Корреспондент: Большие надежды. Приход западных энергокомпаний может позволить Киеву отказаться от российского газа уже через семь лет

14 октября 2013, 09:50
0
182
Сланцевый газ - Корреспондент: Большие надежды. Приход западных энергетических компаний может позволить Киеву отказаться от российского газа уже через семь лет
Фото: Фото Черноморнефтегаз
Черное море привлекает газодобытчиков

Транснациональные миллиардеры готовят Украину к независимости от дорогого российского топлива. Шанс превратиться из импортера в экспортера газа велик. Как бы его не упустить, - пишет Александр Пасховер в № 40 журнала Корреспондент от 11 октября 2013 года.

Под окнами Львовского облсовета три женщины с плакатами в руках изображают акцию протеста. Позади них стоят с десяток мужчин, один из которых вооружился громкоговорителем и требует от власти не допустить в Украине добычу сланцевого газа. В противном случае страну ждет загрязнение атмосферы, воды, почвы, пройдет волна землетрясений, настанет мор.

В это же время с трибуны облсовета Ирина Сех, народный депутат Украины от ВО Свобода, взывает к элите региона: “Общая беда объединила восток и запад, объединила академиков в Киеве и Харькове, и сегодня они приехали сюда”.

Виновник “торжества” - Питер Кларк, региональный представитель американской энергетической компании Chevron в Украине, которая планирует начать разведку газовых месторождений в регионе. Кларк невозмутим, он сидит в последнем ряду сессионного зала и конспектирует все выступления, в том числе и речь Сех.

Несмотря на накал страстей, 4 октября львовские депутаты вслед за депутатами Ивано-Франковска проголосовали за то, чтобы американский транснациональный гигант приступил к геологоразведке на территории в более 6 тыс. кв. км так называемого Олесского месторождения. В ответ на гостеприимность Chevron обещает инвестиции размахом в сотни миллионов долларов, а также наплыв высокотехнологичных компаний.

Вся привлекательность в высокой марже. Эта маржа высока, потому что ей нужно оправдывать риски, неудачи на поисково-разведочной стадии. Так вот у нас в Украине высокая маржа

“Так было и в США - говорит Кларк. - Там появилось много компаний, которые занялись технологией гидроразрыва [применяется для добычи газа в сланцевых породах], образовалась конкурентная среда. Схожего сценария можно ожидать и здесь”.

Таким образом, Chevron замыкает длинную цепочку крупных инвесторов отрасли, которые всего за год оккупировали Украину: британско-нидерландский Shell, итальянский Eni, австрийский OMV, американский ExxonMobil и др.

Последний, ExxonMobil, замахнулся не на сланцевые залежи, а на шельф Черного моря, в те глубины, куда еще не ступала труба Черноморнефтегаза.

На этот интернациональный флешмоб у Эдуарда Ставицкого, министра энергетики и угольной промышленности, большие надежды - за пять лет свести российский импорт голубого топлива к нулю.

Миссия кажется выполнимой. Ведь помимо гостей Украины, приумножают газодобычу и гулливеры местного бизнеса - миллиардеры Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, Вадим Новинский.

“Для чего мы это делаем? - спрашивает и отвечает Алексей Тимофеев, гендиректор SmartEnergy, энергетического подразделения компании Новинского. - Вся привлекательность в высокой марже. Эта маржа высока, потому что ей нужно оправдывать риски, неудачи на поисково-разведочной стадии. Так вот у нас в Украине высокая маржа”.

Будем искать

В конце сентября Николай Азаров, премьер-министр Украины, заявил в эфире телеканала Россия 24, что своих запасов сланцевого газа - а это порядка 4,5 трлн кубометров - стране хватит на 150 лет. Чтобы не вызвать подозрения в дилетантизме, глава украинского правительства напомнил россиянам, что он окончил Московский государственный университет по специальности геолог-геофизик.

“Я проходил такой курс, как геология нефтяных и газовых месторождений”, - уточнил Азаров.

Правда, год назад, в ноябре 2012-го, выступая в Осло (Норвегия), глава Кабмина похвастал наличием запасов сланцевого газа в объеме 7 трлн кубометров. Такая нестабильность суждений продиктована не пробелами в образовании, а дефицитом объективной информации.

Если подтвердится количество коммерчески извлекаемых газов, тогда речь пойдет о том, что, например, Shell проинвестирует $ 10 млрд

Покрыть этот дефицит взялись сразу несколько крупных транснациональных компаний. Shell получил право работать на Юзовском месторождении (Донецкая и Харьковская области). Eni летом 2014-го приступит к исследованию недр Волыни. А в начале нынешнего октября, после изнурительных дебатов американский Chevron получил разрешение от местных властей провести разведку на Олесском участке (Львовская и Ивано-Франковская области). Следующий шаг - соглашения с правительством о разделе продукции.

Судя по настроению членов Кабмина, документ вот-вот будет подписан. Ставицкий, рекламируя возможности Chevron, говорит, что компания предложила инвестировать в предварительные исследования запасов около 3 млрд грн. и такую же сумму на первом этапе добычи газа.

Подобные числительные выкатил стране Shell - вложение чуть более 3 млрд грн. в поиск нетрадиционного газа в Харьковской и Донецкой областях.

“Если подтвердится количество коммерчески извлекаемых газов, тогда речь пойдет о том, что, например, Shell проинвестирует $ 10 млрд”, - говорит Михаил Гончар, директор энергетических программ центра Номос.

Не дожидаясь результатов работы геологов, министр энергетики и угольной промышленности уже нарисовал перед страной сладкий сюжет. Вот его краткое содержание: к 2017 году добыча сланцевого топлива ежегодно будет приносить Украине дополнительные 15 млрд кубометров газа, а от работы на шельфе Черного моря консорциума, состоящего из ExxonMobil (40 %), Shell (35 %), OMV (15 %) и Надра Украины (10 %), страна к тому времени сможет рассчитывать еще на 8-10 млрд куб. м.

К 2017 году добыча сланцевого топлива ежегодно будет приносить Украине дополнительные 15 млрд кубометров газа, а от работы на шельфе Черного моря консорциума, состоящего из ExxonMobil (40 %), Shell (35 %), OMV (15 %) и Надра Украины (10 %), страна к тому времени сможет рассчитывать еще на 8-10 млрд куб. м.

Если добавить к этому существующую добычу в объеме 21 млрд куб. м ежегодно, то через пять лет российский импорт может упасть с нынешних 33 млрд до 5-7 млрд куб. м. Да и этот ручеек способны осушить украинские компании, наращивая добычу на уже имеющихся месторождениях.

Гончар согласен с оценкой перспектив, но наотрез отказывается верить, что такой рост возможен всего лишь за одну пятилетку.

“Это фантастика, - реагирует эксперт. - За пять-семь лет мы сможем только получить картину, какие у нас объемы коммерчески извлекаемых запасов. О перспективе полной независимости от импорта газа, скорее всего, можно будет говорить ближе к концу 2020-х годов”.

Говоря о перспективах добычи газа на шельфе Черного моря, Гончар также сдержан, но все же оптимистичен. Он рассказывает, что поиски топлива в Черном море - тренд последних трех лет. Крупные компании уже бурят дно в акватории России, Турции и Болгарии.

В 2011 году ExxonMobil открыл месторождение с залежами порядка 80 млрд куб. м в румынском морском секторе. Эксперт считает, что эта находка добавляет оптимизма Украине, поскольку месторождение Скифская площадь является частью того, что американцы откупорили в Румынии.

В ExxonMobil дорожат возможностью пробурить дно в Украине. До сих пор добыча газа на украинском шельфе осуществлялись исключительно в прибрежной зоне на мелководье, поясняют в компании.

“По мере того как совершенствовались геологоразведывательные технологии, Черное море усилило свою привлекательность для нефтегазовых компаний, - рассказывает Корреспонденту Джим Джонстон, глава представительства ExxonMobil Exploration & Production Ukraine. - Мы рады предоставленной возможности оценить глубоководный потенциал Украины”.

Сейчас в частных руках находится порядка 190 лицензий на нефтегазодобычу, а в активном пользовании не более 30

То, что игра стоит свеч, раскусили и акулы отечественного бизнеса. Smart-Energy приобрела 54 % акций у британской нефтегазовой компании Regal Petroleum, которая добывает в Полтавской области около 180 млн куб. м газа в год. Это приносит Новинскому операционную прибыль в размере $ 45 млн, которая реинвестируется в дальнейшую разработку. В ближайшие два года бизнесмен планирует впятеро увеличить здесь добычу. В каждую новую скважину он вкладывает до $ 12 млн. Всего на каждой площадке их с десяток.

Компаньон Новинского, донецкий предприниматель Ахметов, в этом году аккумулировал у себя 50 %-ю долю в Нефтегазодобыче, крупнейшем частном отечественном добытчике углеводородов.

В 2013-м компания планирует поднять на поверхность 500 млн куб. м газа, в следующем - удвоить показатель.

Почти такими же темпами растут аппетиты Пинчука, собственника Гео-Альянса. В 2012 году он извлек из недр 212 млн кубометров голубого топлива, в 2013-м планирует 370 млн.

Потенциал на данном поприще у газодобытчиков необычайно высок, уверен Тимофеев. Он говорит, что сейчас в частных руках находится порядка 190 лицензий на нефтегазодобычу, а в активном пользовании не более 30.

“Остальное лежит балластом на руках. Ждет инвестора или еще чего-то, - удивлен гендиректор Smart-Energy. - Становись рядом с Shell и бури. Но это не происходит. Кто-то лелеет надежду, что Shell первую скважину пробурит, пойдет газ, начнется бум и можно будет лицензию выгодно продать”. Несмотря на кажущуюся легкость бытия, будни инвесторов газовой отрасли приправлены перцем.

Конец света вручную

Назар Блыщак, глава общественной организации Альма-матер, раздает под стенами Львовского облсовета листовки, требуя запрета на разведку и добычу нетрадиционного газа по всей стране.

“Мы согласны покупать дорогой газ в России, нежели дешевый в Украине, лишь бы не допустить добычу сланцевого газа, - поясняет Корреспонденту 32-летний преподаватель Львовского медуниверситета. - Я выбираю из двух зол меньшее”.

Размер “большего зла” в общих чертах описывает Леся Назаревич, научный сотрудник Института геофизики НАН Украины. С ее слов, в результате гидроразрывов пород, которые необходимы при поиске газа, Украину ожидают землетрясения силой шесть баллов по шкале Рихтера.

В результате гидроразрывов пород, которые необходимы при поиске газа, Украину ожидают землетрясения силой шесть баллов по шкале Рихтера.

“Это очень сильное землетрясение, - уточняет ученый. - Его чувствуют практически все. Крыши падают, штукатурка трескается”.

Все это теория. Как будет ужасно на практике, демонстрирует с трибуны облсовета Ярослав Лазарук, и. о. директора Института геологии и геохимии горючих ископаемых НАНУ. На слайдах - удручающие виды американского штата Техас. Мертвая зона. Очаги поражения почвы и т. д. Причина бедствия - небрежность при утилизации отходов производства нефтегазовых компаний.

- Вас не испугала картинка из Техаса? - спрашивает Корреспондент у Кларка.

- На самом деле эти фотографии не имеют ничего общего с деятельностью компании Chevron, а также они не имеют ничего общего с добычей сланцевого газа. На некоторых фотографиях изображены старые нефтяные месторождения, - отвечает представитель американской корпорации. - Географически условия в Украине больше похожи на Пенсильванию, где мы и работаем.

Издание пересказало этот диалог Лазаруку. Тот смущен, но настаивает на своем и при этом говорит, что слайды из Пенсильвании, где добывается сланцевый газ, у него тоже есть, они не вызывают у него опасений.

“Там культура добычи этих газов выше”, - отмечает ученый. Правда, образцовые пенсильванские фотографии в ходе дебатов он не демонстрировал.

У кого-то облысела коза, ушла вода из колодцев, черные облака сероводорода не дают дышать. Вот это тотальная ахинея

Накал страстей вокруг поиска и добычи нетрадиционного топлива необычайно высок. Достается даже тем, кто не имеет никакого отношения к сланцевым баталиям. В марте нынешнего года Smart-Energy в Харьковской области проводила сейсморазведку месторождений традиционного топлива.

В это же время общественные организации Украинский выбор и Свобода провели два митинга. После чего возбужденное население принялось крушить датчики, кабеля и прочее оборудование. Смета разгрома - 4 млн грн.

“Сопровождается это дикими обвинениями, - кипятится Тимофеев. - У кого-то облысела коза, ушла вода из колодцев, черные облака сероводорода не дают дышать. Вот это тотальная ахинея”.

Одна из причин средневекового страха, по мнению Тимофеева, - дефицит объективной информации, а также политическая составляющая в энергетических вопросах. Инвесторы в целом согласны с такой оценкой.

“Чем дольше разные представители будут совместно работать над изучением рисков и преимуществ этого соглашения, тем больше они будут видеть преимуществ”, - считает Кларк.

Дорогое удовольствие

Выступая в конце сентября на пленарной сессии Генассамблеи ООН, Виктор Янукович на весь мир озвучил украинскую мечту. Она заключается в том, чтобы в ближайшие годы освободиться от ярма импортного дорогого газа.

“Мы хотим строить экономику на собственных энергетических ресурсах или ресурсах, которые мы будем покупать на рынке по тем ценам, которые будут нас устраивать”, - заявил Президент страны.

В этом заявлении есть всего одна, но очень важная неточность - возможность покупать газ по низким ценам, даже если он будет добыт в Украине. Такой возможности нет и уже не будет. Себестоимость отечественной добычи, а также добычи на всем континенте из-за геологических особенностей месторождений не будет низкой.

“Цены в Европе намного выше, чем в США, - говорит Гелен Шульцова, энергетический эксперт Института экономической политики Europeum. - Да и себестоимость [сланцевого газа] будет выше, чем в США”.

Газ - необычайно дорогой продукт, в его поиски и добычу приходится инвестировать миллиарды, риск взамен не получить ничего достаточно высок

Тимофеев подхватывает тему: газ - необычайно дорогой продукт, в его поиски и добычу приходится инвестировать миллиарды, риск взамен не получить ничего достаточно высок.

“Если он [газ] станет дешевым, его перестанут искать и добывать, - поясняет Тимофеев. - Газ прекрасный энергетический ресурс, им надо просто разумно распорядиться”.

Здесь топ-менеджер газодобывающей компании попал в яблочко. Кроме того, чтобы наращивать добычу энергоресурсов, важно также не жечь понапрасну миллиарды тонн топлива. Эксперт по вопросам энергетики Венгерского института международных дел Андраш Дик приводит в пример украинского расточительства сухую статистику: Украина платит за газ приблизительно 8% своего ВВП.

“Потребление в Венгрии приблизительно такое же, но тратится 3% от ВВП, - отмечает Дик. - Это макроэкономическая проблема. Ее надо решать”.

Сокращение объема потребления газа и рост добычи открывает перед Украиной новые возможности. Ведь дорогое топливо можно не только покупать, но и экспортировать. Для этого, по мнению Тимофеева, у страны есть все предпосылки. Плюс Украины - близость европейского рынка, свободный доступ к инфраструктуре. Минус - необычайная забюрократизированность отрасли и хронический дефицит средств.

“Для того чтобы получить прирост дополнительно 1 млрд куб. м, надо вбухать 1 млрд грн. Откуда такие деньги у Нафтогаза? - спрашивает Гончар и сам отвечает: - Нет у нас таких денег. Было принято решение привлечь тех, у кого они есть. Ну вот они и пришли”. 

***  

Этот материал опубликован в №40 журнала Корреспондент от 11 октября 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.      

СПЕЦТЕМА: Украинская энергетика – будущее и реальность
ТЕГИ: газжурнал Корреспондентсланцевий газ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях