Корреспондент: Полуоппозиционер. Интервью с Алексеем Кудриным

25 сентября 2012, 09:14
0
43
Корреспондент: Полуоппозиционер. Интервью с Алексеем Кудриным
Фото: Корреспондент
Алексей Кудрин не считает себя оппозицией - он лишь оппонирует власти

Друг Владимира Путина и его бывший зам в правительстве РФ Алексей Кудрин, в интервью Кристине Бердинских в № 37 журнала Корреспондент от 21 сентября 2012 года о том, почему он пошел против российской власти и как далеко готов зайти.

Еще год назад этот человек, беседующий с Корреспондентом в одной из комнат Ливадийского дворца, вполне мог появиться в Ялте не в качестве частного лица, а как один из высших чиновников Кремля. Алексей Кудрин 11 лет руководил минфином Российской Федерации, из которых четыре года совмещал эту должность с постом замглавы правительства, будучи правой рукой премьера Владимира Путина.

Карьера блестящего финансиста, которого ряд западных профильных СМИ относили к лучшим специалистам Европы, уже в прошлом: в сентябре 2011-го из-за конфликта с президентом РФ Дмитрием Медведевым Кудрина сняли с поста главы минфина. В итоге Кремль потерял опытного министра и приобрел подкованного в экономических вопросах критика. Бывший зам Путина даже стал участником прошлогодних массовых протестов в Москве. В российской столице, правда, многие считают, что Кудрин может быть скоро призван обратно под знамена Кремля, сменив самого Медведева на посту премьер-министра.

Работая на российском рынке и ориентируясь на российский рынок, продукция Украины и возможности, которые сегодня в Украине могут возникнуть, - они будут больше востребованы в силу кооперационных связей, исторических традиций.

О том, как далеко он готов зайти в своей оппозиционной деятельности, зачем Москве и Киеву нужен Таможенный союз, о дружбе с Путиным и влиянии дела Pussy Riot на инвестиционную привлекательность России Кудрин рассказал в эксклюзивном интервью Корреспонденту.

- Как вы оцениваете работу нынешнего российского правительства?

- Это слабое правительство. Несмотря на то что там есть министры-профессионалы, общей организации и политической воли правительству не хватает.

- В чем или в ком проблема? В премьере Медведеве?

- В первую очередь.

- Какие реформы сейчас нужно в первую очередь проводить в России?

- На первом месте - установить правила игры. Бизнес и общество не чувствуют, что есть четкие правила - будь то в политике, будь то в экономике, в работе государственных органов, в их отношении к бизнесу, в их отношении к запросам людей. Здесь нет правил, и их не соблюдают в полной мере. Есть некие декларирования, но качество исполнения очень низкое, оно, к сожалению, не улучшилось. Эта проблема возникла не с этим правительством Медведева, нет. Эта проблема возникла, когда Медведев был президентом, а Путин - премьером. Она, возможно, возникла и раньше, но более остро почувствовалась в последние два-три года.

- Так вы сейчас в оппозиции?

- Это не оппозиция в полном смысле слова, но, поскольку я оппонирую власти, можно и так сказать.

- Тогда объясните, вы оппозиция кому - правительству, парламенту, президенту или режиму?

- Нет, я в данном случае оппонирую по ключевым вопросам политической и экономической системы. Если говорить о политике - это вопрос прозрачных, честных выборов, соответствующей избирательной системы, реагирования на те недостатки, которые возникли [в ходе последних выборов], равенства прав политических партий и их общий доступ к СМИ. Вот в этом смысле. К сожалению, у нас [пропрезидентская партия] Единая Россия все-таки пытается усилить свой монополизм. Второе - это экономическая система: непроведение определенных реформ или постоянное отклонение от этих реформ, принятие каких-то индивидуальных решений, которые идут вразрез с некими правилами, - то, что мы называем ручным управлением. Все это не создает прогнозируемости и перспектив для бизнеса.

- Недавно вы заявили, что нужно создать новую партию сторонников рыночной экономики. Готовы ее возглавить?

- Сейчас рано об этом говорить. Сама платформа этой партии, ее ключевые границы, идеи этой платформы - они еще не сформированы.

- В чем главная проблема нынешней российской оппозиции?

- Проблема в том, что власть ее зажимает, не дает равного положения. И в этом смысле ей приходится прилагать неимоверные усилия, чтобы быть услышанной. А поскольку идет преследование и в какой-то степени ограничение действий оппозиции, то часть оппозиции (не вся) становится более радикальной. Радикализация осуществляется по вине власти.

- Как вы относитесь к российскому радикальному оппозиционеру и юристу Алексею Навальному?

- Безусловно, какие-то его лозунги абсолютно естественны, но его общая платформа неизвестна и непонятна. Некоторые шаги я не могу поддержать - те, которые связаны на митингах с неким неповиновением, что ли, к чему он, бывает, призывает. Это провоцирует ситуацию.

- Вы поддерживаете личные отношения с Путиным?

- Мы встречаемся. Не так часто.

- Говорите о политике?

- Да, конечно.

- Если Путин предложит вам возглавить правительство, вы согласитесь?

- Я на этот вопрос не отвечаю и не комментирую его. (Улыбается.)

- Приговор участницам панкгруппы Pussy Riot как-то отразился на инвестпривлекательности страны?

- Да, это отразилось. С Pussy Riot проблема не в том, что кто-то за, а кто-то против них, это ложная дилемма. Проблема в том, как проходил суд, как прошла процедура. Арест, содержание и как прошел суд - это выявило несовершенство судебной системы. Этот прецедент показывает, что с точки зрения инвестклимата не всегда можно ожидать справедливого или адекватного решения. Сами Pussy Riot ни в коем случае не заслуживают никакого одобрения или моральной защиты. Но с точки зрения юридической и правовой все должно происходить, кого бы это ни касалось, в рамках закона. Здесь явно были нарушены процедуры. Все обвинение строилось на очень сомнительном заключении, которое апеллировало к каким-то церковным устоям. Это, конечно, не может быть для современного общества нормальным. Вот это настораживает.

- Россия присоединилась к ВТО, участвует в Таможенном союзе (ТС). Насколько все это успешно, как отразилось на российской экономике?

- ВТО - необходимое решение для России, это повышает ее вовлеченность в мировую экономику и в четкие правила мировой торговли. Без этого сегодня нельзя. Это может создать сложности в каких-то отдельных отраслях с очень низкой производительностью труда, с патриархальным производством, но оттягивать было нельзя. Вообще Россия прошла десять золотых лет, очень успешных для всех отраслей. Но есть и некие иждивенческие настроения в некоторых отраслях. Ждать, что их перестроит государство, было бы неправильно. Я знаю, что даже в сельском хозяйстве сегодня есть успешные предприятия, которые не боятся ВТО.

Таможенный союз - нормальный. Моя критика этого союза иногда заключалась в том, что сначала надо было вступить в ВТО, а потом в ТС, но мы как-то умудрились это пройти, и теперь моих критических замечаний меньше. Раз нам удалось создать ТС, а после этого вступить в ВТО (пусть мы и потеряли два года), то сейчас можно сказать, что эти вопросы урегулированы. Понятно, что в ТС еще нужно достроить систему, чтобы она соответствовала ВТО, но это все осуществляется. Проблема может возникнуть, если Россия не будет соблюдать правила ВТО. Такие опасения имеются, судя по решениям, которые принимаются правительством в последние месяцы.

- А зачем Украине ТС?

- Это стратегический вопрос для Украины. И здесь дело не в том, чтобы быть ближе к европейским ценностям или к российским ценностям. Я думаю, это важный вопрос, потому что, конечно, союз определяет некий политический вектор. Но скорее это вопрос ближайших 20 лет: где искать свое благосостояние? Мы знаем, что ряд восточноевропейских стран, вступив в ЕС, потеряли больше, чем приобрели. Может, они приобщились к некой политической культуре, и, возможно, им это нравится. Но, тем не менее, экономически они потеряли серьезно. Вопрос: готовы ли украинцы платить меньшим уровнем жизни за приобщение к определенной политической культуре? Может быть, потом когда-то это [вступление в ЕС] даст более позитивный результат, но экономически сейчас, так уж получается, с Россией больше можно успеть сделать. Работая на российском рынке и ориентируясь на российский рынок, продукция Украины и возможности, которые сегодня в Украине могут возникнуть, - они будут больше востребованы в силу кооперационных связей, исторических традиций.

***

Этот материал опубликован в №37 журнала Корреспондент от 21 сентября 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: РоссияПутинжурнал КорреспондентинтервьюАлексей Кудрин
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях