Корреспондент: Угольная дыра. Почему украинский уголь приносит убытки казне и доходы частным лицам

8 октября 2012, 10:02
1
1007
Корреспондент: Угольная дыра. Почему украинский уголь приносит убытки казне и доходы частным лицам
Фото: Корреспондент
Шахтеры стали разменной монетой госполитики

Украинский уголь, даже если он добыт на государственных шахтах, всегда приносит многомиллиардные убытки казне и доход частным высокопоставленным лицам, - пишет Ирина Соломко в № 39 журнала Корреспондент от 5 октября 2012 года

Хотите без труда определять, кому принадлежит любая украинская шахта? Нет проблем, уверяет Сергей Гайда, аналитик инвесткомпании Dragon Capital. Если она прибыльна, то наверняка находится в частной собственности или взята в концессию. Если же владелец - государство, то шахта, скорее всего, убыточна. Этот метод оценки можно применять практически ко всем 153 действующим в стране шахтам, из которых треть - 47 объектов - пребывает в руках крупного капитала.

Слова аналитика подтверждают официальные данные о том, что 80 % угледобывающих предприятий, управляемых государством, не покрывают собственных расходов. При этом они обирают казну, ежегодно получая десятки миллиардов гривен дотаций на поддержание своей работоспособности.

Директорам госшахт выгодно декларировать убыточность ради бюджетных вливаний.

Власти идут на фантастические расходы, чтобы поддержать стабильность угледобывающих регионов и успокоить местный электорат. Но подобные взаимоотношения развратили отрасль: по мнению экспертов, директорам госшахт выгодно декларировать убыточность ради бюджетных вливаний.

Возможность распоряжаться дотациями привлекает к госшахтам и бизнес, который действует через “своих” директоров. По словам Михаила Волынца, нардепа-бютовца и лидера Независимого профсоюза горняков, в этом секторе имеют интересы ключевые представители власти - Александр Янукович, сын Президента, Александр Ефремов, глава фракции ПР в Раде, и регионал Юрий Иванющенко.

Избавить казну от пассива в виде госшахт должна тотальная приватизация, которую Министерство энергетики и угольной промышленности запланировало начать со следующего года. Но аналитики не верят, что подземные активы разлетятся, как горячие пирожки. Новых хозяев найдут лишь те предприятия, на которые уже сегодня положил глаз бизнес. “Большие куски лакомого пирога со вкусом угля уже съедены крупными холдингами”, - убежден Гайда.

Две стороны угля

Во время поездки на шахты востока Украины Корреспондент убедился, что не все шахтеры одинаково черны. И условия, в которых они работают под землей, необязательно должны быть реальным воплощением фильма-катастрофы.

Например, Сергей Баранов, электрослесарь на шахте Красноармейская-Западная № 1, расположенной в Донецкой области, выглядит ухоженным и счастливым. Человек, уже 14 лет спускающийся в забой, рассказал, что на Донбассе есть умирающие шахты, а есть престижные. Его нынешнее место работы - из категории последних.

Красноармейская-Западная № 1 принадлежит компании бизнесмена Виктора Нусенкиса и добывает коксующийся уголь, используемый в металлургии. Устроиться сюда непросто, сам Баранов ездит на смену в Красноармейск за 250 км, из Луганска. Но оно того стоит.

Зарплата вбелую -на банковскую карту, ее минимальный размер для горнорабочего очистного забоя -12 тыс. грн., может доходить и до 25 тыс., если шахтер перевыполняет план добычи

Баранов перечисляет бонусы от работы здесь: зарплата вбелую - на банковскую карту, ее минимальный размер для горнорабочего очистного забоя - 12 тыс. грн., может доходить и до 25 тыс., если шахтер перевыполняет план добычи. На шахте установлено современное оборудование, работает приличная техника. По словам Баранова, фактически у всех работников в домах пластиковые окна, кондиционеры, многие без труда получают и обслуживают автокредиты.

“Чудеса” слесарь объясняет тем, что шахта находится в частных руках. Будь она государственной, все смотрелось бы иначе: ветхие здания, старая техника, опасная работа, полунищие горняки. Островком благополучия выглядела бы только автостоянка под шахтоуправлением: Баранов уверяет, что госменеджеры себя никогда не обижают, покупая исключительно дорогие автомобили.

Для Волынца взгляды рабочего на отрасль понятны: мол, частные шахты почти всегда благополучны. Нардеп объясняет феномен тем, что приватизированы лучшие предприятия. Они дополняют прочие активы своих собственников миллиардера Рината Ахметова, Нусенкиса и других бизнесменов, поставляя сырье на их предприятия - энергогенерирующим компаниям или производителям метизделий. В итоге они показывают приличную рентабельность - на шахтах, управляемых ДТЭК Ахметова, этот показатель, по словам Гайды, достигает 20-25%.

В собственности же государства остаются, как правило, добывающие предприятия, себестоимость добычи угля на которых выше цены, по которой его закупает монополист - госпредприятие Вугілля України. В этом Корреспондент убеждали в Минэнергетики, настаивая, что четыре из пяти госшахт убыточны. Подтвердить эти выводы конкретными цифрами в ведомстве не захотели.

В собственности же государства остаются, как правило, добывающие предприятия, себестоимость добычи угля на которых выше цены, по которой его закупает монополист - госпредприятие Вугілля України

Пример некоторых угледобывающих объединений показывает: причина их бед может крыться не только в высокой стоимости добычи, но и в неэффективном управлении. И, по наблюдениям Дмитрия Марунича, директора Института энергетических исследований, стоит им только попасть под опеку частного капитала, как себестоимость продукции снижается, а рентабельность растет на глазах.

Так произошло с шахтой Должанская-Капитальная, расположенной в Свердловске, что на востоке Луганской области. Как только объединение Свердловантрацит, куда она входит, в конце 2011-го взял у государства в концессию на 49 лет ДТЭК, на шахте, по словам ее замдиректора Романа Бояринцева, появилось новое оборудование. В частности, современный монорельс с дизельными поездами, перевозящими людей, оборудование и прочие грузы.

Правда, не все госшахты могут с помощью частных инвесторов превратиться из Золушек в принцесс. Поэтому, по словам Волынца, отрасль требует кардинальной модернизации, включающей не только оптимизацию управления, но и закрытие отработанных объектов. Вместо этого официальный Киев годами консервирует ситуацию, используя суммы с девятью нолями.

Золотоносные недра

Люди, знакомые с порядками в отрасли, называют госшахты черной дырой. Для нелестного термина есть все основания.

По словам Марунича, только за четыре года - с 2007-го по 2011-й - в виде инвестиций в основной капитал они съели 3,6 млрд грн. Помимо этого, еще почти столько же ушло на техническое переоснащение углеи торфодобывающих госпредприятий.

Дальше - больше. В прошлом году из бюджета горнякам выделили 10,5 млрд грн., а в нынешнем и того больше, 11 млрд.

Деньги, по словам Волынца, не меняют ситуацию, зато помогают властям погасить очаги социального напряжения на Донбассе - в самом густонаселенном регионе страны, являющемся ко всему электоральной базой Президента и его команды.

Эксперты говорят, что дотации играют на руку не только властям, но и угольным генералам - руководству шахт и бизнесменам, связанным с ним.

В прошлом году из бюджета горнякам выделили10,5 млрд грн., а в нынешнем и того больше, 11 млрд.

По словам Павла Петренко, руководителя юрдепартамента Центрального избирательного штаба объединенной оппозиции, изучавшего проблему, в стране никто не контролирует количество добытого угля. Лишь руководство каждой отдельной шахты может знать, сколько тонн поднято из забоев. В результате часть угля декларируют и продают Вугіллю України, а часть втихую реализуют частным компаниям по заниженным ценам.

Аналитики уверяют, что на подобные шаги руководство шахт толкает собственная алчность. “Серый” рынок угля формируют и порядки, практикующиеся в этой сфере. Вугілля України порой занижает закупочные цены с целью сделать госуголь более привлекательным для теплоэлектростанций (ТЭС) и теплоэлектроцентралей (ТЭЦ), вынужденных его покупать.

Главный бонус шахт, управляемых чиновниками, не игры с объемом добычи, а дотации. Волынец приводит пример того, как в прошлом году потратили 1,2 млрд грн., выделенных Киевом на закупку горного оборудования. Средства поступили в самом конце декабря, за несколько дней до крайнего срока, в который руководство шахт могло их освоить.

По закону директора должны были провести тендеры на закупку, но по срокам просто не успевали это сделать. Пришлось проводить все второпях и закупать оборудование по вдвое завышенным ценам. “Директора шахт говорили мне, что на них давят, в том числе и местные власти, диктуя, у кого покупать оборудование, и требуя откаты. К сожалению, многие пошли на такое преступление и закупали технику, отдавая при этом 50% отката”, - утверждает Волынец.

Заработать на дотациях можно и без грязных схем. Достаточно получать договоры на поставку оборудования госшахтам. На Донбассе есть ряд структур, преуспевших в этом. Например, гособъединение Луганскуголь по результатам тендеров заключило несколько договоров со структурами, которые, по словам Волынца, связаны с семьей лидера парламентских регионалов Ефремова. Для бютовца, который считает, что Ефремов через гендиректора контролирует Луганскуголь, данные контракты на общую сумму 165 млн грн. - повод говорить о предопределенности результатов тендеров.

Часть угля декларируют и продают Вугіллю України, а часть втихую реализуют частным компаниям по заниженным ценам.

Корреспондент обратился в пресс-службу Ефремова за комментариями по этому вопросу, но, несмотря на заверения, что нардеп озвучит свою точку зрения, ответа не последовало. Сам Ефремов не брал трубку своего мобильного.

Бюджетные вливания привлекли, по информации Волынца, даже старшего сына Президента: мол, еще в середине 2010-го он фактически взял под контроль Донбасский расчетно-финансовый центр (ДРФЦ), который арендовал несколько обогатительных фабрик.

Через них Янукович-сын смог влиять на руководителей гособъединений Макеевуголь, Селидовуголь, Торезантрацит и Шахтерскантрацит, поставляющих фабрикам уголь. Из-за этого, уверен депутат-бютовец, в 2011 году ДРФЦ выиграл ряд тендеров на обогащение угля, добытого этими объединениями. Кроме того, центр стал поставлять госшахтам, входящим в вышеперечисленные структуры, товары и услуги для их модернизации.

В середине лета ДРФЦ был ликвидирован, но фабрики, которые ему принадлежали, продолжают свою работу. Эксперты предполагают, что будет изменено юрлицо, но не структура этой организации.

Наталья Бойко, пресс-секретарь сына Президента, отвечая на вопрос Корреспондента об угольных интересах Александра Януковича, заявила, что комментировать сплетни “экспертов” - дело неблагодарное.

Тьма в конце тоннеля

Следующий год обещает стать революционным для отрасли: Министерство энергетики и угольной промышленности планирует с 2013-го начать тотальную распродажу госшахт.

Приватизация, как говорится в комментарии ведомства, предполагает, что убыточные шахты выставят на торги за 1 грн., а покупатели будут соревноваться в обещаниях, кто вложит больше средств в развитие лота. Прибыльные же предприятия продадут на обычных аукционах.

Стоимость всех этих активов определят без учета промышленных запасов ископаемых, а ведь в них, по словам аналитиков, и заключается главная ценность подобных объектов. В итоге цена шахты с большими запасами угля, но не модернизированным оборудованием, будет ниже, чем у неплохо укомплектованной, но с выработанными запасами.

Убыточные шахты выставят на торги за 1 грн., а покупатели будут соревноваться в обещаниях, кто вложит больше средств в развитие лота

Такой метод оценки привел Волынца к мысли, что приватизация поспособствует перераспределению наиболее лакомых объектов в пользу бизнес-групп, уже сегодня представленных на рынке. Они по минимальным расценкам получат не только шахты, но и уголь, который там можно добыть.

“В будущем запасы угля будут востребованы. Тех, кто за гривню заберет шахты, интересуют именно они”, - уверен нардеп.

В Минэнергетики считают иначе. Там ратуют за пополнение бюджета, нормализацию дел в отрасли и надеются привлечь внешних инвесторов. Как сообщили Корреспонденту в ведомстве, к ним уже обратились четыре иностранные компании, которые хотят взять ряд шахт в концессию.

На-гора

Крупнейшие в мире страны - добытчицы угля

 

Страна

Добыча угля

в 2011 году, млн т

1

Китай

3.520,0

2

США

992,8

3

Индия

588,5

4

Австралия

415,5

5

Россия

333,5

6

Индонезия

324,9

7

ЮАР

255,1

8

Германия

188,6

9

Польша

139,2

10

Казахстан

115,9

11

Украина

86,8

12

Колумбия

85,8

13

Турция

77,2

14

Канада

68,2

15

Чехия

57,9

Данные BP

Дают угля

Кому принадлежат угольные шахты в Украине

Государство

В собственности:

Объединение Волыньуголь (5 шахт)

Объединение Красноармейскуголь (4 шахты)

Объединение Орджоникидзеуголь (6 шахт)

Объединение Артемуголь (4 шахты)

Объединение Дзержинскуголь (4 шахты)

Объединение Лисичанскуголь (4 шахты)

Шахта Краснолиманская

Шахтоуправление Южнодонбасское № 1

Объединение Первомайскуголь (6 шахт)

Объединение Снежноеантрацит (5 шахт)

Ринат Ахметов, миллиардер, народный депутат от ПР

В собственности (через компанию ДТЭК):

Компания ДТЭК Павлоградуголь (10 шахт)

