ГлавнаяШоу-бизКино
 

Корреспондент: Шагающий по Москве. Жизнь сценариста Геннадия Шпаликова - архив

11 октября 2012, 09:42
0
156
Корреспондент: Шагающий по Москве. Жизнь сценариста Геннадия Шпаликова - архив
Фото: Корреспондент№ 39
Геннадий Шпаликов был непосредственен, дерзок и талантлив

Жизнь Геннадия Шпаликова, сценариста культовых советских лент, окончившего Киевское суворовское училище, была калейдоскопом побед и ошибок и завершилась трагедией, - пишет Дмитрий Громов в рубрике Архив в № 39 журнала Корреспондент от 5 октября 2012 года.

У входа в московский ВГИК, Всероссийский государственный университет кинематографии, не так давно открыли скульптурную композицию - фигуры трех человек, посвященную выпускникам всех поколений. Хотя отлитые из металла режиссеры и сценаристы Андрей Тарковский, Василий Шукшин и Геннадий Шпаликов, по сути, относились к одному поколению - шестидесятников.

То, что именно их выбрали героями композиции, не случайность. Эти трое стали символами самого романтичного периода советской истории - 1960-х годов, времени развенчания культа личности и расширения гражданских свобод. Тогда среди интеллектуалов возникло явление шестидесятничества - неформального вольнодумства и либерализма, - раздавленное государственной машиной.

Написав сценарии к знаковым кинолентам, в том числе и к знаменитой Я шагаю по Москве с молодым Никитой Михалковым в главной роли, он был выброшен из кинематографа и в возрасте 37 лет покончил жизнь самоубийством.

Шпаликов оказался настоящим шестидесятником - человеком из поколения несбывшейся мечты. Написав сценарии к знаковым кинолентам, в том числе и к знаменитой Я шагаю по Москве с молодым Никитой Михалковым в главной роли, он был выброшен из кинематографа и в возрасте 37 лет покончил жизнь самоубийством.

В дневнике накануне гибели Шпаликов написал: “Меня пугает равнодушие времени и чужие люди. Чем дальше, тем больше чужие. И некому поклониться, и не с кем быть. Велика Россия, а позвонить некому”.

Шальная военная косточка

То, что Шпаликов пришел в кино, было случайностью. С детства ему светила жизнь в погонах, повторение судьбы отца - военного инженера.

Семья много кочевала: будущий режиссер родился в Карелии в 1937 году, до войны Шпаликовы успели пожить в Москве, а оттуда осенью 1941-го выехали в эвакуацию в Киргизию. В столицу семья вернулась лишь через два года.

В конце войны Шпаликов-младший пошел в московскую школу, отучился там два года. А после как сына погибшего офицера его отправили в Киевское суворовское училище.

“К военной службе он относился очень хорошо, - рассказывает Валерий Куделин, однокашник Шпаликова по училищу. - Храбрость свою и смелость он воспитывал в себе сам - любил по крышам ходить, с вышки десятиметровой прыгать”.

В Киеве Шпаликов начал писать стихи. В 1955 году в республиканской газете Сталинское племя опубликовали две его подборки

В Киеве Шпаликов начал писать стихи. В 1955 году в республиканской газете Сталинское племя опубликовали две его подборки.

Но от карьеры военного Шпаликов не отказался и поступил в Московское пехотное училище. На учениях получил тяжелое ранение в ногу, попал в госпиталь, где его признали негодным к службе. И тут он сделал неожиданный шаг - поступил на сценарный факультет ВГИКа.

“Это было необычно, потому что у нас в семье не было еще творческих людей”, - вспоминала Елена Григорьева, сестра сценариста.

Вырвавшись на свободу из тисков военной дисциплины, Шпаликов развернулся вовсю. Его лихие проделки и прямолинейные высказывания сделали его героем ВГИКа. Бывший курсант мог, к примеру, заявить в присутствии известного режиссера после презентации его фильма: “Ребята, нам сегодня показали, какое кино делать не надо!”.

Шпаликов и в других ситуациях был ершист и дерзок, но это не отталкивало от него людей. “На него было нельзя обижаться, - считает кинодраматург Павел Финн, друг сценариста. - Сочетание детскости, обаяния и какой-то неповторимости создавало все то, что к нему людей и привлекало”.

Веселая студенческая жизнь Шпаликова закончилась в 1961-м, когда он получил диплом. А уже через год выпускник впервые стал популярен и одновременно гоним. Это случилось после того, как режиссер Марлен Хуциев снял в соавторстве со Шпаликовым фильм Застава Ильича.

На него было нельзя обижаться, - считает кинодраматург Павел Финн, друг сценариста. - Сочетание детскости, обаяния и какой-то неповторимости создавало все то, что к нему людей и привлекало

В киноленте дети поствоенного поколения, вдохнувшие воздух свободы, искали свое место в советском мире, критически оценивая себя и окружающую действительность. Ряд сцен показывал актуальные на тот момент в столичной среде тренды, в том числе домашние вечеринки “золотой молодежи” и посещение литературных чтений в Политехническом музее.

В сцене в Политехническом режиссер снял выступление идеологов шестидесятников - молодых поэтов Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского, барда Булата Окуджавы.

Фильм с идеологически правильным названием Застава Ильича стал декларацией нового поколения: он изменил язык советского кинематографа, внеся в него передовые течения - французскую новую волну и итальянский неореализм.

“Картина вызывала огромный интерес к себе! У нас на съемках торчали все - и режиссеры, и молодые артисты, и сценаристы, - вспоминает актриса Марианна Вертинская, исполнившая одну из главных ролей в картине. - Впервые [главный оператор фильма] Рита Пилихина начала снимать с руки [без штатива, в стиле новой волны]. Все было вновь”.

Однако то, что произвело впечатление на коллег, возмутило руководителя СССР Никиту Хрущева, которому творение Хуциева - Шпаликова показали еще в рабочем варианте. Он посчитал фильм декадентским. Даже главные положительные герои - молодые московские рабочие - по мнению хозяина Кремля, “не являются олицетворением нашей замечательной молодежи”: не знают, как жить и к чему стремиться.

Веселая студенческая жизнь Шпаликова закончилась в 1961-м,когда он получил диплом. А уже через год выпускник впервые стал популярен и одновременно гоним.

Хрущев раскритиковал фильм на встрече с деятелями советского искусства. И тогда Шпаликов доказал, что былая бесшабашность не покинула его: после обращения руководителя СССР он выбежал на сцену, заявил о своем праве на ошибку и попросил присутствующих не судить картину строго.

Фильм все равно дотошно отцензурировали, сократили часть сцен и в обрезанном виде выпустили в прокат лишь в 1965 году под другим названием - Мне двадцать лет. Однако и этот вариант был отмечен на Венецианском и Римском кинофестивалях. Оригинал же вышел на экраны только 20 лет спустя.

Куда более удачной оказалась судьба следующей киноработы Шпаликова - фильма Я шагаю по Москве, для которого он написал сценарий и текст заглавной песни. Хотя в советском Госкино ленту назвали “несмешной комедией”, картина приобрела успех у зрителей и удостоилась упоминания на Каннском фестивале.

Недолгая несчастливая жизнь

Шпаликов стал популярен, но на его веселом нраве известность никак не отразилась. Он любил розыгрыши и порой выдумывал самые невероятные истории. Мог, к примеру, в компании друзей рассказать о том, что получил Нобелевскую премию или участвовал в так называемой пражской весне 1968 года - чешской либеральной революции, задавленной советскими танками.

Веселость часто становилась спутницей выпивки. Уже в начале 1960-х человек, придумавший Я шагаю по Москве, много пил - от одиночества, невозможности воплотить замыслы, недостатка денег, отсутствия жилья: несмотря на все заслуги, Шпаликов до последнего мыкался по коммуналкам. Из-за загулов его оставила первая жена, сценаристка Наталья Рязанцева. Но замена сыскалась быстро, и второй супругой сценариста стала актриса Инна Гулая, к тому времени сыгравшая ярких героинь в фильмах Тучи над Борском и Когда деревья были большими.

Шпаликов стал популярен, но на его веселом нраве известность никак не отразилась. Он любил розыгрыши и порой выдумывал самые невероятные истории

“Шведская девушка”, как называл ее Шпаликов, с длинными светлыми волосами, красивая и эксцентричная, она же сыграла и главную роль в единственной его режиссерской работе - картине 1966 года Долгая счастливая жизнь, удостоенной премии на фестивале авторского кино в итальянском Бергамо. Фильм оказался провидческим. Как его герои, Гулая и Шпаликов прожили совсем недолго, счастье их оказалось коротким.

С 1966-го по 1972-й ни один киносценарий Шпаликова не был поставлен, а его жена не снялась ни в одной роли. Алкоголь постепенно стал их общим увлечением, и в итоге все закончилось разводом. Впрочем, они так и не расстались. Дверь их квартиры в московских Черемушках была вся в замках: каждый раз, когда Шпаликов уходил, а это случалось часто, Гулая вызывала слесаря и врезала новый замок, чтобы ее экс-супруг не мог попасть внутрь.

И хотя автор Я шагаю по Москве по-прежнему много работал, все его заявки отклонялись студиями и режиссерами.

Постепенно друзья прекратили пить вместе со Шпаликовым. Под давлением окружающих он пытался лечиться от алкоголизма. Но завязать не смог. “В СССР нет выбора вне выбора, - говорил сценарист. - Или ты пьешь, или ты подличаешь, или тебя не печатают. А четвертого не дано”.

В последний день своей жизни, 1 ноября 1974 года, Шпаликов под хмельком отправился на Новодевичье кладбище, где проходило открытие мемориальной доски на могиле режиссера Михаила Ромма. Здесь он попытался выступить с речью, но к трибуне его не пустили некие чиновники. После митинга Шпаликов ушел с кладбища с известным писателем Григорием Гориным. Тот по просьбе сценариста дал ему денег на дешевое вино, и они вдвоем отправились в Переделкино - подмосковный писательский дачный поселок.

Позднее Горин пожалеет о том, что одолжил Шпаликову денег именно на вино, а не на водку. Ведь после “беленькой” ему не хватило бы сил покончить с собой. А так он поднялся на второй этаж одной из дач и там повесился, сделав петлю из собственного шарфа.

“Он был такой открытый нерв, незащищенный талант, с пониманием того, что таланта всегда больше, чем возможностей воплотить его”, - говорит о Шпаликове украинский кинопродюсер Олег Кохан.

***

Этот материал опубликован в №39 журнала Корреспондент от 5 октября 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентСССРсценаристАрхивГеннадий Шпаликов
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...