ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Рыцарь народного образа. Интервью с Сергеем Гармашем

16 апреля 2010, 12:34
0
47
Рыцарь народного образа. Интервью с Сергеем Гармашем
Фото: kinopoisk.ru
Гармаш: Ромео - это не про меня

Известный российский актер с украинскими корнями, обычно играющий грубых, но правильных "настоящих мужиков", Сергей Гармаш рассказал Корреспонденту о секретах профессии, новых ролях и о мечте всей его жизни.

Востребованности Сергея Гармаша может позавидовать любая звезда - только в прошлом году 51-летний актер снялся в семи фильмах, не считая постоянной работы в московском театре Современник.

Экранные персонажи Гармаша - в основном жесткие, прямолинейные, иногда даже жестокие "простые парни". Именно такого он сыграл и в триллере Прячься, вышедшем на отечественные экраны 15 апреля, - сурового метеоролога, грубого и себе на уме человека, который, впрочем, расплачивается за свою жестокость.

Фильм делали в России, а руководил съемками молодой ирландский режиссер Джонни О'Рейли. Работать с иностранцами Гармашу не впервой - до этого он сыграл российского полковника в ленте культового польского режиссера Анджея Вайды Катынь о расстрелянных НКВД пленных польских офицерах.

О работе с зарубежными режиссерами, будущих фильмах, любимом хобби - ничегонеделании и о своей заветной мечте известный актер рассказал в эксклюзивном интервью Корреспонденту.

- За последние несколько лет Вы сыграли в более чем десятке фильмов, не считая работы в театре. Такой работоголизм - Ваш привычный ритм, или это связано с кризисом и необходимостью больше зарабатывать?

- Это мой нормальный ритм. Я начал сниматься в 1984-м, в том же году начал работать в театре, где работаю с тех пор без перерыва. А в кино перерыв в съемках никогда не достигал и пяти месяцев. Когда-то чуть больше работы, когда чуть меньше, но в целом это мой привычный ритм.

- Возможно, в связи с государственной поддержкой кризис в российском кино и не ощущается? Или все-таки актеров затронули экономические неприятности?

- Кризис, безусловно, коснулся актеров. Производство фильмов сократилось намного. Сократилось и количество, и качество предложений. Отразился кризис на актерах и в материальном смысле. По-разному, но, думаю, понемногу коснулось всех.

- В связи с такой ситуацией приходилось ли Вам соглашаться на фильмы, от которых раньше бы отказались?

- Нет, этого не было. Я не чувствую, что в связи с кризисом иду в чем-то на компромисс.

- Ваши персонажи в основном - симпатичные, но достаточно жесткие, иногда даже грубые "простые люди". Не чувствуете ли Вы себя заложником определенного типажа?

- Да, в какой-то степени. Но если уж говорить честно, то я своей актерской - и театральной, и кинематографической - судьбой не обижен. Мне грех жаловаться. Конечно, хотелось бы каких-то неожиданных предложений, того, к чему я почти не прикасался. Тем не менее я всегда, с первых шагов в этой профессии отчетливо понимал, что Ромео - это не про меня.

И второе, "заложник" - сравнение неплохое, но не совсем верное, потому что если мы начнем копаться в истории - нашей ли, зарубежной ли - найдем огромное количество выдающихся актеров, которые были, на первый взгляд, "заложниками", но это не устанавливало для них предела в творчестве, в развитии и интерпретации этого типажа.

Чарли Чаплин ведь не играл серьезных ролей, он всегда играл маленького человека. Или удивительный, потрясающий наш артист Георгий Вицин. Каждая его роль - это бриллиант, хотя как будто бы и в одном амплуа. И сейчас мы его вспоминаем как очень большого, огромного артиста. Так что если вас по какой-то стезе определила жизнь, не надо считать, что это ограничение.

- Как часто Вы бываете в Украине и на малой родине, в Херсоне? Остались ли у Вас здесь связи кроме родственных - друзья, знакомые?

- Один раз в год я бываю точно, стопроцентно. Но, безусловно, хочу бывать чаще. Ведь там осталось мое детство, мама с папой, огромное количество друзей - и однокурсников, и одноклассников.

Хотя в прошлом году я был даже два раза. Один из них - долго, десять дней. У нас с женой был юбилей бракосочетания, и мы его праздновали в Херсоне, там, где мы и поженились. И как только есть такая возможность, я с удовольствием еду туда, потому что, знаете, в доме, где я родился, я даже сплю по-другому. Для меня это своего рода заряд.

Конечно, если бы я долго находился в Херсоне, меня потянуло бы на работу - все-таки я привык к другому ритму жизни. Сейчас уже по большей части вызываю маму с папой к себе, потому что мне их не хватает, а занятость не позволяет пробыть у них сколько бы я хотел. А вообще я Украину очень люблю.

- Как Вам работалось с Джонни О'Рейли на съемках Прячься? Не возникало проблем из-за языка или из-за того, что это человек другой культуры?

- По поводу другой культуры - здесь проблем совсем не возникало. Для человека из Ирландии, снимающего картину в совершенно другой стране, он очень хорошо постарался. И помимо прочего, безотносительно к профессии, Джонни - очень мягкий, добрый и коммуникабельный человек. Мы работали достаточно слаженно.

А вот языковой барьер чуть-чуть был, даже не барьер, а некоторые сложности. Джонни не настолько хорошо знает язык, и когда мы, актеры, что-то пытались из текста убрать или добавить, он очень щепетильно к этому относился. Приходилось долго ему объяснять, что реплики так будут звучать органичнее. На съемочной площадке часто приходится текст "оборганичивать", делать более разговорным. Это одна из проблем, кризис кинолитературы у нас, безусловно, присутствует.

- Опыт работы с иностранными режиссерами дает что-то новое в сравнении с опытом российского кинопроизводства?

- Конечно. Часто это совершенно иные производственные условия. О нашем кино говорят, что здесь невозможно опоздать. И это, к сожалению, не просто поговорка, а истина. В немецком кино, например, этого нет. Там камера включается ровно во столько, во сколько написано в вызывном листе. Это тебя мобилизует, заставляет жить и вести себя по-другому в этом съемочном периоде.

А что касается, скажем, Анджея Вайды, то это вообще отдельный разговор. Вайда - мировая величина кино- и театральной режиссуры, мне выпало счастье за те три съемочных дня, что у меня были на Катыни, впитывать все, что я видел, слышал и чувствовал. Спасибо судьбе за такой подарок! И это касается не только зарубежных режиссеров. Из работы с любой новой группой всегда что-то с собой уносишь, что остается в твоем архиве, в твоем "личном деле".

- Что-то особенное из последних ролей осталось в этом архиве?

- Сейчас выходит на экраны Предстояние Никиты Михалкова, первый фильм из дилогии Утомленные солнцем - 2. В нашей общей истории, в XX веке, не так много событий, которыми государство могло бы гордиться по-настоящему. Но Победа - это именно то событие. Эта картина - о Великой войне, ее, конечно, нужно идти и смотреть. Уверен, большинство зрителей выйдет оттуда с очень хорошими мыслями.

Еще я снялся в картине, которая сейчас условно называется Счастье, студии Тимура Бекмамбетова. Такая детско-взрослая комедия, очень позитивная. Думаю, будет хорошо. И еще должна быть очень достойной комедия, которую сняли Сергей Бодров, до этого комедий не снимавший, с режиссером Гукой Умаровой. Сейчас фильм находится в монтажно-тонировочном периоде, рабочее название - Дочь якудзы.

- Как Вы предпочитаете отдыхать?

- Общаться с близкими - семьей, сыном, дочерью. Со своими собаками. И еще предпочитаю заниматься своим хобби - ничего не делать.

- Вы - один из самых популярных актеров, востребованы в профессии на годы вперед и счастливы в личной жизни. Что бы Вы еще хотели сделать - в профессиональном плане и не только? Есть ли у Вас заветная мечта?

- У меня есть заветная мечта - сходить в кругосветное плавание на яхте. Может, когда-нибудь и осуществится. Что же касается профессии, то я никогда не мечтал о каких-то конкретных ролях. Я просто надеюсь, что наступит момент, когда у меня в руках окажется какой-то совершенно удивительный сценарий. Несколько раз уже такое бывало. Просто нужно в это верить.

И конечно, надеюсь не потерять себя в профессии, не свернуть не на ту дорогу. Мне вообще нравится определять свое существование как путь, как дорогу, на которой я нахожусь. И ни в коем случае на этой дороге не ставить никаких указателей, никаких памятных мест и никаких даже вешек. Просто идти этой дорогой и все. Пусть она будет трудная и неровная, но лишь бы она была, эта дорога.

Эта статья опубликована в №14 журнала Корреспондент от 16 апреля 2010 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...