ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Сделано в Индии. Интервью с Ильей Чичканом

18 июня 2010, 16:45
0
29
Сделано в Индии. Интервью с Ильей Чичканом
Фото: Корреспондент
Чичкан: Сейчас, мне кажется, интересно делать удивительные вещи, немножко непонятные даже самому себе

Один из самых дорогих отечественных художников Илья Чичкан - о своей Индии, которая в Киеве превратилась в громкую выставку DER'MO&ZOLOTO, а также об этих двух субстанциях в собственной жизни.

Четырехмесячное пребывание в Индии пошло Илье Чичкану на пользу - художник вернулся посвежевшим, похудевшим да еще и с двумя десятками новых работ. Отчет о проделанной на Гоа работе он представил в Киеве посредством новой выставки DER'MO&ZOLOTO.

В ее оформлении один  из самых известных художников страны, чья работа ушла с аукциона Sotheby’s за 40 тыс. фунтов стерлингов, а картины с новой выставки были распроданы еще не написанными, не преминул сыграть на контрастах.

В роскошных интерьерах Шоколадного домика - так называют один из лучших старинных особняков в центре столице, где теперь находится картинная галерея, - он разместил портреты индийских нищих и попрошаек, написанные масляными красками и золотой пылью, этюды с католическими португальскими церквями в Старом Гоа, портреты бородатых женщин, сделанные на коровьих шкурах, а также иронические инсталляции.

К оформлению галереи Чичкан подошел творчески - картины прислонили к стенам, поставив на холщовые мешки, набитые чем-то шуршащим (очевидно, сухой травой). "Что там?" - спросил Корреспондент Чичкана. "Дерьмо. А может, и золото", - улыбнулся он, обыгрывая название экспозиции.

И позже, во время интервью, Чичкан шутил и не отказывал себе в прочем позитиве - брал пример со своих индийских моделей, умеющих быть счастливыми без копейки в кармане. Хотя последнее положение - безденежье - художнику не грозит.

- Индия - популярное место отдыха для творческих людей, туда едут расслабиться, а Вы вот столько картин написали. Как Вам это удалось?

- Я не первый год езжу работать в Индию, это уже четвертый раз. Мы путешествовали по всей стране, но в путешествиях работы не сделаешь, поэтому мы сняли виллу на берегу, в штате Гоа. Но это не туристический район - упаси Господи! Он далеко от тех мест, куда русские и наши едут потусоваться.

У нас там свиньи и куры ходят по улицам, а живут рыбаки в основном, ходят в море, пьют местную водку в местном баре. Как раз у женщины, которая сдавала нам дом, есть бар, и я там пил с местными кокосовую самогонку.

- И как она? Позабористей, чем украинская?

- (Смеется.) Да-а-а, позабористей! После нее на подвиги готов - море по колено.

В общем, мы живем там четыре месяца [в году], у нас там машина есть - джип местный, Tata называется, коты-собаки прибиваются. Старый португальский дом, колониальный - то есть никакого евроремонта, ни горячей воды, ни кондиционеров. Все настоящее.

- И как работалось в таких условиях?

- Замечательно! Я люблю все натуральное. У меня даже дома [в Киеве] нет пластиковых окон.

- Ага, и когда здесь наступают холода, Вы сбегаете в Индию?

- Просто там это единственное время, когда комфортно. В конце весны начинается сезон дождей, и все лето идет дождь. А осенью, где-то в ноябре, мы туда едем. Побывали уже практически везде в Индии. Даже на Андаманских островах [архипелаг в Индийском океане между Индией и Мьянмой], это уже начало Индонезии.

К тому же я хотел именно там помазать красками, потому что там все такое, цветное. Я тут попытался доделать одну работу, незаконченную - нет, не то. Там другой свет, другие краски. Из-за того, что все выгорает быстро на солнце, они изначально делают ткани ярче. И все равно через полгода обесцвечиваются.

- Расскажите, кто на портретах - конкретные люди? Выглядит так, как будто рисовано с фото.

- Да, это специально, такие снэп-шоты [snap-shot - моментальное фото]. Выйду на пляж и жду, когда попрошайки подойдут, прошу их позировать. Щелкну - и рисую. Я специально на портретах такой угол сделал - "рыбий глаз", как будто линзой снято.

Это люди, которые там живут, я их всех по именам знаю. Попрошайки пляжные или базарные, соседи - все из моего района. За четыре года уже многие выросли, у кого-то дети появились.

- А женщины с бородами откуда?

- Я был в цирке, и там была женщина бородатая. Я подумал, это такое удивительное, сказочное существо, и не справедливо, что у женщин не растут такие красивые бороды (Улыбается). Я взял индусские бороды, их стиль, и приделал [к женскому лицу].

Я и сам там усы отпустил. И все село переживало, и мужское, и женское население - как там они растут. Все "болели" за мои усы. И когда они начали закручиваться через  три месяца - соседи были в восторге: "О, наш!"

- То есть на выставке Вы объединили все впечатления за четыре месяца?

- Да, такая шизофрения - общий бардак, индусский, и бардак в моей голове я попытался соединить вместе, выстроить одну линию, чтобы они были взаимосвязаны. Работы разные, в разной технике, но тематика одна - поиски самого себя и какого-то чудесного места.

- Но судя по выставке - вполне связной - индийский бардак в голове украинского художника упорядочился.

- Да, конечно. Но первая поездка была - как будто меня битой по голове треснули, ничего не соображал!

- Из-за экзотики?

- Нет, не только. Вообще - как люди к жизни относятся, субординация между кастами, быт, социальные аспекты - все по-другому. Утром выходишь на улицу и видишь: пригорочек, все сидят, срут и читают газеты, так, на высоте, как вороны. (Смеется). Разве это не удивительно? Потом, конечно, привыкаешь.

- Мне рассказывали, главное отличие от наших реалий в том, что люди там, что называется, "не парятся". Это правда?

- Ой, да! Это самое страшное. Потому что когда ты попадаешь в это самое "не парятся", тебе начинает быть все настолько пофиг, что и работать не хочется. Это реально опасный момент. Я знаю множество европейцев, которые заболели этим и обосновались там. И русских много, у них даже есть ритуал: сжигают российские паспорта и остаются. Но это все в основном в таких, тусовочных местах.

- У Вас не возникало подобного искушения?

- Нет, я довольно прагматичный человек, заземленный. Я знаю, что мне нужно вернуться в Киев, сделать выставку, мне нужно рисовать, потому что я пообещал кому-то работы.

- То есть какие-то из выставленных работ уже не продаются?

- Не продается ни одна - у меня их купили, еще когда я уезжал.

- В таком случае расскажите, как стать художником, у которого покупают еще ненаписанные работы?

- Ну, это же не случилось так: вчера заснул, сегодня проснулся известным. Я искусством занимаюсь уже лет 25, и думаю, это довольно серьезный срок. Если даже головой биться об стенку 25 лет, то можно себе такую шишку набить, что все будут удивляться: "Ох, ничего себе, шишка!" (Смеется).

- Какая у Вас самая дорогая работа на данный момент? Все еще та, проданная на Sotheby's?

- Да. Это, наверное, был какой-то сумасшедший человек, которые ее купил. (Улыбается). Но все равно это не мои деньги. Работу-то давно еще купил немец, коллекционер, он ее и продал [на аукционе].

- И неплохо заработал.

- Конечно, неплохо - я за нее получил меньше тысячи [у.е.]. Но это приятель мой, поэтому… Я ему говорил "Я тебе дарю", а он: "Нет, давай я тебе хоть что-нибудь дам".

- Говорят, что успешные художники -  те, кто может предугадать, что понравится потенциальным покупателям. А Вы как думаете?

- Рынок в принципе предсказуем, плюс-минус. Все-таки тенденции в искусстве похожи на тенденции в кино, в моде. [Один из самых дорогих художников современности Дэмиен] Херст, например, сделал бриллиантовый череп - мегагламурный проект, жутко дорогой и фэшн ориентированный. Он его просчитал, ведь было такое время, благоденствие.

Но Херст - он только этим и занимается, у него уже фабрика, фабрика зарабатывания денег. И он может себе это позволить, потому что он уже - имя. Но прежде чем стать брендом, Херст стал художником - ранние его работы просто шикарные. То есть он старался, и теперь пожинает материального плана плоды.

- А Вы когда-то пытались просчитать?

- Мне как-то не очень и надо… (На минуту задумывается). Я знаю тенденции - от чего устает человечество. То есть, я предполагаю. Допустим, в какой-то момент человечество устало от минимализма, аскетизма - и в архитектуре, и в интерьерах, и в одежде, и также в искусстве. Наверное, и в еде. Захотелось в какой-то момент трэша. И начали делать трэшевое видео, мусорные инсталляции.

Сейчас, мне кажется, интересно делать удивительные вещи, немножко непонятные даже самому себе. Есть художники очень правильные, которые так четко, легко объясняют свою работу по всем философским понятиям. А я думаю: "Ну это же неинтересно!".

Интересно, когда ты сам переживаешь - правильно сделал или неправильно, хорошо или нет. Появляется какой-то адреналин. И в результате кому-то нравится, кому-то нет. И это тоже правильно - не должно быть рецепта, как понравится всем.

Эта статья опубликована в №23 журнала Корреспондент от 18 июня 2010 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...