Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с BBC Украина

National Geographic: теперь у нас есть "глаза" в Украине

BBC Україна на русском, 10 апреля 2013, 18:25
0
1119
National Geographic: теперь у нас есть  глаза  в Украине
Фото: facebook.com/NatGeoUkraine
Вышел первый выпуск украинского National Geographic

125 лет назад в США вышел первый номер журнала Национального географического общества. Сегодня издание National Geographic, которое является вершиной профессиональных устремлений для фотографов со всего мира, выходят почти в 40 странах. Исполнительный вице-президент Общества Терри Адамсон приехал в Киев, чтобы представить выход украиноязычного журнала National Geographic.

ВВС Украина: Чем отличается украинское издание от предыдущих 38 языковых версий National Geographic?

Во-первых, оно выходит на украинском языке. Это большая разница, National Geographic распространился на Украину. Для нас это существенная разница, и мы очень рады этому.

Но в остальном украинский журнал такой же, как и другие языковые издания?

Нет, он будет другим. Частично из-за того, что для наполнения мы будем выбирать некоторые местные материалы. Этим будет заниматься наш местный партнер - Sanoma - имеющий опыт работы в этой стране. А их материнская компания является также нашим партнером в бывших советских республиках. И для National Geographic вполне естественно и удобно [работать с таким партнером].

Вы работаете исполнительным вице-президентом National Geographic с 1998 года. Как изменился журнал за это время?

За прошедшие 15 лет произошла значительная эволюция. К тому времени мы были только англоязычными, а теперь у нас 39 местных изданий на разных языках. И это, по моему мнению, усиливает National Geographic в том, кто мы такие и как мы делаем нашу работу почти бесчисленным количеством способов.

Когда мы выходили на английском, была одна аудитория, но теперь мы присутствуем во всем мире, и это заставляет нас быть более глубокими и более изощренными. 39 пар "глаз" и "ушей", которые у нас есть по всему миру, существенно усиливают нашу производительность как организации.

39 языковых изданий. Означает ли это, что вам пришлось каким-то образом менять редакционную политику, чтобы приспособиться к этой новой, глобальной аудитории?

Речь идет скорее не об изменении политики, а о том, что у нас теперь больше ресурсов и наша аудитория изменилась, она стала более требовательной.

Приведу пример. Когда я только устроился сюда работать, помню, мы в Вашингтоне делали историю об Альпах. И наши европейские партнеры смеялись над этой историей, потому что они знали гораздо больше об Альпах, и подумали себе, что эту историю написали первоклассные люди из Вашингтона для американской аудитории. И когда мы услышали критику от своих собственных партнеров в Германии, Италии, Франции, наших редакторов потрясло, что их продукт назвали слишком упрощенным, слишком поверхностным.

Для редакторов это был вызов: приспособиться к тому, что они больше не пишут только для американской аудитории. Они пишут для глобальной аудитории. Теперь у нас есть люди в Германии, Италии, Франции - люди, которые живут рядом с Альпами и которые могут придать глубину и авторитетность этой истории.

Ваш журнал всегда был аполитичным. Даже во время "холодной войны" вы всегда старались концентрироваться скорее на культурных и социальных аспектах, чем на политических ...

Мы и сейчас стараемся быть аполитичными. И это то, чего люди ожидают от нас.

Думаю, одна из причин, почему мы такие успешные в разных политических условиях и в разных странах - это то, что нас видят как аполитичных, честных, стремящихся к точности и достоверности.

Мы не являемся организацией, которая занимается пропагандой, мы не говорим, что нам нужно подписать такой и такой договор, чтобы достичь такой-то цели. Но мы, вероятно, напишем об этом договоре и опишем все "за" и "против", дав людям информацию и позволив им сделать выбор самостоятельно.

Одна из миссий National Geographic, равно как и ВВС - это обучать. Но нет ли у вас более амбициозной цели - изменить мир?

Наша первичная миссия, сформулированная 125 лет назад, - это накапливать и распространять географические знания.

Недавно мы заявили, что наша миссия также - вдохновлять людей беспокоиться о планете. Это примерно тот же лозунг, но более современный, более настроенный на действие. И совсем недавно на наши продукты добавили новую строку: "Знать мир - значит изменить мир".

Например, несколько лет назад мы спонсировали экспедицию Megatransect великого ученого, защитника природы Майкла Фея. Это был поход вдоль африканского побережья с конечной точкой в Габоне. В течение почти года он писал о своем путешествим. Мы публиковали статьи и сняли телевизионный документальный фильм об этом. Мы рассказывали о том, как заготовка леса уничтожает дождевые леса, джунгли, среду обитания слонов. Президент Габона Али Бонго увидел статью и документальный фильм и распорядился освободить огромную территорию страны, чтобы создать там национальный парк под защитой государства.

Не сомневаюсь, много украинских фотографов очень бы хотели увидеть свои снимки на страницах National Geographic. Каким требованиям они должны соответствовать, чтобы удовлетворить редакторов в Вашингтоне?

Это очень сложно, к этому стремятся лучшие фотографы мира. Но мы всегда ищем лучших фотографов, которые могут привнести нам дополнительную глубину.

Есть ряд примеров, когда местные издания журнала публиковали местных фотографов, их работы приобретали популярность и они становились фотографами для изданий National Geographic по всему миру.

Поиск талантов - это часть нашей ежедневной работы, но я бы не хотел сбивать людей с толку, говоря, что есть какой-то чрезвычайный стандарт, которого нужно придерживаться.

К счастью, мне не приходится принимать такие решения (о подборе фотографов - Ред.).

На нашем сайте есть раздел Your Shot (Ваш снимок), в котором мы призываем людей предлагать свои любимые фотографии. Ежедневно редакторы National Geographic из сотен снимков выбирают 12. Несколько фотографий из этой рубрики ежемесячно публикуются в печатной версии журнала.

Но большинство ваших регулярных, штатных фотографов живут в Соединенных Штатах?

Не факт. У нас нет штатных фотографов. У нас их только двое, которые работают на полный день. Большинство наших регулярных фотографов - это фрилансеры.

Например, один из наших крупных фотографов - Дэвид Харви. Он считает, что стал прототипом фотографа National Geographic, которого сыграл Клинт Иствуд в фильме "Мосты округа Мэдисон". Помните эту довольно старую, слезливую мыльную оперу? У нас многие фотографы считают, что именно они были прототипами этого героя.

Представим себе образованного человека, который по каким-то причинам ничего не знает о National Geographic. Какие три продукта Географического общества вы рекомендовали бы этому человеку почитать или посмотреть?

По моему мнению, явно лучшим продуктом являются документальные программы, которые мы создаем для телеканала National Geographic. На очереди еще одна хорошая программа о Джеймсе Кэмероне, который спускался в Марианскую впадину.

Я лично обожаю карты, поэтому посоветовал бы еще атлас мира.

Ну, и если мы говорим о человеке, который действительно в глаза не видела National Geographic, я посоветовал бы номер журнала за июнь 1985 со знаменитой афганской девочкой на обложке. За ней стоит большая история, которая демонстрирует силу фотографии. Эта фотография уже стала иконой.

С Терри Адамсоном общался Олег Карпьяк.

Источник - ВВС Украина

По материалам: BBC Україна на русском
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях