Корреспондент: Параллельные миры. Госчиновники и сотрудники частных компаний тянут Украину в разные стороны

18 апреля 2012, 12:05
0
29
Корреспондент: Параллельные миры. Госчиновники и сотрудники частных компаний тянут Украину в разные стороны
Фото: Наталья Кравчук/Корреспондент
У Геннадия Радченко в Nestle жалованье значительно выше и условия труда лучше, чем на его предыдущей работе в Национальной ТРК

Частные компании и госсектор два мира, тянущие Украину в противоположных направлениях. Если первый отличается умом, то второй - сообразительностью, - пишет Каролина Тымкив в №14 журнала Корреспондент от 13 апреля 2012 года.

По окончании вуза 29-летняя Наталья Околита в течение двух лет работала в Национальном банке Украины (НБУ). На госслужбу пошла, как говорит она сама, потому что хотелось быть полезной державе. “Я была так называемым оранжевым поколением, - вспоминает Околита, - окончила университет как раз после того, как [Виктора] Ющенко выбрали президентом”.

Впрочем, спустя два года она сменила НБУ на международную аудиторскую компанию KPMG, и тут-то и почувствовала разницу. “Шесть часов вечера в НБУ мне напоминали массовую эвакуацию, - рассказывает Околита. - Начиная с 17:50 почти все были на низком старте. Многие уже были одеты, держались за свои сумки и срывались в 18:00, образовывая пробку на выходе”.

На этом фоне нынешняя необходимость порой ночевать в офисе Околиту ничуть не разочаровала: ей импонирует уровень квалификации и самоотдачи сотрудников, куда более высокий в частной компании, чем среди ее бывших коллег, служащих государству.

Согласно официальным данным, среднее жалованье работника бюджетной сферы составляет 1,8 тыс. грн., в то время как представитель частного сектора зарабатывает в среднем 3 тыс. грн.

Частный и государственный секторы - два мира, живущие своей жизнью в одной и той же стране, говорят эксперты. В первом люди нацелены на максимально быстрый и качественный результат, карьерный рост и высокий заработок. Бюджетники, напротив, чаще ориентированы на создание видимости процесса, поскольку их оклады и возможности продвижения по службе ограничены.

Согласно официальным данным, среднее жалованье работника бюджетной сферы составляет 1,8 тыс. грн., в то время как представитель частного сектора зарабатывает в среднем 3 тыс. грн. А если делать поправку на распространенную практику зарплат в конверте, то реальный доход сотрудника приватной компании значительно выше, подчеркивают эксперты.

Хотя в глазах соискателей вакансий и госслужба имеет свои плюсы - благодаря привилегиям и положению в обществе, которые она дает. Сюда зачастую берут выпускников вузов, которых из-за отсутствия опыта остерегаются принимать частные компании, здесь трудятся те, кто всю жизнь работал в госсекторе и в силу субъективных причин не решается сменить “ориентацию”, а также те, кто в ближайшие годы рассчитывает оформить пенсию, гораздо большую, чем в частном секторе.

И, наконец, еще один тип госслужащих - пресловутые мздоимцы, создающие Украине славу одного из самых коррумпированных государств мира и наполняющие ее крупные города несметным количеством дорогих автомобилей, а их окрестности - особняками.

Чиновники не отождествляют себя с источником получения доходов[с налогоплательщиками], поэтому довольно часто не считают, что обязаны оказывать качественные услуги

Как бы там ни было, сегодня, по данным Госкомстата, каждый пятый соотечественник (19,7 %) является госчиновником, а каждый четвертый (29,8 %) трудится в частной компании. За годы независимости общее число госслужащих выросло почти вдвое - со 170 тыс. до 300 тыс.

Эта армия ежегодно съедает зарплатный фонд объемом более 9 млрд грн. При этом, по оценке Анатолия Амелина, члена Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, высококвалифицированных специалистов в данной среде от силы 10 -15%.

“Чиновники не отождествляют себя с источником получения доходов [с налогоплательщиками], поэтому довольно часто не считают, что обязаны оказывать качественные услуги”, - резюмирует Амелин.

Иметь или быть

Семь лет назад Геннадий Радченко был вице-президентом Национальной телерадиокомпании, а сейчас он - директор по корпоративным связям международной компании Nestle. Об уходе с казенной службы он не жалел ни минуты: жалованье у Радченко сегодня в разы выше, и условия труда несоизмеримо лучше.

Здесь меньше бюрократии, а продвижение по службе зависит исключительно от профессионализма, а не от субъективных факторов, например смены власти в стране, отмечает Радченко.

Не слишком лестно отзывается о своей бывшей работе и Олег Рыбачук, некогда вице-премьер-министр и глава секретариата президента, а теперь - директор Евроатлантического университета. По его признанию, даже сегодня, попадая в здание Кабмина или Администрации Президента, он испытывает приступ депрессии.

По наблюдениям бывшего чиновника, в аппарате работают люди, которые являются “врагами европейских интеграционных процессов”.

“Работа главы Администрации Президента или вице-премьера не дает возможности думать, - рассказывает Рыбачук. - Просто необходимо возглавлять десятки рабочих групп, смысла которых ты не понимаешь и выполняешь декоративную функцию”.

Будучи у руля страны, он пытался привлечь на госслужбу молодых и прогрессивно мыслящих специалистов, однако из этой затеи ничего не вышло. По наблюдениям бывшего чиновника, в аппарате работают люди, которые являются “врагами европейских интеграционных процессов”.

“Они знают, что через год тебя здесь не будет, - констатирует Рыбачук. - Поэтому пережидают и ничего не делают”.

Амелин движется в направлении, противоположном Рыбачуку. После 11 лет работы в частной инвестиционной компании Altana Capital он сознательно переквалифицировался в госслужащие.

“Я хочу жить в богатой стране, хочу, чтобы мои дети жили и учились в Украине, - объясняет он мотивацию такой метаморфозы. - А фондовый рынок - основной инструмент для привлечения инвестиций в экономику”.

Однако у большинства государственных чиновников отношение к своему положению куда более прагматичное. 36-летняя Оксана, решившая не называть свою фамилию Корреспонденту, 11 лет проработала в Министерстве здравоохранения и менять работу не собирается: частный сектор ее пугает нестабильностью и непредсказуемостью.

И хотя у нее небольшой оклад, 2,5 тыс. грн., дополнительная статья дохода Оксаны, по ее словам, - “благодарность” от частных компаний за быстро оформленную справку или документ. Кроме того, сотрудница Минздрава может позволить себе не торопиться на работу по утрам, без особых проблем брать на несколько недель кряду больничный, а также пользоваться большими скидками на путевки в ведомственные санатории.

К бонусам административной службы можно добавить также отпуск продолжительностью 30 календарных дней, а при наличии стажа более десяти лет - еще плюс 15 дней

“На одном месте и камень травой обрастает”, - говорит о своей стабильности Оксана.

К бонусам административной службы можно добавить также отпуск продолжительностью 30 календарных дней, а при наличии стажа более десяти лет - еще плюс 15 дней. Для сравнения: в частных компаниях ежегодный отдых ограничивается 22-24 днями.

Также чиновники получают пенсию, составляющую 80-90 % их зарплаты, и это одна из важнейших мотиваций. По оценкам Федерации работодателей Украины, сегодня около 5 млн украинцев работают неофициально. 2,5 млн сотрудников 120 тыс. частных предприятий получают через бухгалтерию лишь минимальный размер заработной платы, все остальное - в конвертах. Как следствие, в старости они смогут претендовать только на минимальную пенсию, которая будет в разы ниже их нынешних реальных доходов.

Наконец, в государственных ведомствах значительно меньше риск остаться без работы, как это часто случается в связи с экономическим кризисом, сменой собственника или закрытием частной компании.

Поэтому госслужащие держатся за свои кресла мертвой хваткой. Согласно данным Института экономики и прогнозирования НАН Украины, более 40 % трудоспособного населения страны не хотят работать в частном секторе. Одна из главных причин - отсутствие прав и гарантий.

В то же время, предупреждают эксперты, на казенной службе не работают или вообще отсутствуют важнейшие факторы мотивации, существующие в частных компаниях, - рост зарплаты и бонусы за хорошо выполненную работу, а также карьерный рост.

Выгрызть бюрократизм

Не слишком высокий суммарный профессионализм специалистов госсектора эксперты объясняют распространенным в этой среде принципом приема на работу - с помощью связей. Высокие должности и ключевые посты также иногда можно получить за определенную плату, которая затем отбивается взятками и откатами, убеждены аналитики рынка труда.

На частном предприятии это невозможно по определению, утверждает Татьяна Никитович, директор рекрутинговой компании Smart Solutions, поскольку ее прибыль и процветание зависят в основном от профессионального уровня сотрудников.

Поэтому на госслужбу чаще всего попадают выпускники вузов без опыта работы или люди, которые из-за низкой квалификации больше нигде не смогли себя реализовать.

Высокие должности и ключевые посты также иногда можно получить за определенную плату, которая затем отбивается взятками и откатами, убеждены аналитики рынка труда

И хотя, по данным Госкомстата, средний возраст сотрудников обоих антагонистичных секторов одинаков - 28-34 года, - значительную часть армии госслужащих составляют люди предпенсионного возраста. Они заинтересованы лишь в том, чтобы доработать последние годы и получить пенсию повыше.

Зачастую претенденты на государственные должности идут туда ради ощущения власти и собственной значимости, добавляют эксперты. Это обусловлено подобострастным отношением к чиновникам, унаследованным еще со времен СССР.

Вячеслав Толкованов, глава Национального агентства Украины по вопросам государственной службы, с таким портретом чиновника не согласен. По его мнению, в эту сферу люди приходят по призванию, а набирают сотрудников исключительно по конкурсу.

Тем временем частные компании не слишком охотно берут на работу кандидатов, обладающих лишь опытом казенного учреждения. Им находится место, как правило, в департаментах, тесно сотрудничающих с органами власти, утверждают эксперты. Например, в Nestle для этих целей создано отдельное подразделение.

“[Частники не любят нанимать персонал из госсектора] не потому, что нет нужного опыта или еще чего-то, - объясняет Никитович. - Дело в менталитете”. За годы работы госслужащие привыкают к малоэффективной работе и потом не хотят ничего менять, добавляет она.

Зачастую претенденты на государственные должности идут туда ради ощущения власти и собственной значимости

С другой стороны, госсектор может и должен работать эффективно, уверен Амелин. Для этого, по его мнению, в первую очередь необходимо сократить количество сотрудников в два-три раза, поменять систему подготовки специалистов, повысить зарплату среднему звену как минимум в три-четыре раза, улучшить материально-техническую базу и перейти на электронный документооборот, чтобы на поиск нужной бумаги уходило не три-четыре дня, а 15-20 минут.

“В итоге мы должны прийти к ситуации, когда госслужащие будут гордиться и дорожить своей работой, а любые мысли о дополнительных заработках уйдут сами собой”, - резюмирует Амелин.

Кардинальные перемены невозможны без политической воли, охлаждает его пыл Рыбачук. Мол, сегодня ни в правящей элите, ни в оппозиции нет людей, желающих таких реформ. “Поэтому в ближайшее время изменения вряд ли возможны”, - заключает бывший чиновник.

Верная служба

Государственные чиновники Израиля, США и Западной Европы отличаются высоким профессионализмом, большими зарплатами и минимумом привилегий

Кандидатов на руководящие должности на госслужбу Израиля отбирают по конкурсу, а всех остальных - исходя из опыта работы и личных характеристик, рассказывает Марина Солодкина, депутат кнессета. Подобные нормы есть и в Украине, но в Израиле они еще и выполняются.

Работа израильского чиновника хорошо оплачивается - в среднем $ 4,5 тыс. в месяц. Для сравнения: в Украине - $ 340.

В Грузии жалованье госслужащего сравнимо с украинским - $ 400. Хотя, по словам Григола Катамадзе, посла Грузии в Украине, до реформ, начатых в стране в 2006 году, чиновники получали в 20 раз меньше, что породило масштабную коррупцию.

За короткий срок грузинский госсектор подвергся большой чистке: например, были уволены 14 тыс. сотрудников ГАИ и с помощью тестов и собеседований набраны новые. Эффект не замедлил сказаться. В рейтинге стран, свободных от коррупции, международной организации Transparency International, Грузия за пять лет поднялась со 124-го места на 66-е.

“Сегодня мы создаем дома юстиции, где можно будет получить любую справку, - рассказывает Катамадзе. - Это будет так же быстро и удобно, как купить гамбургер или кофе в фастфуде McDonald’s”.

Похожие нормы давно действуют в США. Кроме того, тамошние госслужащие не имеют привилегий в виде служебных квартир и машин, как это принято в Украине. Персональный автомобиль полагается лишь чиновникам не ниже уровня министра. Американские госслужащие получают в среднем больше, чем представители частного сектора, - $ 5 тыс. против $ 4,2 тыс. в месяц - и обязаны постоянно поддерживать свой профессиональный уровень.

В частности, судьи должны ежегодно участвовать в судебных конференциях по повышению квалификации. “Если ты не будешь так делать, это скажется на твоей репутации”, - рассказывает Богдан Футей, судья Федерального суда США.

В госсекторе многих стран Западной Европы зачастую работают специалисты настолько высокого уровня, что за ними охотятся рекрутеры с частных предприятий, рассказывает Татьяна Никитович, директор рекрутинговой компании Smart Solutions. “Там есть четкое понимание, что на госслужбе работают действительно профессионалы своего дела”, - резюмирует эксперт.

***

Этот материал опубликован в №14 журнала Корреспондент от 13 апреля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: работажурнал Корреспондентчиновники
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях