ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Провинциал столичного масштаба. Интервью с Евгением Гришковцом

25 декабря 2009, 13:20
0
72
Провинциал столичного масштаба. Интервью с Евгением Гришковцом
Фото: Корреспондент
Гришковец: Мои герои - это жители больших городов, все время старающиеся жить лучше

Российский драматург, актер и любимец среднего класса Евгений Гришковец - о героях своих пьес, премьерах РФ и Украины. И о том, почему никогда не переедет из Калининграда в Москву.

То, что поражает при встрече с актером и драматургом Евгением Гришковцом, на чьи спектакли в Москве и в Киеве публика, молодая и добротно одетая, валит валом, это его неброскость. Не внешняя - он вполне хорош собой и так же хорошо одет. А та, что идет изнутри. Может быть, дело в том, что в нем - ни грамма того, что другой российский писатель, Виктор Пелевин, называет гламурой: персонаж Гришковец хоть глянцевыми изданиями и любим, но лишен всякой помпезности.

В конце декабря российская знаменитость привезла в Киев два спектакля: старый - Как я съел собаку и новый +1. О работе и жизни Корреспондент побеседовал с Гришковцом за кулисами киевского Театра русской драмы - там, где проходили его спектакли.

- Вы - образ в рекламе American Express. Ваши герои - тоже люди обеспеченные, они ездят на хороших машинах, ходят в недешевые рестораны, путешествуют.

- Это все люди, либо учащиеся, либо работающие. Если это работающие люди, то это люди либо с семьями, либо знавшие, что такое семья, разведенные, у которых есть дети. Это все люди - не маргиналы. Мои герои - это жители больших городов, все время старающиеся жить лучше.

- Вас называют певцом среднего класса. Не певцом, скажем, маленького человека, а именно среднего класса. Вас это обижает, или Вам это нравится?

- Во-первых, я не певец. (Улыбается.) Во-вторых, я Вам говорю, что это не точное определение. Маленького человека сейчас нет. Есть, конечно, офисный планктон. Есть некие люди, которые работают на огромных заводах. Но я вывожу понятие: есть люди нормальные, а есть ненормальные. Есть те, кто держатся за норму жизни, а это может быть и очень богатый человек, и человек совсем небольшого достатка, и человек, который в данный момент не имеет работы, и тот, кто работает очень много. Но это нормальные люди. Есть люди совершенно ненормальные. В так называемой чернухе герой маргинален и ненормален и далек от тех людей, которые являются зрителями.

- Сейчас на культуру сильно влияет Америка. Везде требуется action [действие - англ.]. Как Вам удается в течение нескольких часов удерживать внимание зрителей монологом?

- Вообще в этом случае Америка очень помогает. (Смеется.) <…>. Тот самый action и те самые блокбастеры не дают возможности увидеть человека крупным планом. У меня театр крупного плана. Все время один крупный план. (Смеется.) Люди в театр идут посмотреть про себя.

- Вы сами говорили в интервью, что Ваш новый спектакль +1 забирает кассы у старых. Почему?

- Это просто новый спектакль. И он про сегодня, не про вчера и не про завтра. А про сегодня.

- В Москве билет на Ваш спектакль можно купить за $ 15. В Киеве нужно заплатить $ 100.

То, что выглядит на Украине как свобода, мне кажется полным безвластием, тем, что никто не способен никаким образом страной управлять

- $ 100 - это очень небольшой сегмент билетов. Я очень строго слежу за тем, чтобы средняя цена билетов на мой спектакль в Киеве в этом самом удобном театре страны, Леси Украинки, была где-то $ 25. Говорите спасибо тем людям, которые руководят театрами, они загибают такие аренды. У меня невысокий гонорар совсем. От билета в 700 грн. мой гонорар, может быть, гривен 50 - остальное транспортные расходы, таможня и очень высокие аренды. И в момент кризиса снижать аренды люди не хотят, они привыкли к большим деньгам.

- Нас всех очень интересует то, что происходит сейчас в России. Россия, которой руководят [Владимир] Путин и [Дмитрий] Медведев, - это Ваша страна?

- У меня есть все возможности работать. И нет решительно никакого контроля надо мной. Цензура есть на телевидении и в крупных изданиях, в интернет-изданиях. На мне это никаким образом не отражается. <…>. Работать мне комфортно и удобно, но за многое, что происходит в стране, мне стыдно.

- А Путин Вам нравится как президент? Или уже как премьер-министр?

- Я их сам путаю. (Улыбается.) Нет, мне не нравится ни его стиль, ни его способ управления. Мне Путин интересен, он мне любопытен. Что бы ни говорили, это мощная фигура. Среди главных политиков мира он один из самых интересных персонажей. [Но] я полагаю, что он не современный лидер. Не лидер XXI века.

- Как Вы считаете, Украина страна более свободная и демократическая, чем Россия?

- То, что выглядит на Украине как свобода, мне кажется полным безвластием, тем, что никто не способен никаким образом страной управлять.

- Но в Украине есть, к примеру, свобода слова. У вас ее нет.

Потому что российская власть в себе очень уверенная и спокойная. А этой уверенности в себе нет ни у кого из украинских политиков

- Это чудесно [то, что есть свобода слова]. Но кто может у вас сейчас серьезно отцензурировать страну? Кто обладает действительной политической силой? Этого делать, безусловно, не нужно. Но Вы думаете, что та же самая Юлия Тимошенко не хотела бы каким-то образом цензурировать? Она очень хотела бы. Это же по ней видно. И, может быть, если бы ей дали возможность осуществить это желание, цензура была бы гораздо более сильной [чем сейчас в России]. Потому что российская власть в себе очень уверенная и спокойная. А этой уверенности в себе нет ни у кого из украинских политиков.

- На одной из пресс-конференций в Киеве Вы сказали, что у украинского литературного языка нет будущего, чем вызвали бурю протеста. Что Вы имели в виду?

- Вы всерьез полагаете, что я мог такое сказать? Это надо представить, что я идиот, шовинист и националист, если всерьез полагать, что я мог такое сказать. Я сказал буквально следующее, повторю еще раз. У развития современного украинского языка есть существенные проблемы. Каждый образованный украинский писатель двуязычен, это большое преимущество. Если у него нет каких-то очень глубоких национальных причин, у него есть нормальное желание, чтобы его книгу прочло как можно большее количество людей и именно в том виде, в каком он ее написал. Так вот, украинский писатель, скорее всего, предпочтет написать книгу на русском языке, а литературный язык развивается именно литераторами, для того чтобы иметь гипотетическую 200-миллионную аудиторию из жителей Казахстана, России, Украины, Белоруссии и всего зарубежья, где живут русскоязычные люди. [Альтернатива] иметь гипотетическую аудиторию в 10 млн человек, которые свободно читают литературу на украинском языке.

- Вы жили в Кемерово, последние 11 лет Вы живете в Калининграде. В Москве только даете спектакли. Первый общепринятый, традиционный шаг для достигших успеха людей - переезд в столицу. Почему Вы не переехали в Москву?

- Мне профессия позволяет. И потом я человек провинциальный, привыкший жить укладом. Я люблю Москву, где есть огромный человеческий ресурс: именно в Москве я могу легко найти коллег - художников, музыкантов, с которыми работаю. Это все высокие профессионалы, которых сконцентрировано очень много в Москве, на этом художественном рынке. Но как там жить, я просто не представляю. Это город, который из меня высасывает время.

Для меня идеальным местом является Калининград. Небольшой удобный город. Я понимаю, как живет провинция, со всеми минусами. Но я принимаю и минусы и плюсы.

- Может ли быть так, что в Москву Вы все-таки когда-то переедете?

- В Москву я не перееду никогда. Это уже твердо решено, потому что я недавно купил дом в Калининграде. До этого еще были какие-то сомнения. Мне мои деньги достаются очень большим трудом. На то жилье, которое я бы хотел иметь в Москве, мне не заработать. А даже если я их и заработаю, мне их будет жалко отдавать на эти пресловутые московские квадратные метры.

- Когда Ваши следующие гастроли в Украине?

- В конце февраля - начале марта.

- Существует так называемый опросник Пруста - французский писатель в подростковом возрасте заполнил подобную ему анкету для своей подруги. Считается, что с его помощью можно хорошо узнать человека, и его часто использует американский журнал Vanity Fair, беседуя со знаменитостями. Ответите на эти вопросы?

- Давайте. Мне их уже задавал [Владимир] Познер [российский тележурналист].

- Что для Вас счастье?

- Это те короткие мгновения, когда я ничего другого, кроме того, что со мной происходит, не хочу.

 - Чего Вы боитесь больше всего на свете?

- Я боюсь несчастья и болезней своих близких и тех людей, кого я люблю.

- Что в себе Вы не любите больше всего?

- Мнительность.

- Что Вы больше всего не любите в других?

- Трусость и жадность. От них - подлость и предательство.

- Кем из ныне живущих Вы восхищаетесь больше всего?

- Моими детьми.

- Каково на данный момент Ваше внутреннее состояние?

- Усталость.

- Какое качество Вы больше всего уважаете в мужчине?

- Способность быть внимательным.

- В женщине?

- Жизнестойкость.

- Где и когда Вы были счастливее всего?

- В городе Кемерово в пять или шесть лет.

- Ваши любимые писатели?

- [Иван] Бунин и [Антон] Чехов. И [Роберт Льюис] Стивенсон.

- Ваш любимый литературный герой?

- Питер Пэн.

- Кто Ваши герои в жизни?

- Мой дед.

- Где бы Вы хотели жить?

- В России. Еще в Тбилиси и Севастополе.

- С какой вещью Вы не могли бы расстаться никогда?

- Нет такого предмета.

- О чем в своей жизни Вы жалеете больше всего?

- Ни о чем.

- Как бы Вы хотели умереть?

- Без боли и унижений. И страха.

Это интервью опубликовано в №49 журнала Корреспондент от 25 декабря 2009 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...