ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Корреспондент: Искусство невмешательства. Интервью с художницей Зинаидой Лихачевой

7 марта 2013, 10:18
0
472
Интервью с Зинаидой Лихачевой
Фото: Корреспондент
"У большинства интерес к искусству наигран", - считает художница

Зинаида Лихачева, художница и по совместительству жена главы Администрации Президента Сергея Левочкина, в интервью Оксане Мамченковой в № 8 журнала Корреспондент от 1 марта 2013 года - о том, что первое в ее жизни никак не связано со вторым

Перед Зинаидой Лихачевой стоит двойная задача. Если большинство художников просто стремятся доказать свою состоятельность в мире искусства, то Лихачева еще и пытается уверить коллег, а вместе с ними всю Украину, что она действительно талант и супруг к ее деятельности отношения не имеет. Задача непростая, так как Лихачева замужем за одним из самых влиятельных украинцев - главой Администрации Президента Украины Сергеем Левочкиным.

Впрочем, с поставленной задачей художница, работающая в самых разных техниках, от живописи до инсталляции и видеоарта, а собственный стиль обозначающая не иначе как этномодерн, справляется. Ее скульптуры принимали участие не только в масштабных киевских смотрах искусства вроде первой киевской биеннале Арсенале и выставки Art Kyiv Contemporary, но и в знаменитых международных ярмарках, таких как Art Monaco в Монте-Карло и американской Miami Art River Fair.

Ее скульптуры принимали участие не только в масштабных киевских смотрах искусства вроде первой киевской биеннале Арсенале и выставки Art Kyiv Contemporary, но и в знаменитых международных ярмарках, таких как Art Monaco в Монте-Карло и американской Miami Art River Fair

Избрав не самый простой, но верный путь к признанию, Лихачева стремится стать частью глобального артистического процесса. К примеру, она сотрудничает с молодым британским дизайнером одежды Жан-Пьером Браганзой - он использовал работы художницы для своей коллекции, а также с украинцем Кириллом Карабицем, главным дирижером британского Борнмутского симфонического оркестра, - Лихачева оформляла сцену для его концерта в Украине.

И хотя эксперты-искусствоведы считают, что всплеск активной выставочной деятельности Лихачевой совпал с карьерным взлетом супруга в 2010 году, сама она в беседе с Корреспондентом опровергла наличие какой-либо связи между собственным успехом и карьерой мужа. Интервью в большей степени было о другом - о живописи, дизайне и Венецианской биеннале - 2013.

- В декабре две ваши работы, Любовь и Творение, принимали участие в престижной ярмарке искусства Miami Art River Fair в Америке.

- Я лично там не присутствовала, только мои скульптуры. На самом деле это был экспромт. Как вы знаете, все престижные арт-ярмарки предполагают участие через галерею. На Miami Art River Fair художник может подать заявку от себя. Я выслала акварельные эскизики скульптур, еще даже не осознавала, из каких материалов их делать, каких они будут размеров. Но получила одобрительный ответ.

- На эту ярмарку вы не ездили, а вообще посещаете выставки с участием своих произведений, смотрите на реакцию публики?

- К сожалению, нет. Мне, наверное, было бы робко. Даже когда участвую в групповых выставках здесь, в Киеве, и организаторы просят быть на открытии, я обещаю, но не прихожу как раз из-за этого ощущения. Не то чтобы я избегаю критики. Наоборот, я за критику, потому что в ней можно найти что-то полезное, чтобы впоследствии сделать лучше. Но внимание непосредственно к моей особе смущает.

- Следите за тенденциями в современном искусстве? Какие из них импонируют?

- Само слово “тенденция” - это что-то нестабильное. Конечно, художник преломляет то время, в котором живет, то пространство, в котором находится. Но чаще всего, если речь идет о шедеврах, художник не привязывается ни к чему. Иногда смотришь на человека и не понимаешь, как он мог это сделать. Ведь его образ жизни совершенно не соответствует тому, что он заявил в искусстве.

- Вы отдаете предпочтение скульптуре, инсталляциям и видеоарту, при этом эксперты говорят, что лучше сейчас продается живопись. Ваш личный опыт подтверждает эту тенденцию рынка?

- Я вообще не могу без живописи, каждая моя работа начинается с живописи, которой я придаю разные формы выражения, будь то скульптура, инсталляция или видео. И да, живопись продается быстрее и легче, чем другие формы искусства, это правда.

Украинский арт-рынок - застоявшийся. Искусство нужно чувствовать, а многие ли у нас сейчас способны чувствовать? У большинства интерес к искусству наигран. Нельзя подстраиваться под ценителей здесь, подстраиваться под несуществующий рынок, спрос.

- Можете рассказать, кто покупает ваши работы?

- Без согласия этих людей не могу называть их имена. Но часто ко мне обращаются люди совершенно незнакомые через сайт, через Facebook. Иногда покупают на подарок. Есть те, у кого интерьеры в стиле этномодерн, они следят, покупают. Есть работы, которые не продаю. Потому что много раз было такое, что, продавая работы, я будто теряла близкого друга.

- Дарите свои работы?

- Только самым близким, ценным для меня людям.

- Среди коллег супруга много владельцев ваших картин?

- Я, честно говоря, не знаю всех коллег своего супруга. Я вне политической ситуации. Знаю, что у него очень широкий круг людей, с которыми он работает. Но если вы начнете называть мне фамилии, я вряд ли смогу сказать, кто это, и связать визуально с теми, кого я видела. Это не моя среда. Поэтому среди них мало моих покупателей.

- У вас есть друзья среди украинских художников или вы держитесь особняком? Ведь подъем вашей карьеры пришелся на тот же период, что и подъем политической карьеры супруга.

- На самом деле художником я всегда была, и первые свои персональные выставки в Доме художника, Доме архитектора, куда ходили мои родственники и родители друзей, начались с пяти лет. Сейчас, конечно, ко мне больше внимания в связи с тем, что под пристальным вниманием находится Сергей Владимирович. Есть такой аспект. А круг моего общения - это люди творческие, из архитектуры, из музыки, из искусства. Между нами царит любовь и понимание.

- Какие картины висят на стенах вашего дома - ваши или чужие?

- Частично мои, частично детей. Я покупаю работы молодых художников на выставках в Доме художника, в которых тоже участвую. Это в основном мастера моего поколения, не раскрученные имена. Есть, к примеру, работы молодого художника из Ивано-Франковской области Владислава Симича, скульптора Александра Моргацкого, художника Ивана Приходько, моей подруги Алины Гриненко, произведения народных мастеров.

- Вы много путешествуете, но в своем творчестве постоянно обращаетесь к древней украинской символике. Другие культуры не так вдохновляют или это принципиальный выбор в пользу национального?

- На самом деле путешествую не так много, как мне бы хотелось. Но если бы было больше времени, я бы объездила Украину. Ведь каждая местность чем-то удивляет. Стыдно, что мы здесь живем и не знаем о существовании многих традиций. Это тот источник, в котором я чувствую вдохновение, энергетику.

- В прошлом году британский дизайнер Жан-Пьер Браганза использовал ваши работы для принтов в своей коллекции. Кто был инициатором сотрудничества?

- Он знаком с моими работами, мы с ними давно переписывались, обменивались новостями. А потом я внезапно получила от него вопрос о том, можно ли использовать две мои работы в принтах для его коллекции. Было очень приятно, и я согласилась.

- К созданию собственных коллекций одежды вернуться не думали?

- Нет, в фэшн-индустрии есть рамки и нет свободы. Художник не может быть несвободен. Тогда ты просто деятель рынка, создаешь продукт как рядовой производитель.

- Но аксессуары вы по-прежнему делаете.

- Да, аксессуары для меня - это предметы искусства.

- В одном из недавних интервью вы рассказывали, что довольно долго и обстоятельно готовили заявку на участие в Венецианской биеннале. А потом отказались от участия. Почему?

- Для заявки нужно было очень внимательно проработать детали. К примеру, если ты претендуешь на определенную локацию, скажем, церковь, ты ни в коем случае не должен осквернить своей идеей это сакральное место. Кроме того, мой объект не был придуман специально, его нужно было адаптировать. Писалась музыка. На все это ушло время.

Но дело в том, что я не могу представлять Украину за бюджетные средства. Есть масса молодых художников, которые не могут стать известными, потому что у них нет финансовых возможностей. В данной ситуации все расходы берет на себя государство. Я за то, чтобы все было честно. Я не считаю, что можно использовать все методы и способы ради успеха.

- Вы не знали о механизмах финансирования, когда готовили заявку?

- На биеннале возможно участие с индивидуальным проектом, не от национальных павильонов, - именно так я и задумывала подаваться. В процессе подготовки я показала свой проект украинским кураторам, и его предварительно отобрали для участия от украинского павильона. Однако на этом этапе, учитывая все нюансы, я решила отказаться, до того как подадут имена участников непосредственно на саму биеннале.  

***

Этот материал опубликован в №8 журнала Корреспондент от 1 марта 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентинтервьюЛевочкинлихачева
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...