рисковое время для покупки активов, - говорит директор аналитического департамента Dragon Capital Андрей Беспятов. - Если правильно просчитать все риски, то в период кризиса можно получить определенные преимущества". По словам эксперта, в Украине уже есть примеры продажи активов в банковском секторе по очень низким ценам - сначала Надра, Проминвестбанк, а теперь и Укрпромбанк.

"В то же время в сфере средних и крупных предприятий таких возможностей будет гораздо больше, - уверен Беспятов, - ведь их нынешняя стоимость намного ниже, чем до кризиса".

Но Horizon Capital, считают в Сократе, далеко не единственный фонд, который в этот сложный период рассматривает варианты инвестирования в экономику Украины путем скупки действующих фирм. "Уже в следующем году многие зарубежные инвестиционные фонды будут покупать на порядок подешевевшие украинские активы", - указывается в официальном релизе компании.

 Причем, по словам Остапенко, география заезжих варягов будет сильно зависеть от отрасли, к которой относится компания. Например, металлургические и химические предприятия, скорее всего, смогут купить именно иностранные инвесторы, владеющие достаточными капиталами и профильными активами в других странах.

Покупателями тут могут выступить либо те, кто является потребителем их продукции, либо международные трейдеры химической продукции, либо поставщики природного газа, соглашается с ним аналитик Беспятов.

И это логично, так как, по словам Остапенко, "у украинских же бизнесменов может просто не хватить средств на покупку металлургического или химического гиганта".

В том же, что такие сделки будут, никто не сомневается. "Если цены на природный газ существенно вырастут и к тому же спрос на химическую продукцию на мировом рынке не сможет восстановиться, то некоторые собственники химпредприятий, возможно, будут рассматривать вопросы продажи бизнеса", - прогнозирует Беспятов.

Также в условиях недоступности кредитных средств и ухудшения конъюнктуры внешних рынков (например фактический запрет на украинские трубы в России) больше всего пострадают экспортно ориентированные компании и отрасли, в которых потребление финансировалось в основном за счет заемных средств: классический пример - недвижимость, автомобили, продажа бытовой электроники. Инфраструктурные отрасли - производство и распределение электроэнергии, газа, транспорт - хотя и испытают некоторое снижение оборотов, но все же будут наиболее привлекательны.

"Это самые непотопляемые сегменты экономики, - уверяет Остапенко. - Без них даже во времена кризиса обойтись невозможно".

Эта статья  была опубликована в № 1 журнала Корреспондент от 17 января 2008 года.

СПЕЦТЕМА: Мировой кризис: в центре внимания - Евросоюз
ТЕГИ: компаниикризис
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях