Дмитрий Гриджук: «Односторонние усилия будут бесполезны»

27 февраля 2009, 16:48
0
4
Дмитрий Гриджук: «Односторонние усилия будут бесполезны»

Председатель правления банка «Хрещатик» Дмитрий Гриджук рассказал, почему Национальный банк должен более взвешенно подходить к вопросам рефинансирования и каким образом можно восстановить доверие населения к банковской системе\r\n\r\n

Вопрос: Есть ли что-то общее между нынешними событиями в экономике Украины и кризисной ситуацией образца 1998-го?

Ответ: Мы не можем и сравнивать нынешние проблемы в финансовой системе страны с ситуацией 1998 г. 10 лет назад экономический спад и девальвация гривни проходили на фоне весьма благополучной ситуации в Европе и США. Незначительные оттоки капитала из Украины того времени не идут ни в какое сравнение с происходящими сейчас глобальными кризисными процессами. Более того, девальвация 10-летней давности только помогала стать на ноги экономике, так как в результате падения курса гривни росла валютная выручка (в гривневом исчислении) экспортеров.

Спустя десятилетие Украина оказалась в числе стран с колоссальными рисками для экономики, поскольку за это время ни одно правительство так и не смогло найти времени для развития внутреннего производства и построения сильной финансовой системы. Мы сделали ставку на экспорт, поступления валюты от которого должны были обеспечивать страну импортными товарами. Сейчас же, даже несмотря на девальвацию гривни, экспортеры недополучают доходы — например, из-за глобального кризиса резко упал спрос на металл на внешних рынках. То есть если в 1998 г. можно было говорить о спекулятивной природе кризисов (резкий вывод капитала из страны с малыми резервами для обрушивания цен на активы), то сейчас скорее следует говорить о перманентном оттоке капитала с развивающихся рынков.

Отрадно, что Нацбанк в целом действует сейчас с более высокой степенью адекватности относительно экономических процессов, чем 10 лет назад. К примеру, если в 1998 г. НБУ пытался искусственно поддержать курс гривни, растратив более половины из имевшихся на тот момент в его распоряжении $2,4 млрд. резервов, то сейчас центробанк не пытается идти против тренда и только сглаживает курсовые пики.

В: Однако, кроме сглаживания пиков, властям следовало бы поискать выход из сложившейся ситуации. Такой программы до сих пор нет. Как вы думаете, почему?

О: Потому что сложившаяся система финансового управления экономикой не умеет самостоятельно обеспечивать экономику деньгами. Не имея квалифицированных специалистов в финансовом деле после развала СССР, мы взяли на вооружение догму международных финансовых организаций о недопустимости эмиссии национальной валюты без обеспечения резервными валютами.

Взамен на участие в такой игре мы получили доступ к внешним источникам финансирования, которые должны были поднимать экономику. Однако полученные внешние ресурсы, вкупе с валютными поступлениями от экспорта, были направлены на закупки импортных товаров и удовлетворение потребительских нужд населения. Страна процветала, пока в страну поступали валютная выручка или инвестиции.

Сейчас же, когда капитал уходит из страны, мы оказались в патовой ситуации. С одной стороны, полностью остановлено кредитование экономики, без которого производство товаров невозможно. С другой, растет доля проблемных кредитов у банков, т. к. остановившиеся предприятия не имеют средств на их выплату, равно как их работники, потерявшие доход, не имеют денег для обслуживания потребительских займов. Выход из этого замкнутого круга возможен только через возобновление кредитной активности, невозможной, в свою очередь, без управляемой эмиссии гривни, которая бы через банки направлялась исключительно на кредитование отечественных товаров народного потребления.

В: Дефицит гривни, теоретически, должен снизить спрос на валюту в стране…

О: В краткосрочной перспективе это действительно так. Однако на самом деле отсутствие у предприятий и банков денежных ресурсов рано или поздно все равно приведет к девальвации.

В: Почему?

О: Очень просто: отсутствие кредитов на развитие производства очень быстро приведет к резкому снижению товарооборота и упадку производства. Это будет только стимулировать отток средств из банковской системы, однако количество товаров, которые можно будет купить на эти деньги, станет резко сокращаться. В результате мы получим огромное количество денег, которые не нужны в экономике. Им просто деваться больше некуда, кроме как уходить в валюту. Избыток гривни устремится в краткосрочные спекуляции и валютный рынок, обрушивая курс гривни в несколько раз. Мы не должны этого допустить.

В: Допустим, власти начнут подпитывать экономику с помощью кредитов. Как можно будет застраховаться от того, что высвобожденная гривня снова не пойдет в валюту?

О: Для любой страны, со значительной степенью валютизации наличного оборота, главным риском является перелив национальной денежной единицы в валюту. Чтобы не допустить такого перелива, НБУ должен создать условия для плавного тренда на укрепление курса гривни. Одновременно с этим необходимо ограничить спрос на валюту со стороны банков — например, можно ввести ограничение на прирост депозитной базы в валюте (валюты в пассивах банков должно хватать только на рефинансирование обязательств). Если банки и торговцы перестанут интересоваться валютой, скопившейся у населения под матрацами, а курс будет укрепляться, держать сбережения в валюте станет невыгодно и люди сами начнут переходить на гривню. Для этого просто необходимо создать надлежащие условия.

На мой взгляд, Нацбанку следует более взвешенно подходить к вопросу рефинансирования коммерческих банков. Когда мы говорим о возврате вкладов населения и юридических лиц, рефинансирование, безусловно, необходимо банкам любой формы собственности. С другой стороны, когда идет речь об объемах рефинансирования, необходимо обращать более пристальное внимание на управленческие решения топ-менеджеров и собственников коммерческих банков, ответственность за которые должна достигать, безусловно, высокого уровня и постоянно контролироваться центробанком, особенно если это касается рефинансирования валютных долгов дочерних структур зарубежных банков. При этом объемы рефинансирования должны определяться качеством нормативных показателей и объемами регулятивного капитала, а не чистыми активами, как это имело место быть.

В: А зачем иностранным банкам рефинансировать валютную задолженность своих дочек в Украине, если они не могут выдавать кредиты в валюте?

О: Рефинансирование необходимо в случае наличия существенных разрывов у дочерних структур. Если же таковые отсутствуют, предоставленные суммы могут служить дополнительным источником валютных свопов, которые бы позволили банкам привлекать гривню. Уверен, что при твердом тренде укрепления гривни — пусть даже по копейке в месяц — спрос на своп-операции, безусловно, вырастет. Но тут мы снова возвращаемся к вопросу о прогнозируемости действий украинских властей и наличия у них программы по выходу из финансово-экономического кризиса.

Без совместной программы НБУ и правительства по выходу из кризиса, а также доверия к ней со стороны рынка односторонние усилия по спасению ситуации в банковской системе будут бесполезны.

Между тем, правительство и депутаты пока сделали слишком мало для поддержки финансовой системы. До сих пор не принята поправка в декрет о валютном регулировании относительно обязательной продажи валютной выручки, Минэкономики никак не сократит срок расчетов по внешнеэкономическим операциям со 180 до 90 дней.

Зато Кабмин и Верховная Рада старательно изымают свои деньги из коммерческих банков: правительство запретило муниципалитетам и коммунальным предприятиям держать свободные ресурсы в частных банках, а Рада на днях отказалась от услуг «Надра Банка». К сожалению, это говорит о том, что власти пока не видят необходимости поддерживать банковскую систему.

В: «Хрещатик» до сих пор является на четверть муниципальным банком. Насколько сильно по вам ударило требование Кабмина к муниципалитетам перевести все средства в госбанки?

О: Знаете, не ударило. Тем более что сейчас, в начале года, еще должны быть проведены соответствующие тендеры. Мы продолжаем обслуживать многие коммунальные предприятия, однако в большей степени являемся их кредиторами. В целом в 2009 г. мы планировали привлечь не менее 100 млн. грн. этих ресурсов.

Упомянутое же решение является, во-первых, фактором снижения здоровой конкуренции на финансовом рынке, во-вторых, ставит участников рынка в неравное положение, которое опять же — не способствует оздоровлению банковской системы. Повторюсь: пока правительство не окажет реальную поддержку банкам, о выходе из кризиса экономики в целом и возврате доверия к украинским финансовым структурам говорить не приходится.

Дмитрий Николаевич Гриджук родился 26 мая 1959 г. в пгт Печенижин Ивано-Франковской обл. В 1985 г. окончил Одесский институт народного хозяйства. 1982-1990 гг.— работал в комсомольских и партийных органах. 1990-1995 гг.— начальник отдела, замдиректора ивано-франковской дирекции банка «Украина». 1995-1999 гг.— путь от начальника управления до главы правления АПБ «Украина». 1999-2000 гг.— замглавы правления Международного коммерческого банка. С мая 2000 г.— председатель правления банка «Хрещатик». Кандидат экономических наук. Женат, воспитывает сына и дочь.

Источник: Экономические известия, от 20.02.09

Пресс-релизы размещаются на платной основе в раздел Пресс-релизы

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях