Корреспондент: Бьют БЮТ. Жаркий июль для бизнеса оппозиции

3 августа 2011, 13:36
0
51
Корреспондент: Бьют БЮТ. Жаркий июль для бизнеса оппозиции
Фото: АР
"Украина демонстрирует внешнему миру тревожное изображение своей страны"

Рейд правоохранителей на предприятия политиков вычищает оставшийся бизнес из рядов оппозиции, - пишет Александр Пасховер в №29 журнала Корреспондент от 29 июля 2011 года.

Июль для оппозиционного бизнеса выдался необычайно жарким. По офисам крупных предпринимателей от БЮТ прокатилась волна обысков и внеочередных проверок с большим шумом и маленьким мордобоем.

Широким фронтом спецслужбы прошлись по предприятиям последнего миллиардера оппозиции - Константина Жеваго, лидера харьковского отделения партии Батьківщина Арсена Авакова и руководителя молодежного крыла БЮТ Евгения Суслова.

Семья Сусловых, крупные аграрии из Киевской области, выдержав многочисленные визиты прокуратуры, СБУ, налоговой и даже откровенного криминала, вынуждены теперь продавать часть активов. В то время как силовики потрошили сейфы опальных бизнесменов, в Администрацию Президента пришло письмо, подписанное тремя представителями американских неправительственных организаций Freedom House и Atlantic Council Дэвидом Кремером, Дэймоном Уилсоном и Робертом Нуриком.

После обязательных дипломатических реверансов подписанты выразили обеспокоенность тотальным преследованием властью "главных политических оппонентов". "Длительные тревожные тенденции в Вашей стране ведут Украину к клептократии и авторитаризму, - говорится в письме, адресованном Виктору Януковичу. - Это чревато катастрофическими последствиями для страны. И это совсем не то, для чего Вас избрал народ".

Широким фронтом спецслужбы прошлись по предприятиям последнего миллиардера оппозиции -Константина Жеваго, лидера харьковского отделения партии Батьківщина Арсена Авакова и руководителя молодежного крыла БЮТ Евгения Суслова.

Подписанты зря старались. В эфире 5 Канала Анна Герман, замглавы АП сказала, что отвечать на это письмо нет смысла. "Мы уже не раз говорили, что в Украине нет политических преследований", - заявила Герман.

Парадокс: преследований нет, а преследуемых полно. Глеб Простаков, замдиректора аналитического центра Экспертный совет, решает этот сложный ребус с помощью простого объяснения.

"Необязательно, что чиновники получили прямое указание прессовать конкретное предприятие, - поясняет аналитик. - Как правило, это инициатива самих чиновников и силовиков, для которых оппозиционность бизнесмена - хорошее объяснение своей активности вышестоящему начальству. Сегодня никто не защищен, в том числе и миллиардер Жеваго".

Так это было

Понедельник - день тяжелый. А для 5 тыс. работников белоцерковского завода по производству шин Росава понедельник 11 июля оказался еще и днем зрелищным. Сотрудники СБУ неожиданно для всех захватили этаж, где располагаются службы финансовой дирекции.

Работа предприятия была парализована. Руслан Зозуля, почетный президент Росавы и по совместительству народный депутат от БЮТ, не понимает причин внезапного налета на предприятие, принадлежащее его коллеге по партии Жеваго.

"Применение силовых подразделений СБУ для следственных действий по экономическим делам выглядит нелепо и неадекватно, - реагирует топ-менеджер. - Мне интересно, во сколько обошлось госбюджету это шоу, и я буду это выяснять".

Но одной лишь Росавой спецслужбы не насытились. Обыск прошел в кабинетах банка Финансы и Кредит, в офисах АвтоКрАЗа, Кременчугского мясокомбината и даже футбольного клуба Ворскла. Связывает все эти предприятия одно - их собственником является Жеваго.

Обыск прошел в кабинетах банка Финансы и Кредит, в офисах АвтоКрАЗа, Кременчугского мясокомбината и даже футбольного клуба Ворскла

По словам мэра Кременчуга и президента Ворсклы Олега Бабаева, официальная причина тотальной проверки - обвинение футбольного клуба в нецелевом использовании средств спонсоров. К слову, все спонсоры, как и сама команда, тоже принадлежат Жеваго.

Корреспондент направил письмо в СБУ с просьбой объяснить целесообразность штурма полтавских, киевских и белоцерковских компаний. В ответ тишина. "Это очень похоже на самоуправство отдельных чиновников силовых ведомств", - говорит Зозуля.

Подобного мнения придерживается однопартиец полтавского бизнесмена, крупный акционер компании Инвестор Аваков. В первой половине июля он тоже пережил государственный налет.

Бойцы Беркута и Сокола взяли в осаду четырехэтажное здание. С десяти утра до трех ночи они удерживали всех, кто попался в сети, например, сотрудников фирм, размещенных в деловом центре, а также бригаду монтажников, приехавших ремонтировать кондиционер. Пока правоохранители искали документы, компрометирующие компанию Авакова, случайным заложникам запретили пользоваться мобильной связью и компьютерами.

Пока правоохранители искали документы, компрометирующие компанию Авакова, случайным заложникам запретили пользоваться мобильной связью и компьютерами

"Все эти тотальные проверки, маски-шоу и прочие показательные выступления правоохранительных органов в отношении людей и компаний, так или иначе связанных со мной, на самом деле направлены на оппозицию нынешней власти в Харькове и Харьковской области", - уверен Аваков.

Для предпринимательской семьи нардепа от оппозиции Суслова "наезд" прошел менее ярко, но более содержательно. К нему домой, в Киевскую область, приехали незваные гости, избили охранника и, по словам Ивана Суслова, отца парламентария и крупного местного фермера, сказали буквально следующее: "Вы нас скоро узнаете. Будет здесь скоро новый хозяин".

Автора этого манифеста найти нетрудно, поскольку Сусловы успели записать номера машин, на которых примчались визитеры. Нардеп даже обратился в милицию, чтобы там расследовали инцидент. Но пока госпитализированный охранник большого сочувствия у правоохранителей не вызвал.

Кроме полукриминальных налетов Сусловы практически в бесперебойном режиме встречают проверки изо всех контролирующих, инспектирующих и карающих органов власти. "Каждый месяц проверки, - говорит 30-летний оппозиционер. - Одна выезжает, другая приезжает, налоговая, прокуратура, СБУ. Мы понимаем, что уже не дадут работать".

Каждый месяц проверки, - говорит 30-летний оппозиционер. - Одна выезжает,другая приезжает, налоговая, прокуратура, СБУ. Мы понимаем, что уже не дадут работать

Несговорчивые фермеры избавляются от активов - продали сахарный завод, отказались от аренды 7 тыс. га пашни. Сусловы пытаются сохранить землю, на которой в начале 2000-х построили детский дом и родовое имение с мини-парком и мини-электростанцией.

Местная прокуратура через суды оспаривает законность продажи семье Сусловых в 1998 году здания в селе Буки, где и размещен приют. Нардеп уже дважды обращался в Генпрокуратуру, чтобы высшая власть остановила чиновничий произвол. Реакции нет.

"Я не прошу меня не проверять, я прошу не нарушать законы и Конституцию, - поясняет Суслов. - Если взять по Букам, то давайте сравним с Межигорьем. У меня нет там [в Буках] забора, туда приходят люди, которые просто хотят погулять".

Милости просят

Цена, которую оппозиция платит за нелояльность к власти, для украинской действительности - стандартная монета. На такую мысль Корреспондент натолкнула Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации. Сплетение бизнеса и политики в такой стране, как Украина, при смене власти неминуемо грозит проигравшим беспощадной вендеттой.

"Мировая практика показывает, - говорит Деревянко, - разделение бизнеса и власти необходимо для того, чтобы, с одной стороны, избежать влияния отдельных частных структур на формирование общеполитического курса государства, с другой - обезопасить активы компаний и сделать их независимыми от смены политического курса".

Владимир Фесенко, председатель правления Центра прикладных политических исследований Пента, утверждает, что для западного общественного мнения понятие "оппозиционный бизнес" - нонсенс.

Сплетение бизнеса и политики в такой стране, как Украина, при смене власти неминуемо грозит проигравшим беспощадной вендеттой

"Бизнес в цивилизованном обществе должен быть вне власти и в политике может принимать только опосредованное участие, - уточняет политолог. - Если народный депутат, даже оппозиционный, является действующим бизнесменом, то для западных наблюдателей это еще одно подтверждение архаичности и коррупционности украинской политики".

Отечественный деловой этикет все еще сильно отличается от принятого в западном мире. Со сменой власти в Украине происходит великое переселение политиков из лагеря аутсайдеров в команду победителей. За полтора года правления Партии регионов тонущую фракцию БЮТ покинули более десятка крупных бизнесменов, часть из них уже во власти. Сработал инстинкт самосохранения.

В неофициальной беседе Суслову-младшему его оппоненты дали ту же подсказку, как выйти из тупика. "Переходи в провластный лагерь, и тогда все закончится", - передает бютовец суть беседы.

"То, что мы сегодня видим [в Украине], определяет ее как клановое общество, - говорит Питер Дикинсон, британский журналист, работающий в Украине генпродюсером англоязычного телеканала Jewish News One. - Украина демонстрирует внешнему миру тревожное изображение своей страны - смущенные сами собой и склонные к хронической нестабильности".

Бизнес в цивилизованном обществе должен быть вне власти и в политике может принимать только опосредованное участие

Простаков предлагает шире посмотреть на проблему взаимоотношений власти и бизнеса. По его наблюдениям, тотальное запугивание предпринимателей вышло за рамки политических пристрастий. Теперь беспощадно бьют всех, невзирая на цвет партбилета.

"В некоторых регионах действуют настоящие чиновничьи ОПГ [организованные преступные группировки], в их составе - налоговики, прокуроры, милиция, - рассказывает эксперт. - Обращения в милицию бесполезны, если у бизнеса претензии к самой милиции, налоговикам или прокуратуре. Единственный выход - публичность процесса защиты".

При этом Простаков уточняет, что информационный шум, открытые воззвания, обращения к зарубежным послам могут оказаться эффективными, если факты давления подкреплены документально. Внешнее давление способно заставить авторитарную власть ослабить давление, а то и вовсе прекратить произвол.

"У мене на это одна надежда. Я постоянно общаюсь с послами, - говорит Суслов. - Нервы уже сдают, и здоровье тоже".

Внешнее давление способно заставить авторитарную власть ослабить давление, а то и вовсе прекратить произвол

В конце беседы молодой нардеп сказал, что не питает больших иллюзий и на всякий случай готовится к худшему. Ведь осенью начнется избирательная кампания перед выборами в парламент, и тогда, ожидает бютовец, с новой силой возобновятся визиты людей в масках, мантиях, мундирах.

"Если они [прокуратура, милиция, суды] пойдут на незаконное решение, я их предупреждал: будет инцидент, - не на шутку злится Суслов. - Для простого предпринимателя, который заработал свои деньги, и у него забирают последнюю курицу, то ему за вилы взяться не проблема. Я сказал, что буду защищать свою семью, свое имущество".

***

Этот материал опубликован в №29 журнала Корреспондент от 29 июля2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент запрещена.

ТЕГИ: рейдерствоБЮТОппозицияжурнал КорреспондентЖевагопредприниматели
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях