ГлавнаяLifestyleВсе новости раздела
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

"Сила и ранимость": о чем говорит тюремное искусство

Русская служба Би-би-си, 25 октября 2013, 04:26
0
50
 Сила и ранимость : о чем говорит тюремное искусство
Фото: Reuters
У каждой британской тюрьмы есть своя программа творческой терапии

В лондонском концертном зале Royal Festival Hall фонд Кёстлера представляет художественное творчество заключенных британских тюрем. На выставке "Сила и ранимость" побывала Катерина Архарова.

На выставке "Сила и ранимость" меня встречает приятная служительница и предлагает короткую экскурсию.

На ее блузке значок с именем Эрин и указанием, что она имеет за плечами тюремный опыт.

"Я сидела в тюрьме, лет 15 назад это было, писала там стихи и получила за них премию Фонда Кёстлера. Все эти годы я об этом не забывала, а недавно мне трудно было найти работу, хотя все предыдущие годы я работала, и я обратилась в Фонд Кёстлера, и вот я здесь!" - сообщает она.

Фонд Кёстлера был образован в 1962 году издателем Дэвидом Астором и писателем Артуром Кёстлером, автором романа "Слепящая тьма", в котором он обрисовал ужасы сталинского террора 30-х годов.

Кёстлер сам был политзаключенным, приговоренным к смертной казни, что впоследствии повлияло на его активную борьбу за отмену смертной казни в Британии - стране, которая стала для него второй родиной.

И вот уже 50 лет фонд, носящий его имя, назначает ежегодные премии в размере от 20 до 100 фунтов авторам художественных произведений, созданных в пенитенциарных учреждениях.

Полезное творчество

"Наш фонд считает, что занятия творчеством в тюрьме очень полезны по многим причинам. Для большинства, наверное, это дает возможность эскейпизма, отвлечься ментально от того, где они находятся, и подумать о том, кто ты, как ты здесь оказался и как ты будешь строить свою жизнь дальше. Или вообще поразмышлять о жизни", - говорит арт-директор фонда Фиона Каран.

"А для кого-то занятие искусством дает обретение уверенности в себе, у них повышается самооценка, потому что это ведь не секрет, что низкая самооценка часто и приводит человека к тому, что он оказывается в тюрьме", - считает она.

Есть и такие, кто раскрывает в себе настоящий талант - к писательству, к рисованию, лепке, и это потом может помочь найти работу.

Но самое главное, как поясняет Фиона, собственное творчество помогает заключенным восстановить утраченные связи, испорченные отношения с близкими, наладить новые и даже уберечь от рецидива.

У каждой британской тюрьмы или другого пенитенциарного учреждения есть своя программа творческой терапии или развития творческих навыков у заключенных.

Это могут быть художественные кружки, кружки английского или музыки, и фонд находится в постоянном контакте с преподавателями этих кружков, тюремными библиотекарями, которые уже в свою очередь направляют творческую фантазию своих подопечных в то или иное русло.

Разнообразие жанров

Фонд Кёстлера ежегодно присуждает премии по 58 номинациям от музыки, поэзии, живописи до традиционных форм тюремного творчества - создания моделей из спичек или художественной резьбы по мылу.

Оценивают работы профессионалы: в этом году в жюри входили эксперты музея Виктории и Альберта, Национального театра, а также скульптор Сара Лукас и художники Джереми Деллер и Грейсон Перри. Некоторые работы номинируются на награду, а какие-то отбираются для ежегодной выставки.

Куратором нынешней, проходящей сейчас в концертном зале Royal Festival Hall, фонд пригласил стать молодую британскую исполнительницу хип-хопа Спич Дебелле.

Из семи тысяч работ, присланных заключенными тюрем, психиатрических больниц, детских домов строго режима и иммиграционных центров ей надо было отобрать не более двухсот, которые могли бы поместиться в ограниченное выставочное пространство, предоставленное концертным залом.

"Я провела неделю в офисе фонда Кёстлера, куда привозят все произведения, а это три-четыре этажа. И я начала с первого этажа и стала продвигаться наверх, отбирая по ходу работы. И всего получилось 180 работ",- сказала Спич в интервью Би-би-си.

На всеобщее обозрение

Проведение выставок - это отдельная сфера деятельности фонда, и нынешняя проводится совместно с артистическим центром на Южном берегу Темзы, куда входит Royal Festival Hall. Почему это важно - проводить публичные выставки?

"Самое, пожалуй, главное заключается в том, что тысячи людей придут и увидят эти работы, - объясняет арт-директор фонда.

"Мы надеемся, что люди, побывавшие на нашей выставке, станут чуть более открытыми по отношению к бывшим заключенным и помогут им войти в нормальную жизнь, когда те выйдут из тюремных стен, наймут их на работу, например. И это - одна из самых главных причин, по которой мы проводим такие выставки", - говорит Фиона Каран.

Моя провожатая по выставке Эрин - наглядное тому свидетельство. Я прошу ее показать самые любопытные, с ее точки зрения, работы, и она подводит меня к горизонтально вытянутому постеру, где на черном фоне трафаретом вырезано слово "СТЕНА". Сквозь буквы просвечивают фрагменты кирпичной стены, а на буквах контуры людей, рушащих стену.

К выставке прилагается небольшая брошюра, где содержатся комментарии авторов выставленных экспонатов, правда, инкогнито. Мы не знаем, кто ее сделал - мужчина или женщина, но знаем, что ее автор находится в исправительном заведении для юных правонарушителей Мурланд, и что вдохновением для этой работы стало падение Берлинской стены.

"И еще, конечно, эта работа о личных ограничениях, о "внутренних стенах", которые есть у каждого из нас, и о том, как важно их разрушить и что-то изменить к лучшему", - рассуждает Эрин.

Душевные стоны

Наш разговор проходит на фоне душераздирающих стонов, которые являются частью другой работы - видеоинсталляции под названием "Слезы на моей подушке". Она сделана в больнице для душевнобольных Бетлэм и получила платиновый приз в категории "Прощение".

На подвешенном к потолку экране мы видим лежащего на кровати человека, но вместо лица у него черный вихревой поток - мыслей, чувств, боли?

Стоны нарастают, человек руками пытается развести черный круговорот, и постепенно стоны стихают, а поверх застывшего на месте вихревого клубка появляется обычный медицинский пластырь.

Эта инсталляция ошеломляет, сбивает с толку, обращает на себя внимание, хочешь ты того или нет. Я спрашиваю Эрин, не беспокоят ли ее эти стоны, которые она вынуждена слушать целый день.

"Меня эта работа тоже поначалу расстраивала, но и притягивала, и сегодня я даже оставила свой комментарий в книге отзывов, потому что она настолько отличается от всех остальных",- соглашается она.

"Все эти стоны... ты чувствуешь, что этот человек страдает, а когда душевная боль заканчивается и на него сверху кладут пластырь - мне кажется, это отражает то, что часто происходит в психиатрических больницах: врачи не доходят до сути проблемы. Но что точно - мимо этой работы невозможно пройти", - считает Эрин.

Художественная сила в контексте

Но есть, конечно, и более легкие работы - стихи, лепнина, скульптура, пейзажи, портреты, жанровые сценки, как, например, полюбившаяся мне акварель "Едоки лука".

За кухонным столом обедают четверо: авторитетная фигура отца, мать с чуть приопущенными безвольными плечами и две фигуры, сидящие спиной к зрителю, но место в торце стола, напротив отца, свободно. Там стоит тарелка с едой, однако по тому, как придвинут стул, ясно, что за него никто не сядет в ближайшее время.

Картина хороша, но невольно возникают мысли не о художественных ее достоинствах, а о том, в каких условиях ее создавал находящийся в ливерпульской тюрьме автор, его ли это стул стоит?

Можно ли оторваться от контекста и воспринимать эти работы исключительно по их художественному достоинству?

"Некоторые работы не открывают новых горизонтов, скажем так, а есть такие, где на первый план выходит оригинальность мышления автора. Так что у кого-то видна изумительная техника письма, у другого - полет мысли, изобретательность", - полагает Фиона Каран.

"Каждая работа сама по себе уникальна, но, конечно, когда ты ходишь по выставке и видишь ее в контексте, то все эти работы приобретают некий новый уровень глубины, который иногда подразумевался самим автором, а иногда нет", - поясняет она.

Рука в руке

У многих работ стоит красный кружочек - это означает, что картина продана, причем покупателем может стать любой посетитель. К выданной мне брошюре прилагается прейскурант, где самая дорогая картина оценена в 500 фунтов, а самая дешевая работа - это керамическая ваза - в 60.

Половина выручки идет автору, а оставшаяся часть - в Фонд помощи жертвам насилия и в Фонд Кёстлера. Понравившаяся мне акварель еще не куплена, и я раздумываю, не оставить ли мне заявку, а пока спрашиваю у Эрин, что бы она унесла с собой?

"Эта картина называется "Не отпускай меня", она с виду очень проста, но говорит о многом: мы видим руку взрослого, на которой лежит рука ребенка, и нарисована она была в детском учреждении. И эта картина напоминает мне о том доверии, которым дети наделяют взрослых, и как это доверие может быть нарушено, и совсем не у всех есть эта самая рука, которая будет их держать", - отвечает она, глядя на картину.

Эрин - привлекательная белокурая женщина с приятными манерами, и если бы не рваный шрам на шее, то ничто бы не говорило о ее прошлом. Я не могу удержаться и спрашиваю, как она попала в тюрьму.

Она говорит, что это было преступление с применением насилия. Она ранила человека и провела в тюрьме полтора года из положенных трех лет, и все - больше туда не вернулась.

В последнее время пенитенциарная система в Англии и Уэльсе критиковалась, особенно в том, что касается наказания женщин, и только что министерство юстиции объявило, что отныне женщины, совершившие преступление, будут отбывать срок недалеко от места жительства, чтобы сохранять связь с детьми, с семьей.

Я спрашиваю у Эрин, насколько тяжело ей было в заключении.

Очень тяжело, отвечает она. Она рассказывает о постродовой депрессии после рождения сына, о своей наркомании, алкоголизме, что и вылилось в итоге в спровоцированное насилие.

"Мне было очень тяжело в тюрьме, но в то же время это мне помогло, потому что мне надо было как-то изменить ситуацию, в которой я оказалась, как-то отделить себя от всего этого, хотя, конечно, я скучала по сыну. Сейчас ему 18 лет, и у нас очень хорошие отношения, он живет со мной, и еще у меня есть двое младших детей, так что все в конце концов закончилось хорошо. Все было не зря", - говорит она напоследок.

Выставка The Strength&Vulnerability Bunker продлится до 1 декабря 2013 года.

Источник: Русская служба Би-би-си

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...