Шахта Комсомолец Донбасса

Объединение Добропольеуголь (5 шахт)

Шахта Белозерская

В собственности (через компанию Метинвест):

Объединение Краснодонуголь (5 шахт)

В концессии (через компанию ДТЭК):

Объединение ДТЭК Ровенькиантрацит (6 шахт)

Объединение ДТЭК Свердловантрацит (5 шахт)

Находятся в сфере интересов:

Госпредприятие Донецкая угольная энергетическая компания (10 шахт)

Связь: через гендиректора Сергея Лозовского, ранее возглавлявшего принадлежащую Ахметову шахту Комсомолец Донбасса

Виктор и Мария Вишневецкие, собственники компании Coal Energy S.A.

В собственности:

Угледобывающее предприятие Восточное (3 шахты)

Угледобывающее предприятие Западное (3 шахты)

Шахтоуправление им. В. И. Чапаева

Виктор Нусенкис, владелец компании Донецксталь

В собственности:

Шахтоуправление Покровское (шахта Красноармейская-Западная № 1)

Находится в сфере интересов:

Госпредприятие Шахтоуправление Донбасс

Связь: через главу правления Юрия Баранова, который, по словам экспертов, является креатурой Нусенкиса

Ефим Звягильский, народный депутат и председатель совета арендаторов предприятия Шахта им. А. Ф. Засядько

Находится в сфере интересов:

Шахта им. А. Ф. Засядько

Связь: 16,5% акций шахты принадлежит Фонду госимущества, 83,4% — арендаторам, представляющим трудовой коллектив. Звягильский – глава совета арендаторов

Игорь Мартыненков, собственник компании Валентин-Инвест

В собственности:

Шахта Белореченская

Александр Янукович, собственник корпорации МАКО

Находится в сфере интересов:

Госпредприятие Макеевуголь (8 шахт);

Госпредприятие Селидовуголь (4 шахты);

Госпредприятие Торезантрацит (3 шахты);

Госпредприятие Шахтерскантрацит (4 шахты);

Связь: по словам Михаила Волынца, нардепа, лидера Независимого профсоюза горняков Украины, Янукович фактически контролировал Ассоциацию финансовых, промышленных и торговых предприятий Донбасский расчетно-финансовый центр (ДРФЦ), которому принадлежал ряд обогатительных фабрик. Через эти фабрики он получил влияние на шахты, поставляющие на них руду. Показательно, что ДРФЦ выиграл тендеры по обогащению угля с этих шахт. В середине лета ДРФЦ был ликвидирован, но фабрики продолжают свою работу

Юрий Иванющенко, народный депутат, его партнер Иван Аврамов

Находится в сфере интересов:

Госпредприятие Антрацит (3 шахты)

Связь: По данным Михаила Волынца, Антрацит уже не первый год сотрудничает с компаниями Иванющенко, в частности Луганской угольной компанией (ЛУК). 100% акций ЛУК принадлежат Закрытому недиверсифицированному венчурному фонду Новые технологии, директором которого работает Аврамов, многолетний партнер Иванющенко. Показательно, что в апреле 2011 года трудовой коллектив предприятия Антрацит публично поблагодарил Иванющенко и Аврамова за те инвестиции, которые они сделали в предприятие и в развитие города, где оно расположено

Александр Ефремов, глава фракции ПР в Верховной Раде

Находится в сфере интересов:

Госпредприятие Донбассантрацит (8 шахт);

Госпредприятие Луганскуголь (20 шахт)

Связь: По словам Михаила Волынца, Ефремов контролирует оба госпредприятия. К примеру, гендиректор Луганскугля Александр Чепурной – ставленник нардепа-регионала. Помимо этого, по данным сайта Наши гроші, Луганскуголь по результатам тендеров заключил ряд договоров на сумму 165 млн грн. на поставку оборудования из компаний, имеющих отношение к семье Ефремова

Наталья Королевская, народный депутат, лидер партии Украина - Вперед!

Находятся в сфере интересов:

Госпредприятие Львовуголь (20 шахт)

Связь: Юрий Солод, супруг Королевской, в 2004-2006 годах входил в состав учредителей нескольких луганских фирм, которые владеют акциями Львовской угольной компании. Начиная с 2008 года эта компания регулярно выигрывает тендеры на обогащение угля госпредприятия Львовуголь

Данные Корреспондента, Михаила Волынца, нардепа, лидера Независимого профсоюза горняков Украины, Министерства энергетики и угольной промышленности

***

Этот материал опубликован в №39 журнала Корреспондент от 5 октября 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: шахтыжурнал КорреспондентУгольная промышленностьдотации
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях