ГлавнаяШоу-бизВсе новости раздела
 

Дошли до ручки. Интервью с Тиберием Сильваши

Корреспондент.net, 14 февраля 2009, 11:11
0
49
Дошли до ручки. Интервью с Тиберием Сильваши
Фото: Корреспондент
Сильваши: Сейчас куда важней опять вернуться к тем вещам, которые сделаны непосредственно руками

Патриарх украинского абстракционизма Тиберий Сильваши о гримасах арт-рынка, Мавзолее на Красной площади как проекте знаменитого Херста и свежей тенденции в искусстве - художниках, все-таки взявших в руки кисти.

Поклонники нефигуративного искусства уверяют, что в первую очередь в этом направлении их привлекает пространство для творчества. Художник-абстракционист ничего не навязывает - в сочетании цветов и фигур каждый волен видеть то, что ему нравится. Так что зритель в какой-то мере становится соавтором художника.

У 61-летнего Тиберия Сильваши, которого называют патриархом современного украинского абстракционизма, благодарных зрителей и "соучастников" хватает: его работы, стоимость которых доходит до $ 30 тыс., находятся в музейных и частных коллекциях не только Украины, но и США, Канады, Англии и практически всех стран Евросоюза.

Недавно в столичной галерее Bottega он открыл новую выставку - 15 работ, из которых большинство написаны в последние годы. Как признался Сильваши, после этого последует длительный творческий отпуск, и работать он будет в основном с молодежью на мастер-классах, а не в мастерской. Также художник говорил с Корреспондентом о том,  что его более всего заботит - о современном искусстве, и походя - о ценах на него.

- Можно ли считать тенденцией, что талант художника все меньше влияет на стоимость его работ?

- Обычно этот вопрос мне задают по поводу [одного из самых дорогих художников мира, автора инсталляций с животными в формалине Дэмиена] Херста (Улыбается).

- Но он же не единственный?

- (Смеется). Конечно, их очень много. Но я, шутя, всегда говорю, что лучший проект Херста лежит в Мавзолее на Красной площади.

- Позвольте с Вами не согласиться: лучший проект Херста - сам Херст.

Мы [украинские художники] внерыночные. <…> Наш диапазон цен - $ 10-30 тыс.

- Конечно. Это - арт-маркетинг как таковой. Но он бы не сработал, если бы Херст не прочувствовал очень важную составляющую общества и границу, с которой работает современное искусство - границу смерти и бессмертия. Конечно, этим было занято все человечество, начиная с египетских фараонов. Но он перевел это на язык массовой культуры.

- Насколько этот арт-маркетинг работает в Украине?

- Ну, у нас все только в самом начале! Мы даже не можем говорить о том, что у нас есть рынок. И когда начинаются разговоры о кризисе <…>, то если на Западе опускают цены с $ 3 млн до 2 млн, то у нас на несколько тысяч. Это что, разница? (Улыбается).

- Лично Вас кризис затронул?

- Пока нет.

- Скажите, а почему украинские художники так не любят говорить о ценах на свои работы?

- Да потому, что нет рынка! Мы внерыночные. <…> Наш диапазон цен - $ 10-30 тыс.

- И Вы тоже в этом диапазоне?

- Да.

- Есть ли на Западе интерес к украинцам?

- Я его не особенно чувствую. Интерес есть к китайцам. Они сделали для этого колоссальные вещи - там государство поработало, были колоссальные вливания денег в популяризацию своего искусства, открытие галерей на Западе.

- Как-то неожиданно для коммунистического Китая, правда?

- (Улыбается). А они много вещей сделали не по-коммунистически. И совершенно потрясающе то, что они начали своих художников покупать за безумные деньги. Именно это сделало китайский бум. Когда у нас начнут покупать [наших художников] за $ 200-300 тыс., за миллион, тогда все начнет работать. Но мы только начинаем внедрять те механизмы, которые на западе выстраивались на протяжении 200 лет.

- Вы имеете в виду арт-рынок?

- Да. Там существуют механизмы влияния и инструменты, которые доносят это влияние - галереи, экспертное сообщество, дилеры, музейщики. Они завязаны в единый клубок и поднимают цены на одного, опуская на другого. Или предлагают: "Давайте сделаем так, что в этом году вот это будет модным". Но в конечном итоге рынок съедает все.

Когда у нас начнут покупать [наших художников] за $ 200-300 тыс., за миллион, тогда все начнет работать. Но мы только начинаем внедрять те механизмы, которые на западе выстраивались на протяжении 200 лет

Мы имеем дело с индустрией, а индустрия требует попсовости, перевода в совершенно другой ранг. Поэтому я постоянно задаю один и тот же вопрос и считаю, что ответ на него очень важен: а является ли искусством то, чем мы сейчас занимаемся? Ведь на самом деле искусство как таковое родилось в эпоху Возрождения, сформировалось как наука эстетика в XVIII веке, и закончилось с концептуальным проектом 1970-х годов.

Дальше началось что-то другое. И когда мы говорим о Херсте и других, мы работаем с подменой понятий. Конечно, [то, что делают современные художники] определенным образом отражает наш изменившийся мир. Но является ли это искусством? Вряд ли.

- Вы и себя включаете в это неискусство?

- Конечно. Но тут есть одна вещь - я вывожу [из этого контекста] себя как живописца. Потому что есть художник и живописец. Художник - более широкое понятие. И они занимаются разными вещами.

- То есть Вы больше живописец?

- Да. Хочется надеяться. (Улыбается).

- А не хочется побыть художником? Столько разнообразных инструментов к Вашим услугам - новейшие технологии, медиа…

- Я это делал. Например, в прошлом году проект Крылья в галерее Гудимова - это была инсталляция, к тому же растянутая во времени [сначала работы Сильваши, залитые золотой краской, "парили" под потолком галереи, а затем, разрезанные на куски, их продавали всем желающим. Инсталляция говорила зрителям: даже высокое продается]. <…>. Я в принципе готов [поработать в contemporary art]. Например, у меня есть куча идей, связанных с видеоинсталляцией.

Экран и медиа по сути сделали отчужденным сам труд художника

Но, во-первых, руки не доходят. А во-вторых, мне кажется, сейчас куда важней опять вернуться - то есть мне-то возвращаться не надо, я это не бросал - к тем вещам, которые сделаны непосредственно руками. Экран и медиа по сути сделали отчужденным сам труд художника. И на каком-то этапе они исчерпали свои возможности, как это всегда бывает. Сейчас возникла противоположная потребность - многие возвращаются к тому, что называется "рукой художника". <…>. Так что я все равно останусь живописцем.

Это интервью было опубликовано в №5 журнала Корреспондент от 14 февраля 2009 года

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Загрузка...