Корреспондент: Век сумки не видать. Западные тюрьмы превращаются в мощный индустриальный комплекс с миллиардными оборотами

27 ноября 2012, 11:09
0
91
Корреспондент: Век сумки не видать. Западные тюрьмы превращаются в мощный индустриальный комплекс с миллиардными оборотами
Фото: Reuters
Желающих занять свои руки среди арестантов хоть отбавляй

Западные тюрьмы превращаются в мощный индустриальный комплекс с миллиардными оборотами, где размещают свои заказы известные мировые бренды, - пишет Екатерина Иванова в № 46 журнала Корреспондент от 23 ноября 2012 года

Бритоголовый парень в наколках на фоне колючей проволоки, зек-картежник в камере, девушка, лежащая на белом кафельном полу тюремного душа. Такие картинки предваряют вход в интернет-магазин модной одежды эстонского бренда Heavy Eco.

Это не только остроумный маркетинговый ход: все вещи, представленные здесь, - футболки, нижнее белье, сумки, кошельки - производят самые настоящие заключенные. С каждой вещи, проданной онлайн или через обычные магазины в Великобритании, Дании, Финляндии, Бельгии и Нидерландах, осужденные получают процент.

С каждой вещи, проданной онлайн или через обычные магазины в Великобритании, Дании, Финляндии, Бельгии и Нидерландах, осужденные получают процент.

За последние десять лет западная пенитенциарная система превратилась в мощный индустриальный комплекс с миллиардными оборотами, собственными торговыми выставками, веб-сайтами, интернет-каталогами и рекламными кампаниями.

К примеру, по оценкам экспертов, с начала нынешнего века совокупный доход тюрем в США увеличился с $ 260 млн до более чем $ 5 млрд в год.

По данным западных СМИ, в американских и западноевропейских тюрьмах в разное время размещали свои заказы известные бренды. Правда, крупные корпорации предпочитают не афишировать свое сотрудничество с зонами, опасаясь обвинений со стороны правозащитников.

Так, активисты британской общественной организации Campaign Against Prison Slavery называют работу в тюрьмах новой формой рабства. “Средняя недельная заработная плата заключенного в Великобритании составляет восемь фунтов [стерлингов], что в разы меньше, чем в среднем британский ребенок получает в неделю на карманные расходы”, - говорится в заявлении организации на ее сайте.

В разных государствах арестантам платят по-разному, в зависимости от той работы, которую они выполняют, но эти суммы почти всегда в разы ниже минимального среднего дохода по стране. Заключенные готовы трудиться за копейки: это помогает не только убить время, но подчас и сократить срок - за хорошую дисциплину, в том числе и трудовую, они получают право на досрочное освобождение.

Средняя недельная заработная плата заключенного в Великобритании составляет восемь фунтов [стерлингов], что в разы меньше, чем в среднем британский ребенок получает в неделю на карманные расходы

Тем временем западная тюремная индустрия стала одной из наиболее быстрорастущих отраслей благодаря системе, позволяющей заключать договоры с частными компаниями и делать производство за решеткой не менее эффективным, чем на воле.

По словам экспертов, размещая свои мощности в местах не столь отдаленных, бизнес убивает сразу двух зайцев - демонстрирует социальную ответственность, трудоустраивая зеков и тем самым адаптируя их к будущей жизни на воле, и получает дешевую рабочую силу.

Если раньше заключенным поручали лишь не требующую особой квалификации работу, то сегодня специалистам в робах поступают и значительно более сложные заказы. Компании начали даже вкладывать деньги в профессиональную подготовку заключенных, необходимую для выполнения тех или иных задач.

“Мы даем простым арестантам из Восточной Европы шанс сделать что-то хорошее и реабилитироваться, - резюмирует Томас Плант, директор Heavy Eco, которая сотрудничает с тюрьмами в Восточной Европе, в основном в России. - Это долгий и сложный путь, но он дает им надежду”.

Сделано за решеткой

Бизнес Хедли Эллиота, основателя и директора компании Summit Media, занимающейся интернет-маркетингом, в прямом смысле слова вырос за решеткой. Он начинался 12 лет назад с небольшой комнатушки с двумя столами прямо на территории первой частной британской тюрьмы - HMP Wolds.

Позднее у компании появился полноценный офис, где трудятся 25 человек. Все они - отобранные из массы осужденных специалисты, способные выполнять различные задачи в сфере интернет-маркетинга, в том числе и достаточно сложные, например создание рекламных роликов. По словам Эллиота, подготовкой зеков до нужного профессионального уровня занимаются вольные сотрудники компании.

