Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

Почему Армения просится в Таможенный союз? - аналитика

Русская служба Би-би-си, 24 октября 2013, 17:36
1
230
Почему Армения просится в Таможенный союз? - аналитика
Фото: AP
Сентябрьская встреча президентов России и Армении в Ново-Огарево принесла сенсацию

Эксперты видят основную причину резкого изменения внешнеполитического курса Еревана в проблеме Нагорного Карабаха и исторических стереотипах.

В четверг в Минске проходит заседание Высшего евразийского экономического совета на уровне глав государств.

Он является высшим органом Таможенного союза в составе России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана. При этом три первые страны планируют к 2015 году сформировать более тесный альянс - Евро-Азиатский экономический союз. Соответственно, и переговоры пройдут сначала в формате "тройки", а затем в расширенном составе.

Нынешний саммит - второй по счету из трех, запланированных на нынешний год. Интригу рабочему мероприятию придал один из пунктов повестки дня: рассмотрение заявки Армении на вступление в Таможенный союз. Мало кто сомневается, что решение будет положительным.

Пока неизвестно, приедет ли в Минск президент Армении Серж Саргсян.

"Будут рассмотрены вопросы работы Таможенного союза и ЕЭК. Особое внимание планируется уделить формированию к январю 2015 года Евразийского экономического союза. Также одной из важных тем станет расширение состава участников в свете недавней заявки Армении", - заявил помощник Владимира Путина по международным делам Юрий Ушаков.

Еще недавно ожидалось, что на ноябрьской встрече государств-участников программы "Восточное партнерство" Армения, наряду с Украиной и Молдавией, подпишет соглашение об ассоциации с ЕС. Однако после встречи с Владимиром Путиным 3 сентября Серж Саргсян сделал выбор в пользу Таможенного союза.

Москва неоднократно напоминала соседям, что, по выражению премьера Дмитрия Медведева, "усидеть на двух стульях" не получится.

"Такого резкого поворота никто не ожидал, - заявил Русской службе Би-би-си глава ереванского Аналитического центра по глобализации и международному сотрудничеству Степан Григорян. - Конечно, он повлияет на имидж Армении. Как могут относиться к стране, которая четыре года работала в определенном направлении, а потом вдруг в один день изменила позицию на 180 градусов?"

Цивилизационная привлекательность Европы одинакова для Украины и для Армении. Российско-армянские отношения не безоблачны, прежде всего, из-за широкого недовольства тем, что Москва, несмотря на союзнические отношения, не занимает однозначно проармянской позиции в карабахском вопросе.

В день визита Владимира Путина в Баку 14 августа ереванская газета Lragir упрекнула российского лидера за то, что он, прежде чем ехать в Азербайджан, не посетил Армению для согласования позиций, и призвала руководство страны "диверсифицировать свою политико-экономическую безопасность, изыскивая также военные гарантии".

Почему официальный Ереван, несмотря ни на что, держит обиды при себе и старается быть ближе к России?

Старший научный сотрудник отдела Кавказа Института стран СНГ Руслан Харабуа полагает, что выбор в пользу Таможенного союза мог отчасти быть связан с вопросом о железнодорожном сообщении.

Армению связывают с Россией, а через нее с остальным миром две железные дороги. Одна пролегает через Азербайджан, который в Армении рассматривают как недружественное государство, вторая через Грузию. Поскольку часть "грузинской ветки" идет через Абхазию, она, по известным причинам, бездействует.

Возможно, в Ереване надеются, что после вступления Армении в Таможенный союз Москва приложит больше стараний, чтобы возобновить ее работу.

Степан Григорян не исключает, что армянское руководство по политическим соображениям решило не связываться с Европой, чувствительной к темам прав человека и легитимности власти. Хотя последние президентские выборы в Армении, по его оценке, были более честными и прозрачными, чем предыдущие, они все равно сопровождались обвинениями в фальсификациях и массовыми протестами.

Однако главную причину аналитики усматривают в другом.

Старые фобии

По мнению экспертов, в армянском массовом сознании доминирует исторический, заложенный в генах страх перед Турцией и Азербайджаном, ощущение, что страну окружают, и надежда на Россию как заступника. Перед этим все остальные соображения отходят на второй план.

"Их беспокоит тюркское окружение, не столько даже в плане текущих угроз, сколько из-за опасения каких-то неприятных моментов в будущем, поэтому и геополитический выбор делается соответствующий", - заявил Русской службе Би-би-си Руслан Харабуа.

"В современном мире Турция не представляет для Армении военной угрозы независимо от того, является ли Армения союзником России, и имеет ли на своей территории российскую базу, - уверен Степан Григорян. - То, что Россия исторический друг, а Турция вечный враг, мнение, что все беды происходят не от наших ошибок, а от внешних козней - это старые стереотипы. Но от них очень трудно избавляться".

"Последние три-четыре года власть в Армении пыталась немножко шире посмотреть на мир, стремилась к поэтапной нормализации отношений с Турцией, активно работала с Европой. В сентябре произошел возврат к политике [президента Армении в 1998-2008 годах] Роберта Кочаряна. Усилилась антитурецкая и антиазербайджанская кампания. Мы лишаем себя альтернативы, а иметь альтернативу всегда полезно", - замечает эксперт.

"Конечно, имело место давление со стороны России, но главная вина лежит на нашем руководстве, которое не смогло или не захотело поработать с партнерами и убедить Москву, что ассоциация Армении с ЕС ее интересам не угрожает, наоборот, дружественная Армения могла бы стать связующим звеном между Россией и Европой", - считает Григорян.

14 октября армянский писатель и активист карабахского движения еще горбачевских времен Зорий Балаян обратился к Владимиру Путину с открытым письмом, призвав включить Нагорный Карабах в состав России.

"Возрождение этого жанра именно сегодня не случайно, - убежден Григорян. - Писать русскому царю, как 200 лет назад, безальтернативно вверить Москве и национальную безопасность, и экономику, стать хоть областью в составе России, и пускай она о нас заботится. Сотрудничать с Россией необходимо, но как равные партнеры".

Часть аналитиков связывает изменения в политике Еревана с нежеланием ЕС встать на его точку зрения в карабахском вопросе и возобновлением переговоров о вступлении в ЕС Турции.

"Надо различать причину и следствие, - замечает Григорян. - О новом раунде переговоров с Турцией было объявлено не до, а после решения Армении вступить в Таможенный союз".

"Действительно, некоторые государства ЕС, в частности, Эстония, занимали по Карабаху более проазербайджанскую позицию, чем сам Азербайджан, но, активно работая с ними, мы добивались более взвешенного подхода, как на уровне Брюсселя, так и на уровне отдельных стран. До августа в документах Евросоюза по Карабаху упор делался на мирное урегулирование в рамках Минской группы, а в недавней резолюции Европарламента опять появилось слово "аннексия". Чего же мы ждали?" - говорит он.

Наблюдатели указывают, что уже четверть века на политической арене Армении действуют две основные силы.

Сначала костяк национально-демократического движения сформировали такие деятели, как Сильва Капутикян и Зорий Балаян, которых кроме Карабаха не интересовало вообще ничего. Если бы Михаил Горбачев отдал его Армении, они стали бы самыми ярыми поборниками сохранения СССР.

Затем в недрах Народного фронта образовалась "молодая" фракция во главе с будущим президентом Левоном Тер-Петросяном. Карабах им тоже был не безразличен, и рвать исторические связи с Россией они не намеревались, но главную цель видели в обретении независимости и переходе к демократии и рынку.

В 1998 году к власти вернулась и удерживает ее по сей день условная "карабахско-антитурецкая партия" в лице сначала Роберта Кочаряна, уроженца Степанакерта, начавшего карьеру в качестве председателя карабахского комитета "Крунк", а затем его преемника Сержа Саргсяна.

"В карабахском движении с самого начала две линии были", - говорит Степан Григорян.

Ереванский эксперт призывает не преувеличивать разницу между ними. Армянские либералы не готовы ни поступиться Карабахом ради сближения с Западом, ни отвернуться от России. Основные российско-армянские договоры были заключены в 1990-х годах при президенте Тер-Петросяне, напоминает он.

"В Армении существует консенсус по вопросу о независимости Нагорного Карабаха, или, как они говорят, Республики Арцах, разница в подходах", - полагает Руслан Харабуа.

Степан Григорян считает шансы на смену власти и, следовательно, внешнеполитического курса минимальными.

"Общественное недовольство велико, но в Армении оно воплощается не в политическую борьбу, а в "голосование ногами", - поясняет он.

"До полутора миллионов, или около трети граждан либо постоянно живут за границей, либо ездят на заработки. В основном это молодые активные люди, психологически настроенные на европейские ценности. К тому же отсутствие в день голосования большого числа зарегистрированных избирателей создает возможности для манипуляций. Если внешняя политика и будет скорректирована, то не по причине смены власти, а в результате трансформации ее самой", - утверждает эксперт.

"Армянская политика вращается вокруг Карабаха, все остальные вопросы второстепенны, - говорит Руслан Харабуа. - Получить поддержку от России или от Европы им, в принципе, все равно. Поэтому считать сегодняшний выбор Армении окончательным сложно, несмотря на все их действия и заявления".

Источник: Русская служба Би-би-си

ТЕГИ: РоссияАрменияТаможенный союз
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях