Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

Укроют ли стеклянные стены от коррупции в Грузии? - Би-би-си

Русская служба Би-би-си, 11 июля 2013, 08:35
0
94
Укроют ли стеклянные стены от коррупции в Грузии? - Би-би-си
Фото: AP
Президент Грузии Михаил Саакашвили отвергает обвинения в коррупции

Еще 10 лет назад Грузия имела ужасную - и заслуженную - репутацию страны тотальной коррупции. С тех пор в стране были проведены серьезные реформы, появились полицейские участки со стеклянными стенами. Но решена ли проблема на самом деле?

В последние несколько лет древний город Тбилиси приобрел толику современного блеска. В разных частях столицы Грузии стали появляться стеклянные дворцы, на первый взгляд похожие на автосалоны.

При ближайшем рассмотрении, однако, оказывается, что это полицейские участки – с прозрачными стенами, чтобы находящиеся внутри офицеры чувствовали себя подотчетными обществу.

Стеклянные стены полицейских участков символизируют новую прозрачность, идею, которую Грузия продвигает с "революции роз" 2003 года. Для страны, которую 10 лет назад характеризовали как одну из самых коррумпированных в мире, избавление от коррупции стало серьезным вызовом.

"Здесь гордились коррупцией", – говорит Марк Маллен из Transparency International Georgia.

"В грузинском языке есть много слов, обозначающих подкупающую жуликоватость – как, например, "магарыч", что означает "подарок мужчины мужчине''. Это была маленькая страна среди крупных империй, которой удавалось получить немного от проходящего мимо каравана, чтобы жить неплохо, отдавая должное власть имущим и при этом заботясь о семье и друзьях", – говорил Маллен.

Однако коррупция душила постсоветскую Грузию.

Коммерческие операции проводились из-под полы. Если вы хотели получить разрешение на строительство или зарегистрировать новую компанию, вы должны были дать взятку. Если вы хотели попасть в хороший университет и гарантированно получать хорошие оценки, надо было дать на лапу нужному человеку. Были люди, дававшие взятки только для того, чтобы в их домах был свет – из-за нехватки электроэнергии. Некоторые вещи могли быть сделаны только путем подкупа.

Чтобы поступить на работу в ГАИ, в Грузии давали огромные взятки. Заполучив эту работу, новобранцы начинали брать взятки сами, компенсируя свои затраты. В результате получалась система, прогнившая сверху донизу.

Миссия невыполнима

В 2003 году ситуация начала меняться.

Возмущенный безудержной коррупцией и фальсификацией парламентских выборов, народ смел старую гвардию. Новым президентом стал Михаил Саакашвили, пообещавший грузинам то, чего они раньше никогда не имели – прозрачность.

Отсюда и стеклянные полицейские участки. И обновленная полиция.

Я сажусь в патрульную машину капитана Нино Гвинианидзе. Обгоняя другие машины, она салютует водителям и приветствует их улыбкой. Патрульная полиция заменила коррумпированную грузинскую ГАИ, и в результате 16 тысяч человек остались без работы. Поступившим на работу новичкам стали платить более высокую зарплату, и за ними внимательно следили, чтобы убедиться, что они не берут взяток.

"В прошлом, – вспоминает капитан Нино, – многие пытались дать взятку полицейскому. Но сейчас все знают: офицеры денег не берут".

Но не только полиция стала более прозрачной.

Грузинское правительство открыло Дома юстиции – гигантские дворцы, где оказываются государственные услуги. В Домах юстиции грузины могут получить документы без взяток. Сделки, которые когда-то заключались из-под полы, например, выдача паспорта, теперь совершаются в открытую.

"Я помню, когда мне исполнилось 16 лет, меня попросили принести взятку, чтобы получить мой первый паспорт, – говорит менеджер зала обслуживания в Доме юстиции Гиви Чануквадзе. – Сейчас сюда приходят, фотографируются, и все. И никакие документы не нужны".

Очистив от коррупции полицию и сферу государственных услуг, правительство, казалось, выполнило невозможную миссию. Раньше Грузия была в самом низу мировой таблицы прозрачности. Сейчас же рейтинг страны даже выше, у чем некоторых стран ЕС.

Но некоторые жалуются, что блестящая новая система прозрачности имеет жесткие границы.

"Крики людей"

В маленьком тбилисском офисе я встречаюсь с Мамией Санадирадзе, бывшим владельцем одной из крупнейших телекоммуникационных компаний Грузии. Санадирадзе говорит, что то самое правительство, которое утверждало, что борется с коррупцией, оказывало давление на его бизнес. Проблемы начались, говорит бизнесмен, когда МВД попросило его содействия в тайной слежке за пользователями интернета.

"Я отказался, – говорит Санадирадзе. – Мне сказали, что другие операторы связи оказались умнее и что у меня в будущем могут возникнуть проблемы".

Санадирадзе утверждает, что вскоре после этого были перерезаны несколько кабелей, принадлежащих его компании. Затем налоговая служба прислала ему счет в 7,45 млн долларов. Такой счет он оплатить не смог.

"У меня не было другого выбора, я был вынужден передать компанию под контроль бизнес-группы с хорошими связями в правительстве. Наше правительство вело себя как преступная группировка. Они использовали государственные институты – министерство внутренних дел, генеральную прокуратуру, налоговую полицию, – чтобы заставить богатых людей в Грузии отказаться от своей собственности".

Гиви Майсурадзе попал в тюрьму. Его сестра, живущая за границей, на аукционе приобрела в Грузии часть старого газопровода. Два года назад Майсурадзе был арестован. Ему сказали, что сестра должна передать свой трубопровод государству в качестве подарка.

"Я провел четыре месяца в тюрьме, – говорит он мне. – Каждый вечер я слышал крики людей. Казалось, их пытают. Я был заложником. Моя сестра сказала: "Ты заложник из-за меня". В конце концов она подписала документы и передала трубопровод правительству. Через два дня я был на свободе".

"Элитарная коррупция"

В октябре прошлого года "Единое национальное движение", партия президента Михаила Саакашвили, утратила большинство голосов в парламенте, проведя у власти почти 10 лет. Саакашвили остался президентом, но к власти пришло новое правительство, которое возглавил его соперник, миллиардер Бидзина Иванишвили. Он считает, что предыдущее руководство страны, объявившее борьбу с коррупцией как одну из своих главных целей, само отнюдь не было эталоном прозрачности.

"Когда дело касается борьбы с коррупцией на низшем и среднем уровнях, действия наших предшественников были успешными, – объясняет мне Иванишвили. – Но произошло вот что: деньги, которые ранее делили между собой чиновники на низких уровнях, стали оседать в руках небольшой группы людей на самом верху. Это элитарная коррупция".

Михаил Саакашвили отрицает эти обвинения.

"Можно сказать, что судебная система не полностью независима. И с этим я соглашусь, – говорит мне президент Саакашвили. - Можно сказать, что прокуроры так или иначе превышают свои полномочия. Я бы и с этим согласился. Но никто не брал взяток. Никто не крал денег. И единственная причина, по которой они иногда превышали свои полномочия, – они пытались не допустить возвращения коррупции в страну".

Однако недавно президента обвинили в трате государственных денег на свои частные капризы. Комитет парламента Грузии по процедурным вопросам опубликовал записи, которые, как утверждают члены комитета, показывают, что президент Грузии Михаил Саакашвили потратил тысячи долларов бюджетных средств на роскошные гостиничные номера, картины и косметические процедуры в Нью-Йорке – в том числе инъекции ботокса.

Утверждения, связанные с ботоксом, вызывают особенное раздражение президента.

"Посмотрите на меня. Посмотрите на меня! Вы что-нибудь видите? – спрашивает меня президент, показывая на свое лицо. – Посмотрите на премьер-министра и его друга Владимира Путина, и вы увидите разницу. Это все, что они могут сказать? Где все эти "миллионы" и "миллиарды", якобы неправильно потраченные или украденные? Их нет нигде, потому что эта страна чиста".

Если это так, то почему несколько бывших министров правительства Саакашвили и ряд партийных лидеров находятся сейчас под следствием? Действительно ли это связано с борьбой с коррупцией на самом верху, как заявляет новое правительство? Или это сведение счетов?

"Мотивировано ли это политически? Да, это политически мотивировано, – считает Марк Маллен из Transparency International. – Разумное ли это применение законности? Да, потому что было нарушено очень много законов. Вопросы в том, просматривается ли здесь тенденция? Будет ли это продолжаться? Приведет ли это к ситуации, что в стране не останется оппозиции?"

Грузия быстро достигла многого. Никогда в истории страны не было так трудно скрыть факты коррупции.

Но история Грузии показывает, что блестящие дворцы сами по себе не являются гарантией полной прозрачности или верховенства закона до тех пор, пока политики, живущие в своих теплицах, продолжают по-прежнему бросать камни в их стены.

Источник: Русская служба Би-би-си

ТЕГИ: Грузияэкономикакоррупцияреформы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях