Корреспондент: Секретные материалы

27 февраля 2009, 14:30
0
16
Корреспондент: Секретные материалы
Фото: Корреспондент
Сейчас в Украине зарождается целая индустрия экономической разведки

Падение рынков и обострение борьбы за клиента делает слежку за конкурентами все более востребованной.

"Главное держать дистанцию — 300 метров — и знать номер абонента, — говорит Корреспонденту замдиректора украинского офиса международной компании Секьюрикор Риск Дмитрий Костиков и показывает на монитор своего ноутбука. Через мгновенье загорается лампа записи, и из подсоединенного к ноутбуку блока GSM-ретранслятора отчетливо слышен телефонный диалог.

"Это, так сказать, трофейный аппарат, которым на заказ прослушивались несколько служебных линий одного из бизнес-центров, — поясняет Костиков. — Сейчас решается вопрос о возбуждении в отношении "слушателя" уголовного дела, и этот девайс станет там главным вещдоком".

По словам Костикова, это не первый и не последний случай заказного съема информации в кризисном 2009 году. По данным заместителя начальника Управления по защите информационных ресурсов Службы безопасности Украины Георгия Карпова, только в январе 2009 года ее оперативники изъяли три комплекса для прослушки мобильных телефонов общей стоимостью около 1,5 млн евро. Чекисты уверены, что с помощью этих комплексов прослушивались депутаты и бизнесмены.

Немногим позже с целым досье записанных разговоров и с системой GSM-прослушивания был задержан офицер Черноморского флота РФ. По некоторым данным, обнаруженные записи могли касаться бизнеса разгрузки и складских услуг в крымских портах, куда в последнее время активно инвестируют крупнейшие украинские компании.

Это, по словам Костикова, лишний раз доказывает, что сейчас в Украине зарождается целая индустрия экономической разведки. "Уже сейчас появление каждой новой компании, — уверен он, — сопровождается массой заказов по сбору корпоративной информации о конкурентах".

 "Сейчас, когда рынки сужаются и борьба за клиента обостряется, информация о планах конкурента становится чрезвычайно востребованной", — соглашается с коллегой директор агентства комплексной защиты Дельта М Вячеслав Голуб.

Он знает, о чем говорит, — в прошлом месяце сотрудникам его компании удалось вычислить и поймать бизнес-шпиона, который перед своим увольнением похитил и передал конкурентам всю наработанную его бывшей компанией клиентскую базу.

Последней же тенденцией стала активная вербовка агентов среди работников компании-конкурента. "Вычислить такого двойного агента чрезвычайно тяжело, поскольку корпоративную информацию продают те, у кого есть доступ к ней", — рассказывает Корреспонденту начальник службы охраны столичной IT-компании Александр Деревянко.

 "Если ты в бизнесе — значит на войне, — резюмирует член правления Ассоциации экономической безопасности Захар Чистяков, — и шпионы здесь настоящие".

Свои среди чужих

До каких бы высот ни доходил технический прогресс в области промышленного шпионажа, как и в старые добрые времена, в этой отрасли самыми главными остаются кадры, причем желательно в интересующей клиента компании. Сами представители индустрии шпионажа называют именно вербовку инсайдеров, а не прослушку или другой способ перехвата информации основным в своем ремесле.

 "Одно дело записать разговор непонятно с кем и потом догадываться, о чем идет речь, а совсем другое — воочию увидеть копии всех важных документов, которые может сделать свой человек в компании конкурента", — развивает мысль коллеги Костиков.

По словам генерального директора Агентства корпоративной безопасности Алексея Сака, конкурентами вербуются, как правило, сотрудники, имеющие доступ к внутренним финансовым документам. Такие агенты и сливают информацию за нескромный гонорар.

Впрочем, сам Сак как бывший старший оперуполномоченный СБУ знает, что завербовать агента в чужой компании можно не только за вознаграждение.

"Можно, например, насобирать компромат и под угрозой его обнародования заставить работать на конкурента", — говорит он.

В кризисное время, по словам Чистякова, особое внимание обращается на работников компании, которые недовольны условиями работы и перманентно подыскивают себе местечко потеплее.

"Для таких людей специально инсценируют собеседование с якобы щедрым работодателем, в ходе которого профессиональные рекрутеры вытягивают инсайдерскую информацию о его нынешнем месте работы, — поясняет Корреспонденту Чистяков. — Разумеется, после такого "собеседования" выигрывают только шпионы, которые получают необходимую информацию, а "соискатель" возвращается на прежнее место работы".

Но есть и исключения из правил, когда инсайдер действительно переходит на новую работу, передавая при этом ценные данные своему новому работодателю. С подобного случая начался 2009 год и для Голуба. "Сотрудник одного из крупных банков, перед тем как уволиться, выкрал клиентские базы данных и слил их своему новому работодателю", — рассказывает он Корреспонденту.

По его словам, потери компании увеличивались в геометрической прогрессии — клиенты без объяснений переходили на кредитное обслуживание в другой банк и долгое время никто не мог понять, почему происходит такой массовый отток.

"Пришлось прошерстить не один вариант съема, прежде чем заметили следы утечки", — вспоминает Голуб.

Похожий случай и у Костикова. По его словам, в начале года ему пришлось разбираться с утечкой инсайдерских данных из одной из столичных инвесткомпаний, которая активно торгует на ПФТС.

"Информацию о вероятности заключения тех или иных сделок конкурентам сливал достаточно успешный брокер, — говорит Костиков. — Его долгое время не могли поймать, поскольку он работал с положительным результатом". Прокололся инсайдер, продолжает эксперт, только когда за его компьютерной системой было установлено негласное наблюдение.

Также для получения закрытых бизнес-данных в Украине часто привлекаются коррумпированные сотрудники государственных органов. "Если идет заказ на закрытую информацию о компании, то ее можно вытащить и не заходя на предприятия, поскольку очень много информации находится в государственных органах регистрации — в Госкомиссии по ценным бумагам или в налоговой", — делится Сак. Несмотря на то что такие данные носят гриф закрытости, за взятку у чиновника их можно легко получить, уверен он.

Корреспонденту удалось пообщаться с одним из двойных агентов, который работая ведущим сотрудником одной из госкорпораций, уже длительное время обеспечивает информацией о грядущих изменениях на оптовом рынке электроэнергии частные компании, которые владеют частью украинских облэнерго. Нынешняя должность Игоря, как он попросил себя называть, позволяет мониторить не только профильные госорганы, которые тесно работают с его госкомпанией, но и отслеживать действия других участников рынка – непосредственных конкурентов его "работодателя".

Цена услуг Игоря, чья зарплата составляет 1700 грн., колеблется в пределах $20 тыс. за месячный "абонемент". Во время кризисного затишья, по его словам, снижение цены этой информации компенсируется растущим количеством заказов. Недостатка же в клиентах не существовало никогда.

"Зачастую новых клиентов приводят старые клиенты", - говорит он. По его словам, двигателем его ремесла являются коммерческие войны, которые стали одной из характерных отличий украинской экономики.    

Популярным источником для получения информации являются и сотрудники правоохранительных органов. "Заказчик договаривается со спецподразделением, которое после финансового стимулирования посылает в компанию запросы о предоставлении той или иной интересующей информации", объясняет Сак.

Точно таким же образом украинские спецподразделения МВД по заказу могут прослушивать и записывать разговоры между руководителями компании. Для этого, предостерегает Сак, конкурент собирает компромат, на основании которого спецподразделение заводит оперативно-разыскное дело. "А уже в рамках этого дела и проводится прослушка", — заключает Сак.

 "По результатам же экономической разведки, — говорит Деревянко, — принимаются самые серьезные решения". При этом особое внимание, по его словам, уделяется новостям о модернизации производства компании-конкурента, что может предупреждать о дальнейшем снижении себестоимости производимого товара, или же известиям о смене акционеров, что может свидетельствовать о подготовке к поглощению компании.

Мал золотник, да дорог

Существующий прайс на инсайдерскую информацию зависит от масштаба компании и ее доходности. Например, стоимость реестра акционеров предприятия, которым чаще всего интересуются рейдеры при захватах, по словам Сака, может колебаться от $ 5 тыс. до $ 1 млн.

Такие же документы, как клиентская база депозитов или выданных кредитов, в зависимости от масштаба банка может влететь конкуренту, по словам Голуба, в $ 50 тыс. "Именно эта информация была в свое время вытянута из [крупнейших кризисных банков, которые впоследствии были проданы]", — говорит он.

Отдельным пунктом бизнес-шпионажа стоят биржевые данные. Несмотря на то что на национальной фондовой бирже заработать достаточно проблематично, данные о готовящихся сделках по самым ликвидным акциям — так называемым голубым фишкам — стоят миллионы. "Особенно это было очевидно при позитивном тренде индекса, когда торговцами скупались растущие в цене акции отечественных меткомбинатов", — вспоминает Костиков.

Но дешевле всего, рассказывают эксперты, купить у сотрудников Нацбанка данные о движении денежных средств компании-конкурента, которая обойдется просто в копейки — от $ 800 до $1 тыс.

Подобные прайсы существуют в Государственной комиссии по ценным бумагам и Государственной налоговой администрации, куда стекаются и систематически обновляются все показатели по предприятиям. "Государственные органы, работники которых за свою работу получают копейки, — очень удобный источник получения информации", — говорит Чистяков.

В то же время прослушивание конкурентов остается в списке самых популярных способов быть в курсе чужих дел. "Сейчас, по нашим подсчетам, на рынке работает около десяти компаний, которые могут организовать прослушку мобильных терминалов конкурента", — предполагает Костиков.

По его словам, услуги прослушки могут стоить от $ 5 до $ 500 тыс. В стоимость также входит стенографическая расшифровка записей и аналитическая справка, где восстанавливается вся история звонков тому или иному собеседнику.

Расцвет шпионажа и использование с этой целью правоохранительных органов привели к появлению компаний, специализирующихся на защите бизнес-информации. Помимо традиционной работы с персоналом, когда каждый входящий тестируется на лояльность к сливу данных, в ходу у украинского бизнеса такие инновационные услуги, как, например, внеофисное хранение конфиденциальных документов. "Таким образом количество людей, имеющих доступ к коммерческой тайне, резко уменьшается, — говорит Сак.

Вместе с тем хранение документов может дать отсрочку для ответа на заказной запрос от милиции. "Можно сказать, что документы, которые вы запрашивали, у нашего адвоката, а сам адвокат уехал", — советует Чистяков.

В целом же, отмечают эксперты, Украина стоит на пороге проведения полномасштабных операций экономических разведок с многомиллионными бюджетами, которые стали уже привычным делом для таких крупных деловых центров, как Москва и Санкт-Петербург. Именно на так называемые специализированные юридические отделы в последнее время выделяется все больше и больше средств компаний.

"Победит тот, кто будет знать больше о своем конкуренте", — уверен Костиков. "Несмотря на кризис, рынок промышленного шпионажа в Украине становится прибыльным делом, на которое даже в условиях дефицита бюджета компании не жалеют средств", — оптимистично утверждает Костиков.

Эта статья опубликована в №7 журнала Корреспондент за 27 февраля 2009 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях