ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Наука побеждать

15 апреля 2006, 15:42
0
11
Наука побеждать

Тина Кароль о своих конкурентах и вере в победу на Евровидении, размолвке с еврейской общиной и общем докторе с Юлией Тимошенко

Тина Кароль спит по пять часов в день, мало ест, заботясь о собственной стройности, и много работает. 21-летняя певица, обойдя других претендентов в национальном отборе, будет представлять Украину на Евровидении в Афинах. А потому сегодня, чтобы стать на престижном конкурсе лучшей, не жалеет сил.

Накануне Евровидения, которое состоится в середине мая, Кароль готовится к промотуру по странам Европы. А пока ее песню Show Me Your Love (Покажи мне свою любовь), которую украинка повезет в Грецию, не устают крутить отечественные FM-радиостанции.

Ее сильный голос стали узнавать приблизительно год назад: тогда Кароль заняла второе место на конкурсе молодых исполнителей Новая волна в Юрмале. Там она получила не только призовые в $ 25 тыс., но и специальную премию от Аллы Пугачевой — $ 50 тыс.

Сегодня отмеченная российской примадонной певица ассоциируется исключительно с Украиной, однако родилась она в Магадане — там жили ее родители, выехавшие из Ивано-Франковска на российский север. Со временем семья вернулась домой, и уже здесь будущая певица сделала свои первые шаги на сцену.

Они оказались успешными, но не настолько легкими, как может показаться со стороны. О своих буднях и перспективах Тина Кароль рассказала Корреспонденту.

Тина, чтобы встретиться с Вами, мне пришлось несколько дней вести переговоры с Вашей командой. У Вас сейчас такой плотный график?

— Что поделать – мы готовимся к Евровидению. И сегодня я с семи утра на ногах.

На Вас работает большая команда?

— В Грецию со мной едет 20 человек. А в Киеве ежедневно — шестеро плюс балет.

Вообще Бог послал мне таких продюсеров — это Олег Черный и Олеся Рябинина, — которые готовы пожертвовать временем и деньгами и придумать что-то, что может дать результат, более значимый, чем хорошие, но сиюминутные деньги. Мы, к примеру, не принимали участия в предвыборной компании, хотя могли на этом заработать, а готовились на Евровидение. Для нас это — выход в Европу, контакты, безумное количество масс-медиа, менеджеров, продюсеров. Мы туда едем из-за этого. И самое главное – это победа.

Как Вы оцениваете свои шансы в Афинах?

—  Когда я ехала в Юрмалу, настраивалась на хорошее выступление, так и буду сейчас. И не буду думать об ответственности, что эту программу смотрят миллионы людей. Не буду думать о конкуренции – это развивает страх, что я окажусь не лучше других. За этим идут сомнения, потеря веры в себя. А это все – уже можно не выступать.

Вы уже знаете имена некоторых своих соперников?

— Я знаю всех: слушала компакт-диски. Но, понимаете, это студийная запись, а когда придет время им выйти на сцену, у них будет мандраж, и может быть совсем другая картина. Человек часто во время концерта сжимается.

Но Вы-то не сжимаетесь?

— Я – нет.

С Вами работают технологи, которые нацеливают Вас на победу?

— Да, есть доктор Виктория. С Юлией Тимошенко она также работает. Она держит меня в балансе, помогает не отвлекаться на болезни и сомнения, не страдать звездной болезнью. Вы знаете, когда напряженный график, набираешь много злости, негативной энергии. И когда артист выходит на сцену, он может отдать такую энергию залу. Доктор Виктория помогает мне не допустить этого.

Вы чувствуете какую-то родственность душ с Тимошенко — все-таки консультируетесь у одного доктора?

— Я с интересом за ней наблюдаю.

В какую сумму приблизительно обойдется Ваше участие в Евровидении, и кто за это платит?

— Честно, до сих пор не знаю, даже кто оплачивает нам клип и промотур. Если я еще буду заниматься этими вопросами, совсем потеряюсь, кто же я на самом деле – певец, артист или дизайнер, организатор или администратор.

То, что Вы представите Украину на Евровидении, прогнозировали задолго до начала национального отбора. Свою победу на нем Вы сами считаете справедливой и честной?

— Вообще конкурс интересный получился. Если говорить о тех, кто принимал участие в проекте, то многие из них поют дольше, чем я. И со многими я начинала на одной сцене. А то, что я победила, многие говорили, что это было договорено заранее. На самом деле, мы зарегистрировались на принятие участия в конкурсе за 15 минут до окончания регистрации.

Так спонтанно решили?

— Да, не могли решиться идти на Евровидение, хотя задолго знали об отборе. Я звоню маме: идем? — не знаю. Звоню доктору Виктории, и она говорит: идем! И мы пошли.

Я никогда раньше не общалась с Климом и Мозговой [члены жюри национального отбора на Евровидение-2006 Эдуард Клим, гендиректор звукозаписывающей компании Лавина мюзик, и Елена Мозговая, директор творческого объединения музыкальных и развлекательных программ Первого Национального]. И если бы не зрители, которые отдали за меня свои голоса, я бы вылетела из конкурса.

Вы не понравились Мозговой и Климу?

— У них было свое мнение, кто должен представлять Украину в Греции.

Конкурс длился два месяца, в течение которых все его участники вместе жили, учились основам исполнительского мастерства. Вам как певице эта подготовка что-то дала?

— В большей степени это было тратой времени. Но до этого проекта у нас были сумасшедшие концерты по Украине, по три-четыре в день. Поэтому я там хоть отдохнула. А вообще я считаю, что мы зря столько времени потратили, и мало осталось на подготовку к самому Евровидению. За то время, что шел национальный конкурс, я бы уже выпустила альбом. Теперь он отложился, но до начала Евровидения будет.

Ваше настоящее имя Татьяна Либерман. Почему Вы стали Тиной Кароль?

— Теперь я и по паспорту Тина Кароль. Были проблемы с национальным вопросом. К примеру, я еще маленькой девочкой пою акапельно песню в Ивано-Франковске в драмтеатре и слышу, как в зале говорят: "Смотри, как хорошо поет маленькая жидовка".

С другой стороны – псевдоним выбирается для благозвучности.

Вам ведь в свое время еврейская община серьезно помогала?

— Я когда-то проработала в еврейском ансамбле четыре года, ездила на многие конкурсы, однажды представляла в Украине Израиль на международном конкурсе. Были у меня благотворительные туры по Америке, это тоже было по еврейской линии. Но это было когда-то.

Сейчас многое изменилось?

— В одном конкурсе вместе со мной принимала участие Ира Розенфельд. И так получилось, что я ее обошла. Тогда многие в еврейской общине стали негативно обо мне отзываться, что я обошла Иру. Говорили, что она более достойна победы. Знаете, как не все украинцы хорошие, так же и не все евреи.

Вы гражданка Украины или Израиля?

— Украины. И я христианка.

В каждую звезду сначала вкладывают деньги, а потом этот проект окупается. Вы уже приносите определенный доход?

— Доход приношу, но, получается, что мы каждый раз берем себе высоты какие-то, и доход этот уходит очень быстро. Например, сейчас все направлено на Евровидение, а пока мы к этому готовимся, средства заканчиваются. Когда проходил национальный отбор, у меня два месяца не было концертов. Тогда мне звонит один из продюсеров и говорит: Тина, мы — банкроты. Заканчивай свой конкурс, и выезжаем давать концерты.

У Вас уже есть спонсоры?

— Мы пока работаем над тем, чтобы они появились. Это необходимо непосредственно для участия в Евровидении. Есть трудности.

Тина, Вы объехали с концертами всю Украину, часть России и Латвии. И даже были в Ираке.

— Да, причем мама меня не хотела пускать. А там было классно – особенно было остро тогда, когда мы поняли, что в десяти метрах от нас стреляют. Я сначала не поверила: Олег [Черный] прибегает: ты слышишь, стреляют. Я говорю: ну мы даем!

Вы выступали только перед украинским контингентом?

— Нет, меня слушали американцы, поляки, казахи. И принимали классно. До сих пор ребята звонят, причем не только из Украины, но и, к примеру, из Польши. Это настоящие люди. Я не люблю пафоса, а потому мне они близки.

Если подытожить Вашу карьеру, наверное, значительную роль в ней сыграла Алла Пугачев, отметившая Вас на Новой волне?

— Согласна. Это 80% добавило плюс. Причем я даже не думала, что будет такой резонанс от моей победы. И я могу сказать: успехи не приходят к неподготовленным. У меня тернистый путь, и моя мама часто плачет из-за этого.

А в чем же трудности? У Вас абсолютно успешная карьера.

— Сейчас – может быть. Но каждый день приходится множество раз себя преодолевать. Особенно психологически. Сейчас я работаю, как лошадь. А пока мне удалось пробиться, если бы Вы знали, сколько дисков я раздала всем продюсерам, которые только существуют. Никто на меня не обращал внимания, а может, они и не слушали эти диски. Причем Черный стал моим продюсером случайно: увидел меня во время дождя на улице, вспомнил, что видел на каком-то конкурсе и предложил подвезти. А потом уговорил послушать меня Рябинину, которая согласилась только потому, что я родилась с ней в один день.

Говорят, теперь Вы собираетесь записать с Пугачевой песню?

— Хотим. Но сейчас для нас главное — Евровидение, а это подождет.

Вы ведь окончили Киевское музыкальное училище имени Глиера, но в консерваторию почему-то не пошли.

— Там нет эстрадного вокала.

И Вы решили идти в авиаторы, ведь Вы — студентка Национального авиационного университета?

— Была возможность попробовать.

То есть поступали по протекции?

— Многие университеты привлекают таланты, и представители вуза захотели, чтобы я училась у них.

На учебу времени хватает?

— Я учусь на заочном, на факультете менеджмента и логистики авиатранспортных перелетов. Мне нравится — я всегда хотела быть стюардессой.

 

Это интервью было опубликовано в № 15 журнала Корреспондент от 14 апреля 2008 года

ТЕГИ: УкраинаЕвровидениеЮлия Тимошенкоконкурс
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...