Корреспондент: Крылья советов. Во что превратились советские авианосцы - архив

20 сентября 2012, 09:22
0
327
Корреспондент: Крылья советов. Во что превратились советские авианосцы - архив
Фото: Из личного архива Валерия Бабича
Николаевский Черноморский судостроительный завод

Советские авианосцы, которые строились исключительно в Николаеве, должны были стать грозным оружием, но превратились в музеи, плавучие казино или груды металлолома, - пишет Дмитрий Громов в рубрике Архив в № 36 журнала Корреспондент от 14 сентября 2012 года.

Ранним утром 14 июня 2000 года из бухты Николаева в последний раз вышел советский авианосец - судно с символическим названием Варяг. По иронии судьбы этот гигант отправился в те места, где в 1904 году во время неравного боя в Желтом море с японцами русские моряки затопили его тезку - легендарный крейсер.

Авианосец распавшейся сверхдержавы продали Китаю за $ 20 млн. Для корабля такого класса сумма смехотворная - в среднем подобное судно на мировом рынке стоит от $ 2-3 млрд. Однако другого выхода не было: Варяг был готов лишь на 70 %, и ни Украина, ни Россия не нашли денег для завершения работ. Теперь он служит в Поднебесной тренировочным кораблем.

Варяг должен был стать одним из семи авианесущих крейсеров, которые Кремль собирался противопоставить западному миру. Все эти корабли строил Черноморский судостроительный завод (ЧСЗ) в Николаеве - единственное предприятие в Союзе, которому было по силам реализовать подобный проект. Крейсерами Кремль называл эти корабли лишь затем, чтобы они могли выходить из Черного моря через проливы Босфор и Дарданеллы, которые по международной конвенции являются закрытой зоной для авианосцев. Кроме того, советские авианесущие суда, в отличие от западных аналогов, кроме самолетов несли еще и мощное противокорабельное ракетное вооружение, что сближало их с крейсерами.

“Варяг не просто гора железа. Это высокие технологии, относящиеся к разряду уникальных”, - рассказывает Валерий Бабич, который с 1979-го по 1990-й был на ЧСЗ начальником конструкторского бюро по авианесущим кораблям.

Все эти корабли строил Черноморский судостроительный завод (ЧСЗ) в Николаеве - единственное предприятие в Союзе, которому было по силам реализовать подобный проект.

Всего четыре страны - США, Франция, Великобритания и СССР - могли строить корабли подобного класса. Причем если первые три государства развивали свои морские авиасилы с периода между Первой и Второй мировыми войнами, то СССР бросился вдогонку лишь в начале 1970-х.

Во время холодной войны огромные авианосцы (самый большой из них - американский Enterprise - имеет длину 342 м) стали морским символом глобального противостояния социализма и капитализма. Однако история этого типа судов в СССР оказалась короткой: сегодня службу продолжает лишь авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов, входящий в состав Северного флота России. Остальные шесть либо списали и продали, либо не достроили и тоже продали.

Авианосная история

Впервые идею строительства авианесущих крейсеров в СССР еще в 1939 году озвучил шеф ВМФ адмирал Николай Кузнецов. На 1940-1950-е запланировали построить четыре корабля, и в Ленинграде начали их проектировать.

В 1941 году, когда началась война, идею заморозили. А после 1945-го советское командование решило, что флоту нужны крейсеры и линкоры.

С приходом к власти Никиты Хрущева, нового руководителя СССР, при котором холодная война с США стала слишком горячей и дело едва не дошло до ядерного оружия, ситуация не изменилась. Кремль сделал ставку на баллистические ракеты и подводные лодки. И в этом Союз добился значительных успехов. Но, как оказалось, в тот момент нужно было иное оружие.

В Москве авианосцы рассматривали как средство агрессивной политики империалистов, которое из-за своей неповоротливости будет уничтожено в первые же часы глобального конфликта.

По словам Бабича, в Москве авианосцы рассматривали как средство агрессивной политики империалистов, которое из-за своей неповоротливости будет уничтожено в первые же часы глобального конфликта.

“У нас же была оборонительная доктрина. Мы не готовились к локальным войнам в различных частях земного шара, а время показало, что вся вторая половина ХХ века прошла в непрерывных локальных конфликтах”, - напоминает эксперт. В таких мини-войнах Пентагон благодаря авианосцам получил преимущество.

По словам Нормана Полмара, американского историка авиации и флота, способность ВМС США быстро доставить в любую точку мира 60-70 самолетов, для которых не надо было запрашивать разрешение на пролет над территорией других стран и не требовались наземные аэродромы (а значит, и союзники), дали Вашингтону отличное оружие.

“Мы применяли его много раз в поддержку американской внешней политики”, - говорит историк.

Ценить авианосцы американцев научила императорская Япония еще в ноябре 1941 года, когда одним мощным авиаударом японский флот разгромил базу США в Перл-Харборе.

В кильватере врага

Лишь в первой половине 1970-х Советский Союз решил пойти по пути американцев. К тому времени США имели самый сильный авианосный флот в мире - 15 мощнейших ударных авианосцев, из которых три были атомными. Все вместе они несли в своих чревах более 1 тыс. самолетов.

Концепция кораблей под звездно-полосатым флагом была классической: на них развертывались специальные палубные истребители, разведывательные противолодочные и прочие крылатые машины. Но по сути это были почти обычные самолеты, которые взлетали с разгона. Сократить разбег им помогали специальные паровые катапульты, захватывающие переднее шасси. При посадке же их дополнительно тормозили фалы, натянутые поперек палубы, за которые самолеты цеплялись крюками-аэрофинишерами.

В 1970-1980-е годы под Яки построили четыре корабля - Киев, Минск, Новороссийск и Адмирал Горшков.

Советский флот поначалу пошел иным путем: роль палубной авиации отвели самолетам вертикального взлета Як-38, появившимся в СССР в  1970-х. Для них не нужна была длинная взлетно-посадочная полоса, соответственно, и само судно-носитель можно было сделать относительно компактным. Тогдашний советский генсек Леонид Брежнев считал Як-38 гордостью вооруженных сил.

И вот в 1970-1980-е годы под Яки построили четыре корабля - Киев, Минск, Новороссийск и Адмирал Горшков. Уже после их спуска на воду выяснилось, что Як-38 не может быть достойным соперником американской палубной авиации. Советская машина была менее маневренной, на ее вертикальный взлет и посадку уходило слишком много топлива, что ограничивало радиус действия и сокращало боевую нагрузку.

“Появление кораблей типа Киева американцы встретили высокомерно, считая, что это не корабль, а неизвестно что”, - рассказывает Аркадий Морин, российский историк судостроения и флота. По его словам, во время тренировочных полетов американские Фантомы - палубные истребители McDonnell FH-1 Phantom - даже имитируя атаку на советские корабли, старались не летать вблизи от неповоротливых и сложных в управлении Яков, опасаясь случайных столкновений. И страхи пилотов дядюшки Сэма были ненапрасными: 15% всех построенных Як-38, рассказывает Морин, разбились за время несения службы.

И все же авианосцы под красными флагами, выходя в Средиземное море, держали марку.

“Мы старались не быть мальчиками для битья, - рассказывает Виктор Блытов, командир боевых частей нескольких авианосцев. - И днем и ночью шли полеты вертолетов, выставляли буи, искали подводные лодки супостата, находившиеся в стартовых позициях [для ядерного удара по территории СССР]”. Как вспоминает морской офицер, каждая обнаруженная субмарина противника приводила советские экипажи в восторг.

Во время тренировочных полетов американские Фантомы - палубные истребители McDonnell FH-1 Phantom - даже имитируя атаку на советские корабли, старались не летать вблизи от неповоротливых и сложных в управлении Яков, опасаясь случайных столкновений

Подобные походы, по словам очевидцев, всегда были игрой на нервах. В средиземноморских водах корабли из Союза встречал мощный Шестой флот США и суда стран - участниц НАТО. Потенциальный противник сопровождал “русских”. При этом советская, американская и французская палубная авиация подлетала к кораблям друг друга. Пилоты и моряки махали руками, писали приветственные надписи. Летчики не забывали активно фотографировать суда противника. Случалось даже, что самолеты разных держав отрабатывали атаки на вражеские авианосцы - никто этому не препятствовал.

“Над кораблями стоит сплошной рев турбин пикирующих на нас американских истребителей вперемешку с нашими Як-38, - вспоминает об этом Бабич в своей книге Город Святого Николая и его авианосцы. - Создавалось впечатление, что в воздухе разворачивается настоящее сражение. Достаточно было нажать кнопку Пуск зенитного ракетного комплекса Кинжал, и от атакующих самолетов не осталось бы следа. Хрупкое равновесие держалось на нервах и выдержке. Очень опасная ситуация". 

А Блытов вспоминает остроумный способ дезинформации противника, который они придумали с сослуживцами в средиземноморском походе. “Сразу после посадки самолеты опускали в ангар, где специальная бригада тут же им маркировала новые бортовые номера, и они поднимались и взлетали вновь, - рассказывает он. - В американском журнале The Providence Journal позднее я прочитал, что наш Киев вооружен 60 самолетами [фактически их было 18]”.

Мощный ответ

Видя недостатки своих кораблей, командование советского флота задумалось об альтернативе “яконосцам”. Ею мог стать лишь классический истребитель на классическом авианосце. При этом у новых судов решили сохранить мощные противокорабельные ракетные комплексы, которые были сильной стороной первых четырех авианосцев ВМФ СССР. Их ракеты имели радиус действия до 500 км и могли, по словам Бабича, нести даже ядерные заряды.

Первенцем среди новых судов стал авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов. Его спустили на воду в 1985 году, а в состав флота он вошел шестью годами позднее.

Изначально корабль задумывали как аналог американского атомного авианосца Enterprise, но со временем финансирование строительства сократили. Поэтому на Адмирале поставили обычные (не атомные) двигатели, а водоизмещение уменьшили вдвое, до 50-60 тыс. т.

Первенцем среди новых судов стал авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов. Его спустили на воду в 1985 году, а в состав флота он вошел шестью годами позднее.

Вместо паровых катапульт, которые использовал заокеанский образец, Кузнецов получил “трамплин” - носовую оконечность палубы приподняли вверх. Этого хватило для того, чтобы с корабля самостоятельно взлетали палубные истребители класса МиГ-29к и Су-33, превосходившие американские аналоги.

Кузя, как ласково называли Кузнецова моряки, даже в уменьшенном в сравнении с первоначальным проектом виде - его длина составила “всего” 306 м - поражал воображение. Он был высотой с 22-этажный дом, а экипаж гиганта насчитывал почти 2 тыс. чел. Коридоры внутри корабля протянулись на 20 км. Из-за циклопических размеров некоторые из рядовых членов экипажа могли ни разу не встретиться друг с другом за время своей срочной службы.

Пространства и людей было так много, что самое первое построение экипажа, вспоминает Виктор Ярыгин, командовавший крейсером в начале его жизненного пути, растянулось на два часа: несколько матросов заблудились в недрах Кузи. Тогда, в январе 1991 года, мало кто мог предположить, что очень скоро судьба корабля резко изменится.

Разгром флота

31 ноября 1991-го, ровно в полночь, накануне референдума о независимости Украины Адмирал Кузнецов снялся с якоря в Севастополе и покинул украинские воды, направляясь в район базирования Северного флота.

Не дожидаясь, пока УССР станет отдельным государством, командование корабля решило присягнуть на верность России. “И когда президент Украины [Леонид Кравчук] объявил что все, что находится на территории Украины, - его [принадлежит Украине], мы уже были не его, а российские”, - рассказывает Ярыгин. Сегодня Кузнецов - единственный авианосец РФ.

На момент распада СССР на стапелях николаевского завода стояли еще два недостроенных корабля - авианесущий крейсер Варяг и первый советский атомный авианосец Ульяновск. Оба достались Украине, но войти в состав ее ВМС так и не смогли.

Не дожидаясь, пока УССР станет отдельным государством, командование корабля решило присягнуть на верность России

“Финансирование Варяга и Ульяновска на момент распада Союза было равно нулю”, - вспоминает Бабич. Чтобы достроить корабли, нужно было совершить невозможное - запустить всю остановившуюся в те годы промышленность. Официальный Киев решил продать недоделки Москве.

Как рассказал адмирал Валентин Селиванов, начальник генштаба ВМФ РФ, в 1992 году на саммите украинского и российского премьер-министров обсуждалась судьба кораблей. Тогда глава украинского правительства Леонид Кучма предложил своему российскому коллеге Виктору Черномырдину выкупить авианосцы.

“Черномырдин меня спросил, нужен ли нам Варяг, - вспоминает Селиванов. - Я говорю, конечно же, нужен. А он мне отвечает: “Да вам что ни спроси, все вам нужно. Денег нет. Обойдетесь!”.

Денег не было и у киевской власти, которая не могла оплатить не то что достройку, но даже распилку кораблей на лом. Авианосцы ржавели, а их уникальное оборудование растаскивали. “Варяг за короткое время был варварски распотрошен и превращен в груду металлолома массой около 40 тыс. т”, - рассказывает Бабич.

В итоге в 1999 году Фонд госимущества Украины продал корабль Китаю. Через год Варяг покинул николаевскую верфь и к 2002-му был доставлен буксиром к берегам Поднебесной. Сегодня бывшая гордость флота служит учебным судном и прототипом для строительства китайских авианосцев.

Варяг за короткое время был варварски распотрошен и превращен в груду металлолома массой около 40 тыс. т

Похожая судьба постигла большинство прочих авианесущих детищ николаевских судостроителей. Россия не смогла содержать четыре крейсера - Киев, Минск, Новороссийск и Адмирал Горшков, которые перешли ей после распада Союза. Поэтому первые два судна Москва продала Китаю, а Новороссийск - Южной Корее. Киев и Минск переоборудовали в гостинично-развлекательные центры и музеи, рассказывающие об истории советских авианосцев. Их собрат Адмирал Горшков прослужил РФ до 2004 года, после чего его списали и продали Индии.

Самая печальная участь постигла последнего из могикан - недостроенный на 30% Ульяновск. Корабль с рекордным для советского военного флота водоизмещением 73,4 тыс. т должен был стать первым в СССР атомным авианосцем со всеми классическими атрибутами. Но оказался не нужен ни России, ни Украине.

Его пытались продать иностранным компаниям хотя бы по $ 170 за 1 т металла - чуть дороже, чем цена лома. Но покупателей не нашлось. В итоге Ульяновск распилили на части, которые долго хранились на ЧСЗ. Постепенно все эти куски растащили.

“Так гигантский корпус нашего атомного первенца, возвышавшийся на стапеле как олицетворение технологических достижений великой державы и Черноморского завода, превратился в ничто”, - заключает Бабич.

***

Этот материал опубликован в №36 журнала Корреспондент от 14 сентября 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентСССРхолодная войнафлотАрхив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях