ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Глаз-алмаз. Интервью с Сергеем Михальчуком

23 июля 2010, 15:02
0
149
Глаз-алмаз. Интервью с Сергеем Михальчуком
Фото: Корреспондент
Михальчук: Кино в России становится все более пропагандистским

Самый востребованный украинский кинооператор Сергей Михальчук оказался отличным фотографом и заядлым путешественником. Первое он доказал персональной выставкой, открытой в Киеве, а о втором рассказал в интервью Корреспонденту.

Мир узнал о Сергее Михальчуке в 2002 году, когда фильм именитого российского режиссера Валерия Тодоровского Любовник на Международном кинофестивале в Сан-Себастьяне (Испания) получил две награды - за лучший сценарий и за лучшую операторскую работу. Камеру Тодоровский доверил малоизвестному тогда украинцу Михальчуку. И не прогадал.

Сейчас, в свои 38 лет, Михальчук - самый известный отечественный оператор. Игровые и документальные фильмы, снятые его рукой, принимали участие в международных кинофестивалях США, Испании, Великобритании, Австралии, Франции, Германии, Швеции, Италии. А из наград и отличий он уже может устроить у себя дома Зал славы.

Однако Михальчук столько времени проводит в разъездах, что, как сам со смехом признается, времени нет не то что на Зал славы, а даже на то, чтобы подвезти к дому дрова. Например, сейчас самый востребованный отечественный оператор готовится к съемкам в Латинской Америке, а в Киев заглянул к открытию персональной выставки фотографии в столичной галерее Brucie Collections.

Глядя на фототрофеи Михальчука - портреты людей и пейзажи со всего мира - понимаешь, почему его рвут на части режиссеры из разных стран. И даже цена за фото в $ 950-2.000 не кажется завышенной. С этих снимков начался разговор Михальчука с Корреспондентом.

- Судя по фотографиям на этой выставке, Вы заядлый путешественник.

- Это [скорее] стиль жизни. Уже даже нельзя сказать, что я путешествую - я просто перемещаюсь. Получается, за год я бываю в Киеве до трех месяцев, а девять месяцев в других местах.

Как это происходит? Честно, не могу сказать, для меня самого загадка. (Улыбается). Я обычно не строю каких-то глобальных планов. У меня как таковой и карьеры нет, поскольку я практически не нахожусь в одном месте. Я стал патриотом-космополитом. (Улыбается).

- Но ведь есть же место, где лежат Ваши вещи?

- В Киеве и Несебре, Болгария. Причем раньше я Болгарию не рассматривал [как страну для жизни]. Я думал: "Боже, как там скучно!" Но с возрастом понял, что это идеальное место. Была идея реализовать [повесть Эрнеста Хэмингуэя] Старик и море. Правда, до старика мне еще тянуть и тянуть. (Смеется). Просто захотелось воплотить свою детскую мечту и жить возле моря.

Это квартира, но в принципе у меня есть и дом под Киевом. Но я там ничего не делаю. Уже год пытаюсь завезти дрова в баню, но с моим ритмом жизни это становится какой-то непостижимой задачей. (Улыбается).

- Что же не дает Вам завезти дрова, к примеру, сегодня?

- В данный момент я работаю над своей 11-й полнометражной прокатной картиной.

Это российская картина, выйдет в 2011 году, а скоро в прокате появится другая моя работа, Детям до 16-ти. Очень бодрое кино, думаю, молодежи будет прикольно. И еще в этом году, может, в начале следующего, выйдет еще картина, казахская, называется Нереальная любовь.

Михальчук: Все, кто останавливаются, начинают втыкать в "средний возраст"

Еще вышел документальный фильм про наш переход через Атлантику, его уже можно посмотреть. Рабочее название было По шляху Колумба - мы по океану прошли на яхтах, я и команда Эквитас, всего семь человек.

Честно вам скажу - я сейчас в каком-то переходном периоде, и мне нельзя останавливаться. Потому что все, кто останавливаются, начинают втыкать в "средний возраст".

- Вы в основном работаете в российском кино. Не кажется ли Вам, что оно в последнее время семимильными шагами движется в сторону коммерциализации? То есть, еще немного и получится второй Голливуд.

- Россия в целом более безалаберная страна, чем Америка и более сентиментальная, слава Богу. Поэтому, думаю, окончательного Голливуда там не получится в силу ментальных причин. Дело не в деньгах и не в технологиях, просто русские так устроены. И мы тоже, кстати.

Хотя у нас нет каких-то таких возвышенных политических задач. Я имею в виду, что кино в России становится все более пропагандистским. И последний фильм [который я снимаю], несмотря на то, что это жанр экшен-боевик, и он будет сниматься в Латинской Америке, он тоже по-своему является пропагандистским.

- Возвращаясь к фото, какая страна Вам показалась самой фотогеничной?

- Я очень люблю Латинскую Америку, Юго-Восточную Азию, Африку. Но самая большая моя любовь с точки зрения съемок - Антарктида. Я был и на Северном Полюсе, и в Антарктиде, но Антарктида - это нечто особенное. Северный полюс мертвый, а вот Антарктида... Это последняя станция перед полетами на Марс, это просто не от мира сего.

- Вы, наверное, побывали уже во всех странах мира?

- Нет. (Улыбается). 100 - точно, но сколько - не знаю. Так как я человек разгильдяйский и не очень организованный в плане точных наук, я не "засекал". Пять лет назад их было около 80. Сейчас я понимаю, что их уже больше 100, но сколько - не знаю.

Более того, попадаю в одну лунку часто. Вот я сейчас увлекаюсь игрой в гольф, и постоянно с этим сталкиваюсь. (Улыбается). Очень редко уже так бывает, как вот, например, сейчас, когда я летел на Крит, и был безумно счастлив, потому что я до этого никогда на Крите не был. Все остальное - то же самое, что съездить к родителям, - все очень обыденное и привычное.

- А мечта есть, куда бы еще съездить?

- Папуа- Новая Гвинея. Запланировано еще с детства. (Смеется). Вот как фотографии увидел в National Geographic, кажется 1978 года, уникальные фотографии, тогда еще были такие технологии, очень много было дорисовано. Эта идея сохраняется, и, если даст бог жизни и здоровья, обязательно туда попаду.

- А как Вы общаетесь в путешествиях? Много языков знаете?

- Я учил испанский, но его уже практически не помню. Английский у меня на уровне расширенного рабочими кинотерминами туристического - как пройти, поесть, поселиться. Практика показывает, что если нет никаких злых умыслов, то можно и с этим словарным запасом прекрасно обходиться.

- На выставке интересные снимки из Парижа. Любите этот город?

- Париж, безусловно, хорош, и все его любят, но это не мой формат. Куба и Латинская Америка мне как-то ближе и роднее.

Но сидеть в Париже, конечно, прикольно. Я делал пост-продакшен своих картин и достаточно долго там находился. И начал его чувствовать где-то на третью неделю. Когда выходишь, и начинается рассвет, хозяева лавок выставляют свой товар, и так каждый день. Через три недели у меня сердце екнуло, и я начал с симпатией к этому относиться. Но как к тому же Милану или Венеции - это замечательные декорации, но я их не настолько люблю, как Рим или Неаполь.

В Риме я чувствую себя чудесно. Из европейских стран я очень люблю юг Италии, Сицилию, Португалию и Норвегию.

- А нет желания сменить гражданство и жить в Европе? В той же Болгарии?

- Я могу там жить и с украинским гражданством, я же сказал, что я космополит-патриот. А право голоса… Это замечательно, но так  уж сложилось (хотя многие меня упрекают), что я в жизни никогда не голосовал. Когда была возможность, я принимал участие в политических и других акциях. Но никогда не голосовал. Сначала по разгильдяйству. Потом - по убеждению.

- По какому убеждению? Вы считаете, что Ваш голос ничего не изменит?

- Нет. С моей точки зрения, энергетика там не фэн-шуйная. И если касаться этой субстанции [политики], мы потеряем фэн-шуй в основополагающем деле [творчестве].

Эта статья опубликована в №28 журнала Корреспондент от 23 июля 2010 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...