ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Власть тьмы. Интервью с Сергеем Лозницей

5 ноября 2010, 12:30
0
22
Власть тьмы. Интервью с Сергеем Лозницей
Фото: АР с Каннского фестиваля-2010
Лозница: Я принадлежу к той культуре, которая была сформирована на территории Российской империи

Сергей Лозница, счастливый обладатель Гран-при кинофестиваля Молодость этого года, - о собственном невеселом кино, пользе чернухи на экране и ее месте в реальной жизни.

Режиссер Сергей Лозница - украинец по паспорту и космополит по убеждениям. С его биографией немудрено: родился в Беларуси, детство и юность провел в Украине, где изучал математику в Киевском политехническом институте и занимался проблемами искусственного интеллекта в Институте кибернетики. Потом учился киномастерству в России, а затем переехал жить в Германию.

Многочисленные путешествия и солидный багаж знаний в разнообразных сферах, как оказалось, прекрасно сочетаются с созданием кинолент. Первый же игровой фильм Лозницы, Счастье мое, в производстве которого задействованы продюсеры из Украины, Германии и Нидерландов, попал в конкурсные программы многих международных фестивалей. Премьера его состоялась на знаменитом Каннском кинофестивале, после чего лента отметилась на других смотрах - в Карловых Варах, Торонто, Нью-Йорке.

Счастье мое - мрачная дорожная история о водителе-дальнобойщике, который выехал из пункта А в пункт Б, но до места назначения не доехал. Причина проста: люди вокруг него - почти сплошь сволочи. Коррумпированные гаишники, обнищавшие, корыстные и эгоистичные жители глубинки, нарушающие присягу военные - кажется, все вокруг окончательно утратили человеческий облик.

Эта грустная и тяжелая лента получила приз за режиссуру и главный приз Гильдии кинокритиков открытого российского кинофестиваля Кинотавр и еще несколько призов фестивалей стран СНГ. Теперь же Лознице достались главные трофеи Киевского международного кинофестиваля Молодость - Гран-при и приз кинокритиков FIPRESCI.

Повышенный интерес со стороны публики в странах бывшего СССР к Счастью закономерен: в фильме описываются реалии сегодняшней России, однако все происходящее без особого труда можно представить и в Украине. Сам же автор настаивает, что картина не имеет национальности. В том числе и потому, что над ней трудились представители более чем десятка стран.

Хотя лента игровая, зачастую происходящее выглядит как репортажная съемка - чувствуется, что начинал Лозница с документального кино. Причем довольно успешно: его неигровые фильмы в общей сложности получили около сотни наград на разнообразных фестивалях.

Счастье мое прозвучало еще громче - права на прокат фильма уже приобрели дистрибьюторы из 20 стран, в том числе Франции, США, Португалии, Бразилии, Греции и Израиля.

На украинских экранах фильм обещают показать в конце осени 2010 года. А пока что Лозница трудится над новой игровой лентой. Впрочем, бросать документальное кино тоже не собирается - об этом и о многом другом он рассказал Корреспонденту.

- Вы уже представили свою работу на многих фестивалях. Где Вас принимали лучше всего - и в смысле понимания картины, и в эмоциональном?

- Понимали лучше всего в России. И реагировали достаточно остро. Теплый прием - это другое. (Улыбается.) Вот сейчас был у меня показ в Бухаресте - очень хорошо принимали, полный зал, великолепно! Отлично в Карловых Варах прошел показ, в Канне, в Торонто, в Нью-Йорке.

- То есть от географии восприятие не зависит?

- Зависит не от внешней географии, а от внутренней: от образования, интеллекта, знания кино.

- Давайте поговорим о Вашей внутренней географии. Сейчас, когда Вы стали известным, четыре страны могут претендовать на то, чтобы назвать Вас своим режиссером: Украина, Россия, Беларусь и Германия.

- (Улыбается.) Германия не претендует, сразу могу Вам сказать. А мои любимые пространства - пограничные, когда одна территория закончилась, а другая еще не наступила.

- То есть Вы себя не причисляете ни к одной из этих стран?

- Я причисляю себя к определенной культуре. Я родился и вырос в СССР и принадлежу к той культуре, которая была сформирована [еще] на территории Российской империи.

- А какие отличия между Украиной и Россией Вы могли бы отметить?

- Первое, что бросается в глаза, - Украина не воюющая страна. Здесь спокойнее.

- Вы сняли непростой фильм, а в России, да и в Украине сложные ленты часто вызывают конфронтацию - их не принимают из-за "чернухи", то есть откровенно показанного негатива. Почему, как Вы думаете? Люди не любят, когда им говорят правду?

- Слово "чернуха" - это клише, ярлык. Мы часто заклеиваем ярлыками какие-то явления, которые нас тревожат, беспокоят, но мы не хотим о них говорить. Важно понять, почему мы не хотим об этом говорить и думать.

О чем мой фильм? Мысль очень простая: те, кому делают зло, делают зло в ответ. Мой фильм о несправедливости. По отношению к герою поступили несправедливо и довели его до полного изнеможения. В финале он отвечает тем же. Собственно, это и шокирует.

У нас царит несправедливость. Законы вроде бы существуют, но на практике они не применяются, и отсутствует суд или какие-либо другие институты, способные защитить людей от произвола. Гражданское общество тоже отсутствует.

Следовательно, возникает агрессия - как ответ на невозможность существовать в такой среде. Пока вы не дошли до этой точки, вы об этом не задумываетесь. Когда дойдете, возможны разные решения: либо смириться и жить с этим, как с занозой, всю жизнь, либо стать ворошиловским стрелком [намек на героя одноименного фильма Станислава Говорухина].

Ситуация с восприятием фильма простая: люди не видят решения проблемы, но это не отменяет самой проблемы. Напоминание о проблеме вызывает раздражение, хочется сказать: "Я знаю, что это нерешаемая вещь, отстаньте от меня!"

Полагаю, что именно такая категория зрителей - увы, их немало - называет фильм "чернухой".

- Общество созрело для того, чтобы это исправить? Или, как говорил один из персонажей Вашего фильма, доминирует позиция "не лезь"?

- Я созревания пока что никакого не вижу. Зреет что-то другое. Я, к сожалению, не очень хорошо знаю, что происходит в Украине. А в России продолжаются те же процессы - процессы распада.

- И в кинематографе? Какова, на Ваш взгляд, ситуация с кинематографом в России и Украине?

- В Украине нет кинематографа как такового, два-три случайных фильма не считаются. Нет процесса. А в России, например, студия документальных фильмов в Санкт-Петербурге, которая когда-то выпускала 400 фильмов в год, в конце 1990-х делала 14-15, а сейчас вообще все сведено на нет. То же самое с Ленфильмом.

И пока есть этот ресурс, который держит страну - я имею в виду нефть, газ, металл, лес, и так далее, - он будет расходоваться. А все остальное будет оставаться в состоянии полураспада.

- Вы перешли из документального кино в художественное. В каком жанре будет Ваша следующая работа?

- Через год мы будем снимать игровую картину, фильм по повести Василия Быкова В тумане - Вторая мировая война, 1942-й. О войне мы до сих пор знаем мало правды и судим о событиях по мифологемам, созданным советской пропагандой.

- Назовите, пожалуйста, фильм из посмотренных в последнее время, который Вас лично очень сильно впечатлил.

- Великолепные картины Майка Ли Еще один год, Поэзия Ли Чан Дона, Турне Матье Амальрика, [представленные на прошедшем Каннском фестивале]. А из русских самый сильный постсоветский фильм - Хрусталев, машину! Алексея Германа. Никто не сделал ничего глубже, серьезнее и мощнее.

Эта статья опубликована в №42 журнала Корреспондент от 5 ноября 2010 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...