При этом заключенные в Summit Media получают по британским меркам копейки - от десяти до 35 фунтов в неделю, не считая бонусов за хорошую работу. Для сравнения: минимальная зарплата в Британии составляет около 250 фунтов в неделю.

Из-за ее специфики, предполагающей хоть и ограниченное, но пользование интернетом и телефоном, компания не рассматривает кандидатуры осужденных за сексуальные преступления, мошенников или телефонных террористов.

Но и на эту работу может претендовать далеко не каждый арестант. Из-за ее специфики, предполагающей хоть и ограниченное, но пользование интернетом и телефоном, компания не рассматривает кандидатуры осужденных за сексуальные преступления, мошенников или телефонных террористов.

К тому же в Summit Media действуют строгие правила: за пользование электронной почтой и телефоном в нерабочих целях и посещение запрещенных сайтов следует незамедлительное увольнение. За все время работы здесь лишились своих мест 20 сотрудников.

При желании за колючей проволокой можно организовать любой бизнес, утверждает Саймон Ньюбери, директор по стратегическому партнерству компании G4S, в управлении которой находится шесть частных тюрем Британии.

К примеру, тюремная индустрия США выпускает монтажные инструменты и бытовую технику, наушники и микрофоны, авиационное и медицинское оборудование, а также офисную мебель. Узники занимаются даже дрессировкой собак-поводырей для слепых.

Дэвид Норберн, директор компании NorPro, занимающейся производством мебели и изделий из металла, открыл цех в британской тюрьме Altcourse, одной из подопечных G4S. “Результаты работы заключенных отличные. Качество, надежность поставок, понимание новых технологий - первый класс!” - радуется он.

Тюремная индустрия США выпускает монтажные инструменты и бытовую технику, наушники и микрофоны, авиационное и медицинское оборудование

Кроме того, компания Норберна получила еще один существенный бонус - NorPro вернула свой бизнес в Британию из Индии, где она какое-то время работала на аутсорсинге.

Сегодня каждый заключенный, который трудится на NorPro, за 40-часовую неделю получает 28 фунтов. 20 % заработка откладывается на личный счет, с которого нельзя снять деньги до освобождения из тюрьмы, и один фунт идет на благотворительность в пользу жертв преступлений. Остальное тратится на содержание осужденного. Подобная система распределения дохода действует в большинстве западных тюрем.

Дешевая рабочая сила не исключает высокого качества производимого товара. Так, в Германии и за ее пределами приобретает популярность немецкая марка простой, но добротной одежды и обуви Haeftling, которую заключенные производят вручную.

Цены на этот штучный товар сопоставимы с аналогичными фирменными вещами. Так, мужскую рубашку от Haeftling можно приобрести за 29 евро, кроссовки - за 25, костюм - за 80 и кожаную сумку - за 250 евро.

Сегодня одежда, а также аксессуары и парфюмерия этого бренда производится в 12 пенитенциарных учреждениях страны - в частности в Бранденбурге, Саксонии-Ангальт и Баварии. Недавно бутик Haeftling открылся в Берлине, и руководители компании планируют сделать то же самое в Италии, Швеции, Бельгии и США.

В Германии и за ее пределами приобретает популярность немецкая марка простой, но добротной одежды и обуви Haeftling, которую заключенные производят вручную.

“Залог успеха нашего товара - честность, абсолютная достоверность всей истории, - с гордостью говорит Штефан Боле, учредитель компании. - Кроссовки и рубашки пошиты действительно здесь, в тюрьме, самыми настоящими преступниками”.

Шьют одежду и в украинских колониях. Правда, изготовляемой там спецодежде и школьной форме далеко до брендовых, и магазины, торгующие различными товарами данного происхождения, здесь пока редкость.

Наиболее ходовой товар отечественного тюремного производства, как правило, основанного администрациями самих зон, - мебель, стройматериалы и контейнеры для мусора. Есть и экзотика - детские санки, веники, сувениры.

Доходы предприятия строгого режима, составляющие в среднем 1-2 млн грн. в год, идут на его развитие, оплату коммунальных услуг и зарплату осужденным, которая в среднем колеблется от 400 до 1.200 грн. в месяц.

Новое рабство

Несмотря на успехи ведения бизнеса в местах не столь отдаленных, западные правозащитники все чаще поднимают вопрос об этичности использования в нем заключенных, называя это новой формой рабства.

Их труд покупается за копейки, и при этом в тюрьмах, в отличие от производственных компаний, не может быть и речи о правах наемных работников, забастовках, профсоюзной деятельности, отпусках и больничных, аргументируют правозащитники.

Недавно британская газета The Guardian опубликовала статью о том, как заключенных одной из тюрем в Уэльсе подрядили работать телефонистами в центре обслуживания клиентов компании Becoming Green, которая устанавливает на крышах домов солнечные батареи. Зеки трудились всего за 40 пенсов в час, при том что минимальная заработная плата в Британии за это время составляет шесть фунтов.

Западные правозащитники все чаще поднимают вопрос об этичности использования в нем заключенных, называя это новой формой рабства.

Дешевая рабочая сила - клондайк для любого предпринимателя. К тому же в обычной жизни трудящийся может заболеть или у него появятся проблемы в семье. В тюрьме подобный форс-мажор почти отсутствует. Медицинское обслуживание здесь покрывает государство, а оплачиваемого отпуска у зеков и вовсе нет.

В свою очередь сторонники труда в неволе настаивают на том, что в тюремном бизнесе кроется обоюдная выгода. Ведь новоиспеченные сотрудники в полосатой форме за период заключения совершенно бесплатно развивают имеющиеся и получают новые навыки, которые позже позволят им быстрее адаптироваться на воле.

“Мне многие [осужденные] говорили, что это лучшее, что могло с ними случиться [в тюрьме]”, - отмечает Эллиот.

Он напоминает, что принятых на работу людей их компания обучает с нуля и проходит немало времени, прежде чем они приобретут необходимые навыки и начнут приносить компании прибыль.

Кроме того, Summit Media не бросает на произвол судьбы тех, кто уже отбыл свой срок, помогая бывшим зекам найти работу. Так, Роберт Баркер, отсидев за кражу со взломом пять лет и освободившись, поступил на службу в отдел маркетинга в одном из подразделений предприятия Эллиота.

Труд для них это не только деньги, на которые кое-кто даже ухитряется содержать семьи на свободе, но и способ скоротать тюремные годы, а также изменить свое отношение к жизни

Хотя согласно конвенции Международной организации труда работа в тюрьме не является обязательным условием, желающих занять свои руки и голову, причем с полной отдачей, среди арестантов хоть отбавляй.

Труд для них это не только деньги, на которые кое-кто даже ухитряется содержать семьи на свободе, но и способ скоротать тюремные годы, а также изменить свое отношение к жизни.

По оценкам британских экспертов, почти каждый второй осужденный в стране повторно совершает преступление в течение года с момента освобождения. Эллиот демонстрирует, как можно изменить эту статистику. Из 250 заключенных, работавших у него в свое время, только двое вновь вернулись за решетку. Сегодня в странах Европы труд узников все чаще используют и вне тюремных стен. Компании создают рабочие места для тех, кто, по мнению суда, может периодически выходить за пределы колючей проволоки.

В 2009 году в Южном Уэльсе благотворительная организация The Clink открыла один из самых необычных ресторанов в мире, где все официанты - сидельцы расположенной по соседству тюрьмы. Автор идеи заведения c названием The Clink (на тюремном жаргоне - камера) - Альберто Кристи стал в нем шеф-поваром.

Тюрьмы должны быть местом не только наказания, но и реабилитации,заключенные должны иметь возможность изменить свою жизнь

Персонал ресторана - 30 осужденных категории D, то есть те, кто не представляет особой опасности для общества. После дневной смены с подносом наперевес официанты возвращаются в свои камеры.

Необычен также интерьер The Clink, от мебели до стен созданный руками британских зеков.

Опыт работы в ресторане, уверены специалисты, поможет снизить риск рецидивов и разовьет у заключенных навыки, которые пригодятся им в “мирной” жизни. Тем более что руководство заведения обещает по окончании срока предоставить им работу в сфере общепита.

“Тюрьмы должны быть местом не только наказания, но и реабилитации, заключенные должны иметь возможность изменить свою жизнь. Если они работают, у них меньше шансов взяться за старое”, - заключает Джереми Райт, министр по делам тюрем Великобритании.

***

Этот материал опубликован в №46 журнала Корреспондент от 23 ноября 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: работажурнал Корреспонденттюрьмаполитзаключенные
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях