ГлавнаяШоу-бизКино
 

Корреспондент: Урка Джон. Эксклюзивное интервью Джона Малковича. Полный текст

Корреспондент.net, 26 июля 2011, 13:22
0
15
Корреспондент: Урка Джон. Эксклюзивное интервью Джона Малковича. Полный текст
Фото: АР
Актер рассказал о своем увлечении русской историей, связях с бандитами и причинах, по которым он снялся в Трансформерах-3.

В эксклюзивном интервью журналу Корреспондент американский актер Джон Малкович рассказывает о сибирских бандитах, упущенных возможностях и русской культуре как самой большой части ХХ века.

На открытие ІІ Одесского кинофестиваля приехал актер Джон Малкович. В беседе с Корреспондентом он рассказал о своем увлечении русской историей, связях с бандитами и причинах, по которым он снялся в Трансформерах-3.

- Недавно появилась новость, что Вы сыграете урку по имени Кузя в фильме Сибирское воспитание. Что Вы знаете об этой прослойке общества?

- Вообще ничего. Мне еще предстоит много всего узнать, я составил целый список литературы. Пока что я только прочитал сценарий, который мне прислал [итальянский режиссер] Габриэле Сальваторес. Мне сценарий очень понравился, и довольно скоро, недель через шесть-семь, мы приступаем к съемкам. Сибирское воспитание - история о том, каково это - расти в Сибири среди местных бандитов.

- Приходилось ли Вам в реальной жизни общаться с бандитами?

- (Смеется.) Нет. Осознанно - точно нет.

- Как насчет создателя финансовой пирамиды Бернарда Мэдоффа, на которой Вы потеряли больше $ 2 млн?

- Был ли он бандитом? Не уверен. Он просто человек, который слишком много на себя взял.

- Чем закончился Ваш судебный иск против Мэдоффа? Он Вам по-прежнему должен деньги?

- Да он всем денег должен. И почти все подали на него в суд. Я - только небольшая часть этого иска. Я не очень-то за этим слежу, потому что деньги в компанию Мэдоффа вложил мой бизнес-менеджер, и теперь это его забота - постараться вернуть их обратно. А я актер, я роли играю.

- Вы сыграли главную роль в маленьком фильме Бесчестие по роману нобелевского лауреата Джона Кутзее и снялись в Трансформерах-3. Вы намеренно чередуете блокбастеры с артхаусным кино?

- Я бы сказал, что у меня нет какого-то специального плана. Когда мне что-то предлагают, то я смотрю, насколько мне это близко, и либо соглашаюсь на фильм, либо нет. Правда в том, что час от часу я вынужден сниматься в кино, которое люди хотят посмотреть, даже если оно мне не очень нравится. А люди очень хотят посмотреть Трансформеров, они обожают такие вещи. Они не хотят смотреть Бесчестие, просто не пойдут на него в кинотеатр.

- Хотите сказать, что зрители тупые?

- Им это просто не надо. Они либо не слышали об этом фильме, либо им по барабану такое кино - всегда найдется 1 млн причин. Мне не кажется, что люди тупые. Просто у Бесчестия изначально очень маленькая аудитория. А Трансформеры мне и самому очень понравились. Они поразили меня тем, какая невероятная работа была проделана, каких трудов стоило сделать это кино. Там есть поразительные сцены, в которых живая актерская игра удивительным образом сочетается с компьютерными эффектами.

- Какова разница между тем, чтобы работать с Майклом Бэем, братьями Коэн или Бернардо Бертоллуччи?

- Они все очень разные люди, попавшие в кино совсем из разных мест, с разными чувствами, разным образованием. Они из разных культур, из разных поколений. При этом они все очень одаренные режиссеры, и у них страшно тяжелая работа. Не завидую людям их профессии.

- А как так получилось, что Вы отказались сниматься в Славных парнях Мартина Скорсезе, который стал одним из лучших его фильмов?

- В моей жизни был такой период, когда мне совсем не хотелось работать, у меня было что-то вроде депрессии. Я два или три года снимался без передышки, и меня это измотало. Я очень люблю Скорсезе и даже немного с ним знаком. Надеюсь, что у меня еще будет шанс с ним поработать. С другой стороны, де Ниро отлично справился с ролью, и я не уверен, что у меня получилось бы лучше. Правда, многие потом говорили, что Славные парни могли бы стать моим прорывом.

- Считается, что Ваш прорыв случился двумя годами ранее, после выхода драмы Опасные связи Стивена Фрирза. Как этот фильм изменил Вашу карьеру?

- Его очень по-разному воспринимали в мире. Опасные связи сделали меня довольно популярным в Европе, да и почти везде, кроме Америки, где меня считали главной проблемой фильма. Я символизировал худшее, что было в картине. Дело было даже не в публике - если я правильно помню, критики того времени писали, что я недостаточно сексуален для роли Вальмонта. Я никогда не читаю рецензий, но вот такие вещи мне передавали. Лично я получил удовольствие от работы со Стивеном Фрирзом, Гленн Клоуз, Мишель Пфайффер, Киану Ривзом и нежно отношусь к самому фильму. Очень часто бывает так, что именно то, что нравится в тебе одним людям, другие люто ненавидят. Такова жизнь.

- Вы часто бываете в Москве и Петербурге, посещаете дом Антона Чехова в Ялте. Какое влияние на Вас оказала русская культура?

- Я прошел целый курс русской истории и литературы. Со многими вещами меня познакомила Ингеборга Дапкунайте, она отличная актриса, мы уже лет 20 с перерывами работаем вместе. Хотя она литовка, но долго жила в России. Думаю, мы очень сильно друг на друга повлияли.

Я увлекаюсь русской историей, особенно периодом после большевистской революции. Я большой поклонник современного российского писателя Андрея Макина - он живет в Париже, говорит по-французски, но я не могу себе представить более русского человека, чем он. Русская история - крайне важная часть ХХ века. Не исключено, что самая важная.

Беседу вел Алексей Тарасов.

***

Этот материал опубликован в №28 журнала Корреспондент от 22 июля 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент запрещена.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...