ГлавнаяШоу-бизКино
 

Корреспондент: Фабрика грез. Эксклюзивное интервью с кинопродюсером Олегом Коханом. Полный текст

3 октября 2013, 09:55
0
198
Олег Кохан - интервью
Фото: Дмитрий Никоноров
Олег Кохан уверен, что правильная постановка диагноза поможет решить проблемы украинской киноиндустрии

Олег Кохан, украинский кинопродюсер, каждая картина которого собирает фестивальные награды, в интервью Оксане Мамченковой в № 38 журнала Корреспондент от 27 сентября 2013 года - о том, как превратить украинское кино в прибыльную индустрию.

В стране, где доля выходящих в прокат отечественных картин долгое время уверенно стремилась к нулю, употреблять словосочетание “успешный кинопродюсер” кажется неуместным. Тем не менее в отношении киевлянина Олега Кохана это определение будет вполне справедливым. Более семи лет он не только с завидным постоянством выпускает качественные картины, но и получает за них фестивальные награды.

В активе Кохана уже четыре премии российских киноакадемиков Ника в номинации Лучшая картина стран СНГ и Балтии, а также призы авторитетных международных кинофестивалей вроде Венецианского и Римского. Не обошлось без участия киевлянина и первое в истории национального кинематографа появление украинского игрового фильма в программе Канна: дебютная картина Сергея Лозницы Счастье мое, выпущенная продюсерской компанией Кохана Sota Cinema Group, попала в конкурс знаменитого киносмотра в 2010-м.

В активе Кохана уже четыре премии российских киноакадемиков Ника в номинации Лучшая картина стран СНГ и Балтии, а также призы авторитетных международных кинофестивалей вроде Венецианского и Римского.

Новый продюсерский проект Кохана, интеллектуальная комедия Вечное возвращение режиссера Киры Муратовой, которую называют классиком украинского авторского кино, уже побывала на фестивалях в Риме, Роттердаме и Москве, заработала Нику, а 3 октября выходит в украинский прокат.

Кохан характеризует эту картину, посвященную вечной теме взаимоотношений мужчины и женщины, как не знающую территориальных границ. А из-за проблем, связанных с поиском финансирования, считает Вечное возвращение самой сложной лентой в собственной фильмографии: фильм не получил ни копейки государственных денег и был полностью снят на средства, привлеченные Sota Cinema Group.

Корреспондент встретился с продюсером незадолго до отечественной премьеры картины в отеле Воздвиженский на киевском Андреевском Спуске - именно здесь, по его же признанию, лет десять назад он принял решение заняться производством фильмов. В ходе беседы Кохан демонстрировал твердую уверенность в выполнимости задачи реанимации украинского кино - собственно, этим последние десять лет он только и занимается.

- Вы давно работаете с Кирой Муратовой. Как строятся ваши отношения режиссер - продюсер?

- Я благодарен судьбе за встречу с Кирой Георгиевной. Она гениальный художник, невероятно требовательный к себе и другим, не позволяет фальши. Могу точно сказать, что это сотрудничество очень непростое, очень насыщенное разными эмоциональными составляющими. У талантливых людей не может быть простого характера, однако во главе всегда творчество, результат, которого достигает режиссер и вся творческая группа благодаря сотрудничеству.

Как это происходит? Это специфическая кухня взаимоотношений, где нет совершенно очевидных, прописанных норм.

- Фильм Муратовой попал в шорт-лист украинского оскаровского комитета, но в результате от Украины было решено выдвинуть на Оскар ленту Параджанов режиссеров Сержа Аведикяна и Елены Фетисовой. Огорчились, когда узнали о таком решении?

- Мы [Sota Cinema Group] очень спокойно относимся к разного рода номинациям. Объясню почему: это приходит с опытом. Ведь наши фильмы практически каждую неделю представляются на том или ином фестивале, участвуют в той или иной премии. Если погружаться и максимально проживать каждое такое состязание за приз, можно сойти с ума. Я не шучу. А свое признание фильм Вечное возвращение уже получил.

- Из четырех картин отечественного производства, вышедших в прокат за последний год, данные о кассовых сборах известны только по двум - $ 11 тыс. у Обычного дела и чуть больше $ 3 тыс. у Истальгии. Это более чем скромные суммы, которые не отбивают затрат на производство и не сравнимы с кассами голливудских фильмов. О чем говорят эти цифры - о проблемах качества, дистрибьюции или промо?

- Это вопрос, требующий оценки не просто того или иного боксофиса. В первую очередь нужно четко понимать, в каком киноконтексте мы находимся. За 20 лет независимости большую часть времени отрасль не управлялась, не регулировалась, находилась в упадке. Начиная с финансирования и заканчивая прокатом и образованием все ее составляющие медленно рассыпались и превращались в то, что есть.

Хотелось бы уйти от двух крайностей, существующих в критическом поле оценки индустрии. Первая крайность - критика непосредственных участников кинопроцесса, по тем или иным причинам оставшихся за бортом, не получив финансирования. Они не смотрят объективно, их цель - обхаять объективные успехи, которые уже есть. Те же, кто получил финансирование, точно так же взахлеб, будучи благодарными и не опираясь ни на какие критерии, хвалят, мол, уже чуть ли не возродили отрасль.


Дмитрий Никоноров


Во всем мире существуют объективные критерии, по которым судят о состоянии отрасли. Первый - это доля национального кинематографа на рынке той или иной территории. 43% - у французского [кино во Франции], 25% - у российского [у себя на родине], больше 50% - у турецкого кинематографа, в Украине же эта цифра близка к нулю. Это основной показатель состояния дел в индустрии.

Следующий критерий - это собственно бокс-офис, если это прокатное кино, и количество и уровень кинофестивалей класса А, в которых фильм принял участие, если это авторский кинематограф.

За этим следуют объемы финансирования, выделяемые государством, количество снятых картин, частные инвестиции, система кинообразования, состояние законодательной базы и так далее.

Если говорить о процессах последних лет, очень важно отметить положительные моменты. За последние два года благодаря усилиям людей, которые взяли под протекцию [украинский кинематограф], - а это общеизвестный факт, что народный депутат Виктор Янукович [сын Президента] инициировал законопроект [реформы госфинансирования кино], - произошли сдвиги. В 2013 году выделено 137 млн грн. - это больше, чем за предыдущие 19 лет. Следующий шаг - научиться делать качественно кино.

Учитывая масштабность и сложность отрасли, в первые годы эти изменения не могут дать каких-то впечатляющих результатов. Я очень детально изучал реформы и пути развития польского, румынского, турецкого, французского, других европейских кинематографов. Многим индустриям приходилось проходить этот путь, но они четко понимали, к какой цели идут.

- Что нужно сделать, чтобы в Украине появилось кино в полном смысле слова?

- Снимать хорошее кино и профессионально выполнять свою работу. Четко видеть цели и задачи, а также конфигурации отрасли и ее конкурентоспособность. Плюс качественный менеджмент киноотрасли с полной ответственностью за результаты. Ответить на простые вопросы: что такое киноотрасль Украины в 2018, 2022, 2025-м? где ее место? как она выглядит? какие это фильмы? Нужно проанализировать, понять сильные и слабые места. Образование, прокат, международная дистрибьюция, профессиональные кадры - все-все требует доработки. Решили финансовый вопрос, запустили механизм, теперь должны разработать стратегию.

Нужно подойти к этому как к нормальному менеджерскому проекту с сопутствующими классическими нормами, где указаны стратегия, тактические шаги. В качестве примера могу привести совершенно понятную модель подхода к вопросу спортивного енеджмента. Это футбольный клуб Шахтер. Когда я был на экскурсии в Донбасс Арене, то видел, как четко прописаны у них цели, миссия, задачи. И результат не заставил себя ждать.

Необходимо ответить на вопрос, почему не пошли инвестиции в отрасль. Ведь мы не можем назвать проекты, которые привлекли огромные суммы.

Еще один важный момент - у нас есть плеяда телевизионных и киноменеджеров, которые по каким-то причинам не присоединились к этому самому возрождению украинского кинематографа. Это Александр Роднянский, Влад Ряшин, Сергей Созановский, Александр Ткаченко, Владимир Бородянский, Виктор Мирский, Анна Безлюдная. Они уже состоялись на телевизионном рынке, знают, как работает индустрия, и могли бы быть полезны в кино. Как в свое время важную роль в российском кино сыграли ключевые менеджеры основных телеканалов, продюсируя знаковые картины.

Крупные телевизионные каналы на европейских рынках всегда принимают участие в создании кино. Они являются фундаментом, первым катализатором и первой лакмусовой бумажкой, остро реагирующей на процессы в смежной отрасли. Почему-то пока не состоялось это сотрудничество. Что-то, значит, мешает.

- В построении стратегии необходимо решать множество вопросов. Например, на какое кино делать ставку.

- Украине нужно производить актуальное, смелое, профессионально сделанное, соответствующее европейскому и мировому контекстам, интересное зрителю кино. Должно быть долевое распределение авторского и зрительского кино. У нас большое количество исторического, драматического, литературного материала, который смело можно привлекать к экранизации. И классики, и современная литература - материал есть. Украина должна в год снимать не четыре фильма, а минимум 5080 картин. Это нормальные европейские показатели. Должна появиться здоровая конкуренция. И только тогда кинематограф станет бизнесом и можно будет говорить о результате.


Дмитрий Никоноров


Нужен ли авторский кинематограф? Безусловно, нужен. Это кузница, возможность конкурировать на европейских фестивалях. Тем более что эта традиция существует. Мы не можем назвать ни одного успешного в международном прокате украинского фильма. Но наши авторы сильны на интеллектуальном поприще. И старшее поколение - Муратова, Роман Балаян, Михаил Ильенко, и новое поколение - Сергей Лозница, Ева Нейман, Марина Врода, Мирослав Слабошпицкий, Олесь Санин.

- Ваш коллега Роднянский в интервью Корреспонденту главной проблемой украинского кино назвал отсутствие оригинальных идей. Вы согласны с этим утверждением?

- К сожалению, это не единственная главная проблема нашего кинематографа. Решив вопрос идей, не решить проблему кинематографа. Мало сделать фильм, нужно “донести” до зрителей. Конечно, часть кинотеатров пойдут навстречу и отнесутся с лояльностью. Но дальше включится рыночная составляющая, язык цифр. Потому что украинский фильм не выходит в конкурентное поле крупнобюджетных голливудских блокбастеров с огромными маркетинговыми бюджетами. И на этом этапе тоже нужен законодательный протекционизм государства, как это работает в других странах.

- Есть ли зритель у украинского кино?

- У меня есть четко устоявшееся ощущение и уверенность, что Украина созрела для своего национального продукта. С точки зрения самоидентификации это катализирующий вид искусства. Многие хотят знать о своей истории, о себе, о психологии, о происходящем. Это те вещи, которые узнаются через искусство, и кинематограф - его часть. Пример тому - турецкий, французский кинематограф. Всегда есть спрос на национальную тему, необязательно крайне национальную - с флагами, хоругвями и шароварами.

- Насколько трудно искать инвесторов для кино лично вам?

- Тяжело искать в принципе деньги на любые проекты. В состоянии украинской киноиндустрии это сложно вдвойне. Здесь нужно сказать, что в нашем пространстве общеприняты несколько источников - это государство, частные инвестиции, меценаты - в целом до пяти-шести. В мировой традиции известны свыше 45 источников финансирования кино.

Уже пришло понимание государственными чиновниками, что речь идет не о дотировании отрасли, а об инвестиции государства в будущую бюджетообразующую отрасль и мощный идеологический ресурс. Над каждым фильмом в среднем работают 100 человек. Если умножим на 50, то это 5 тыс. новых рабочих мест в год. Не говоря о том, что начинают действовать смежные индустрии - производственная, рекламная, финансовая, юридическая, страховая.

- Сфера ваших профессиональных интересов - авторское кино. А были ли среди ваших проектов успешные в прокате картины?

- Все наши авторские фильмы успешны. Просто необходимо понимать, что модель авторского кинематографа отличается от модели коммерческого кино. Если мы сделали за последние семь лет уже 12-й фильм, то, по всей видимости, работает экономическая модель, позволяющая нам снимать и дальше. Такие фильмы, как Счастье мое, В субботу [Александра Миндадзе], Мелодия для шарманки [Муратовой], Вечное возвращение, были проданы более чем на 25 стран - показаны во Франции, Германии, Голландии, Дании, странах СНГ и Балтии.

- Сами вы какое кино смотрите?

- Смотрю много кино, и самого разного. Радуюсь, когда получается смотреть как простому зрителю, не включая профессиональные рецепторы, не анализируя, когда кино меня просто захватывает. Слава богу, у меня это получается. Это фильмы и [Михаэля] Ханеке, и [Эмира] Кустурицы, и [Мартина] Скорсезе.

Я внимательно изучаю успешное индустриальное кино, мне всегда интересно, как это сделано, куда развивается киноязык в этом контексте и развивается ли. Авторский кинематограф смотрю для эмоциональной и интеллектуальной подпитки. И, конечно же, часто возвращаюсь к классике.

***   

Этот материал опубликован в №38 журнала Корреспондент от 27 сентября 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.       

ТЕГИ: журнал КорреспондентинтервьюкинопродюсерОлег Кохан
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...
Загрузка...