ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Взял Рима. Интервью с Богданом Ступкой

8 ноября 2008, 18:22
0
25
Взял Рима. Интервью с Богданом Ступкой

За роль олигарха самый снимаемый украинский актер Богдана Ступка получил награду престижного европейского кинофорума — Римского кинофестиваля

Более чем востребованному в кино артисту театра Богдану Ступке вскоре придется выделять для своих наград отдельную комнату. И уж точно он хранил бы там статуэтку российской премии Ника за роль в фильме Водитель для Веры (2005), еще одной престижной российской премии Триумф за выдающиеся достижения в искусстве,  а также  Хрустальную Турандот от независимых московских критиков. А с недавних пор — приз культового Римского кинофестиваля, где Ступку признали лучшим актером.

Приз с изображением римского императора и философа Марка Аврелия Ступка получил за роль олигарха, занимающегося поисками донора сердца, в картине известного польского режиссера Кшиштофа Занусси Сердце на ладони. Украина принимала активное участие в создании ленты — ее сопродюсером выступил Олег Кохан и украинская студия SOTA Cinema Group, здесь прошла часть съемок, были задействованы украинские актеры и съемочная группа.

Фильм удался: в Риме фестивальный зал аплодировала ему и, конечно, Ступке стоя почти 15 минут. Однако уже в Киеве в разговоре с Корреспондентом актер не слишком был расположен вспоминать свой триумф, зато тепло говорил о Занусси и без тени иронии о том, что надеется получить еще и Оскар.

Каково послевкусие "римских каникул"?

— Ну, как Вам сказать… Это приятно не только украинскому актеру, это очень важно для украинской театральной и кинокультуры, потому что заговорили про украинскую актерскую школу. Мы всегда говорим, что у нас такая себе школа, а где-то в других странах школа — супер! И вдруг начали говорить: посмотрите, какие есть актеры в Украине.

Какие впечатления от награждения? Вы общались с Джиной Лолобриджидой и Аль Пачино, также получившими в Риме призы?

—  С Аль Пачино нет — он был в начале, а мы приехали в конце [фестиваля]. С Джиной Лолобриджидой [общался], мы сфотографировались.

Приятные впечатления, хотя никто не думал и не надеялся. Но продюсер Олег Кохан это накаркал [в одном из интервью задолго до фестиваля он выразил надежду на приз за лучшую мужскую роль].

Вы играли гетманов, генералов, генсека, теперь вот олигарха. Есть ли у Вас знакомые олигархи, с которых Вы лепили этот образ?

— Нет, таких олигархов нет. Точнее, может, они и есть, но я их не знаю. Дело ведь не в гетманах или олигархах. Дело в том, что все они люди. И самое интересное — это сыграть человека. Какой он — мудрый или глупый, добрый или злой, имеет Бога в сердце или нет.

  Вот в этом фильме как раз показан человек в развитии, что он может меняться на протяжении жизни. Многие не меняются, а есть люди, которые под влиянием жизни могут меняться к лучшему. Человеку всегда надо давать шанс в жизни, и это случилось с моим героем.

Я сначала посмотрел [фильм] на DVD дома, в домашней обстановке, и кое-что мне показалось затянутым, кое-что не так, как я себе представлял. А в Риме я посмотрел на большом экране, — а это надо смотреть на большом экране, — этот на меня произвел колоссальное впечатление.

Кшиштоф Занусси — Ваш режиссер?

— Да, это вообще великий философ. И талант, ум и доброта. Например, он принимал у себя дома в Варшаве моих студентов, их было 25 человек плюс три педагога. Его жена с утра до вечера стояла возле плиты, готовила еду, а он их возил на спектакли в Варшаве. Это не каждый себе позволит, и не каждый захочет принимать у себя чужих детей.

Но это, наверное, его миссия — у него есть студенты со всего мира. Они к нему приезжают, и он им помогает, старается сделать для них что-то, чему-то научить. Это человек высочайших духовных качеств.

Есть ли роли, которые Вам хотелось бы сыграть, и остались ли еще какие-либо награды, которые хотелось бы получить?

— Думаю, что Оскар. И роль, которая была бы без текста. Чтобы молчать — и в театре, и в кино. Потому что я уже так наговорился за 40 с лишним лет на сцене, что хотел бы помолчать.

Какой из украинских фильмов последних лет произвел на Вас впечатление? Настолько сильное, что Вы рекомендовали бы его посмотреть?

— Я снимался в Молитве за гетмана Мазепу и считаю, что это очень интересный фильм. Дальше — Мамай… надо подумать, вот так сразу не могу ответить.

В Сердце на ладони вместе с Вами снимались Ваши сын и внук. С кем из них Вам было интересней работать?

— У них небольшие роли, так что говорить о том, что были какие-то творческие поиски, не приходится. Ничего такого не было. Внук играл небольшую роль фотокорреспондента, который снял олигарха, а его охрана поймала, забрала пленку, побила. Это небольшой эпизод, снимался отдельно, и он так, появился и исчез.

Ваш внук учится в театральном институте. Говорят, в первую очередь Вы воспитывали его и повлияли на выбор профессии?

— Когда люди работают в одной профессии, дети это видят, практически вырастают в театре, она [профессия] наверное, это то, что всем нравится.

Это интервью было опубликовано в № 43 журнала Корреспондент от 8 ноября 2008 года

ТЕГИ: фильм
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...