ГлавнаяLifestyleВсе новости раздела
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

"Влюбленные англичане": от прагматизма к страсти

Русская служба Би-би-си, 9 сентября 2013, 07:17
0
47
 Влюбленные англичане : от прагматизма к страсти
Фото: АР
Баланс между прагматизмом и любовью менялся в Британии на протяжении всего XX века

То, что на Западе в 1960-е годы случилась сексуальная революция, известно всем и каждому, однако ей, оказывается, предшествовала гораздо менее заметная, но возможно более важная - эмоциональная революция.

Во всяком случае именно это пытается доказать в своей книге историк Клэр Лангхамер, рассматривая, как в Британии на протяжении XX века менялись взаимоотношения между любовью, прагматизмом и страстью.

Материалом для исследования во многом стал хранящийся в Сассекском университете архив "Массовое наблюдение" - уникальный проект, начатый в конце 1930-х годов группкой английских интеллектуалов, которые поначалу сами скрупулезно записывали быт и привычки своих сограждан, а затем стали привлекать к проекту добровольцев, и люди стали присылать свои наблюдения-зарисовки, как говорит автор новой книги, не в последнюю очередь чувств.

У любви есть история, поскольку она означает разные вещи для разных людей в разные периоды жизни и на протяжении веков служила разным целям.

У нее есть свои взлеты и падения в истории человеческого общества, и хотя новая книга исследует лишь небольшой период – с момента окончания Первой Мировой войны до начала 1970-х, мы видим, как именно сместились акценты в эмоционально-чувственной сфере.

Противоядие от ужасов войны

Вот, например, какое брачное объявление было напечатано в газете в 1930 году: "Девица 27 лет, рост 152 сантиметра, католичка, белокожая с темно-русыми волосами, работающая, любит музыку, спокойная, дочь фермера, хочет познакомиться с чистоплотным и если не симпатичным, то по крайней мере приятным мужчиной, зарабатывающим около 5 фунтов в неделю".

Это объявление появилось в издававшейся с 1860 года газете Matrimonial Post and Fashionable Marriage Advertiser. Указание на собственную принадлежность к вере и желательный заработок потенциального мужа – вещи не исключительные, а довольно типичные и заявлялись вплоть до окончания Второй Мировой войны, явившейся во многом эмоциональным водоразделом, и не только в Британии.

"Важно отметить, что эта тенденция заметна не только в Британии. Очень интересные исследования были проведены в Советском Союзе, например, в 1950-60-е годы, которые свидетельствуют о том, что значение любви в жизни советских людей тоже весьма значительно в этот период, - говорит Клэр Лангхамер. - Так что Вторая Мировая война очень сильно повлияла на изменение людских приоритетов и того, что для них стало важно в смысле личной жизни, и произошло это по всей Европе".

Если в первой половине XX века найти партнера, который бы хорошо зарабатывал, был человеком семейным, нормальной, презентабельной внешности могло быть достаточно, то после Второй Мировой войны в сознании людей и их восприятии любви и брака стало доминировать очень романтическое понимание того, что есть любовь и сексуальная удовлетворенность.

Женщины от потенциального партнера стали ожидать не определенных цифр в зарплате (хотя это по-прежнему оставалось важным, учитывая существовавшее неравенство в оплате труда), а чувство юмора, верность, нежность, тогда как для мужчин стало важно заполучить в жены любящую, нежную женщину. Любовь, как пишет Клэр Лангхаммер, стала противоядием от жестокостей войны.

"Дорогая редакция!"

Вышедший в 1945 году британский фильм "Я знаю, чего хочу" (I Know Where I’m Going) рассказывает историю молодой женщины, намеревающейся успешно выйти замуж за богатого и уже немолодого промышленника. Однако неожиданно для себя самой она влюбляется в военного моряка, и возникает борьба между прагматизмом и чувством, в котором любовь не только побеждает, но и получает вознаграждение: моряк оказывается совсем не бедным.

Сказочная концовка отнюдь не исключала жизненность описанной дилеммы, о чем свидетельствуют как архивы "Массового наблюдения", так и многочисленные письма в редакцию, в специальный раздел советов, который по традиции в Британии называется колонкой "тетушки-советчицы" (agony aunt) и имеет давнюю историю.

Первая подобная колонка была придумана отнюдь не "тетушкой", а "дядюшкой" - Джоном Дантоном, который в 1691 году поместил колонку советов на всевозможные темы в своем издании Athenian Mercury. И хотя она никогда полностью не исчезала из английских газет и журналов, в XX веке ее присутствие стало нормой, особенно в женских изданиях, и эта тенденция продолжается до сих пор.

"Само собой разумеется, вопросы, которые присылали этим "газетным тетушкам", а иногда и "дядюшкам" со временем сильно изменились, да и их советы тоже, - рассказывает Клэр. - До XX века их советы чаще всего опирались на Библию. В XX веке это уже более обыденные практические советы, что, конечно, связано с появлением новых женских журналов, особенно в 1920-30-е годы. В каждом женском журнале была своя "тетушка-советчица", как и в некоторых газетах. Это также связано с ростом популярности и влияния экспертов в разных сферах, и не только в личной сфере, но и по поводу того, как обустроить жилье, что покупать и так далее. Проблема в том, что по поводу любовных отношений люди часто не следуют полученным советам".

Как распознать любовь?

Советам, может, и не следуют, но спрашивать их любят, и даже если допустить, что часть этих писем придумана в редакции, они тем не менее отражают те проблемы, которые витают в эмоциональной сфере в каждый конкретный отрезок времени.

Нынешние советы, как я вижу из таких колонок, часто касаются секса, пристрастия к порнографии, измены. В середине XX века людей интересовало, есть ли тот единственный предназначенный только для тебя человек или любовь - это то, что все равно рано или поздно случится, неважно с кем?

"Женский справочник о любви и браке" ("Every Woman’s Book of Love and Marriage") предупреждал своих читательниц, что взаимная симпатия очень часто может "прикидываться" любовью. Согласно другому изданию, надо трижды подумать, прежде чем связать себя серьезными отношениями с иностранцем, поскольку сексуальное влечение, чувство новизны и иностранный шарм могут маскироваться под что-то более серьезное.

Одна из читательниц журнала Woman’s Own написала в 1945 году в редакцию, не расстаться ли ей со своим бойфрендом, поскольку ей трудно, когда она с ним, контролировать свои эмоции.

Можно ли любить одновременно двоих?

На этот вопрос, проводивший в 1960-е годы исследование антрополог Джеффри Горер получил неожиданный ответ: довольно высокий процент как мужчин, так и женщин, ответили на него утвердительно.

Его исследования выявили и то, что британцы оказались гораздо более раскованными в своих воззрениях на эмоциональную близость, чем в практикуемой ими сексуальной жизни. Как пишет автор новой книги, по мере того как любовь стала центром, вокруг которого пытались организовать свою жизнь как женщины, так и мужчины, она стала также более запутанной, сложной.

"Эмоциональная революция не только предвосхитила сексуальную революцию, она создала необходимые условия для подобных перемен", - полагает Клэр Лангхамер.

Девушка или машина?

Где будущие возлюбленные могли встретиться? Конечно, на танцах и в кино, особенно после войны, когда традиционные места знакомств – в церкви и через членов семьи - стали отходить на второй план.

Также университеты стали своего рода свахой, конечно, в основном для молодежи из семей среднего класса. Однако у рабочей молодежи тоже появились свои места встреч, чему поспособствовала отмена нормирования продуктов: открылись неведомые доселе молочные бары, сеть кофеен Lyons Corner House и фаст-фуд-кафе Whimpy Bar.

Но кто платит за развлечения? Ближе к началу века все было ясно: в период ухаживания мужчина вкладывает деньги, женщина – эмоции. (Кстати, женщины, не вкладывавшие эмоции в отношения, но пользовавшиеся ухаживаниями, стали называться gold-diggers, то есть женщины-искательницы "папиков", выражаясь языком сегодняшним). То, что за финансовую сторону отвечает мужчина, не казалось странным, поскольку мужчина рассматривался как основной добытчик для будущих семейных отношений.

Правда, с 1940-х годов женщины попроще из рабочей среды сами стали платить за развлечения, что давало защиту и контроль над тем, куда идут эти отношения. К 70-м годам эта тенденция стала меняться, но не исчезла вовсе и с ростом индустрии развлечений стала больше давить на мужской кошелек.

"Я ухаживал за одной девушкой и сейчас был бы уже женат, но вместо этого купил машину", - признался в одном из опросов 1950-х молодой мужчина. Сейчас само понятие "ухаживание" практически исчезло, во всяком случае слово courtship вовсе ушло из обихода. Почему? - спросила я у Клэр Лангхамер.

"На мой взгляд, сегодня это слово – "ухаживать" - выглядит устаревшим, очень официальным. Потому что в начале XX века в самом процессе ухаживания был элемент формальности, существовал особый этикет, и сам процесс занимал несколько лет. После Второй Мировой войны стали выходить замуж и жениться в более раннем возрасте, да и процесс ухаживания сократился. К тому же существуют и региональные различия: например, на севере Англии это слово в ходу оставалось гораздо дольше, чем в других местах", - полагает историк.

Секс до и после

"Если мужчины отвечали за оплату предбрачных отношений, то на женщинах лежала ответственность за надзор за уровнем интимности, во всяком случае до дня бракосочетания", – пишет Лангхамер.

Но как понять, подходит ли тебе этот человек? Таков был один из вопросов в сентябре 1943 года, поставленный перед наблюдателями-социологами архива "Массового наблюдения".

Ответы даны такие: схожий взгляд на жизнь, возраст (разница не больше пяти лет), образование и принадлежность к одному социальному слою. До войны в брачных объявлениях часто указывалась, что католикам, евреям просьба не обращаться, однако после Второй мировой явные религиозные исключения стали редкостью, хотя "no RC"(только не католик) все же появлялись. Что вряд ли странно, учитывая, что взгляды церквей на ограничение рождаемости и планирование семьи расходились: англиканская церковь стала признавать необходимость применения контрацептивов еще в 1930-е годы, тогда как отношение католической как на межконфессиональные браки, так и на контрацептивы оставалось негативным.

И раз уж речь зашла о контрацепции, как далеко можно и нужно зайти в добрачных любовных отношениях?

Социолог Майкл Скофилд в начале 60-х в ходе опроса выяснил, что половина опрошенных молодых людей хотели добрачного секса, однако 64% собирались все-таки жениться на девственницах, а 85% женщин собирались замуж, не имея добрачного сексуального опыта.

Риск забеременеть в отсутствие надежных противозачаточных средств и легальных абортов был основной причиной нежелания со стороны женщин вступать в интимные отношения до брака, поскольку один неверный шаг мог кардинально изменить всю жизнь.

Это переменчивое чувство

Сейчас вопрос уже ставится так, причем уже в школах: в каком возрасте стоит вступать в интимные отношения и как лучше удовлетворить свои сексуальные потребности. Но это не значит, что в основе всего только секс. Как декларирует в своей книге "Влюбленные англичане" Клэр Лангхамер, сейчас в обществе возникает новый эмоциональный ландшафт.

"Все крутится теперь вокруг любви. При этом я не хочу сказать, что до XX века люди не влюблялись, но дело в том, что изменилось понимание того, что именно любовь тебе даст или может дать, и, соответственно, брак тоже", - говорит она.

Предполагается, что современная любовь должна тебя преобразить, между парой должно быть сексуальное влечение, причем, лучше, если оно существует с самой первой минуты знакомства. "Между нами не было никакой искры" - сегодня эту фразу можно очень часто услышать или прочитать в рассказах тех, кто отваживается на свидание вслепую.

"Самое главное, что я извлекла, работая над этим исследованием чувств в XX веке, - так это то, что очень трудно предсказать, что дальше произойдет в брачных и любовных отношениях, потому что они настолько нестабильны! Тебе кажется, что это какая-то очень традиционная форма, а на поверку оказывается, что она не такая уж традиционная и постоянно меняется", - признается автор книги.

Мы видим, что романтизация чувств привела к тому, что к браку, как и к любви, тоже стали предъявляться завышенные требования, которые этот институт не всегда может выдержать, но он готов приспосабливаться вновь и вновь.

Автор Катерина Архарова, Программа "Пятый этаж", Русская служба Би-би-си

Источник: Русская служба Би-би-си

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...