ГлавнаяНаукаМедицина
 

Корреспондент: Спаси и излечи. Как украинские реабилитационные центры возвращают наркоманов к жизни

8 февраля 2012, 09:48
2
2602
Корреспондент: Спаси и излечи. Как украинские реабилитационные центры возвращают наркоманов к жизни
Фото: Дмитрий Никоноров/Корреспондент
Арт-терапия помогает бороться с зависимостью

Поразившей Украину эпидемии наркомании противостоят сотни реабилитационных центров, где возвращают к жизни при помощи сауны, психологов и Бога, - пишет Каролина Тымкив в №4 журнала Корреспондент от 3 февраля 2012 года

В реабилитационном центре для наркоманов Нарконон на краю села Устимовка, что в 80 км от Киева, как будто все перевернуто с ног на голову. Здешних обитателей называют студентами, процесс лечения - учебными парами, а главным преподавателем и наставником является 26-летняя стройная брюнетка Катерина Кислинская, в прошлом - наркоманка с восьмилетнем стажем.

"Я употребляла ширку [инъекции опия], трамадол. Мама привезла меня сюда силой, и я не верила, что мне это поможет", - вспоминает Кислинская, которая лечилась здесь более полугода и третий год уже сама вытаскивает из бездны своих товарищей по несчастью.

Количество реабилитационных центров, в которых больным помогают избавиться от опасной привычки, по данным Романа Трохина, президента Всеукраинского движения противодействия наркомании и наркокоррупции, за годы независимости увеличилось в разы. Только согласно официальным данным, сегодня их 65 - четыре государственные, а остальные - частные.

От 2% до 40% пациентов после завершения курса могут сказать: я свободен от наркотиков

Хотя в общественной организации Украинский центр изучения наркополитики убеждены, что число таких центров только религиозной направленности достигает 160, а общая цифра и того больше. Количество пациентов в них тоже разное - от пары десятков до нескольких сотен, впрочем, как и конечный результат: по данным специалистов, от 2% до 40% пациентов после завершения курса могут сказать: я свободен от наркотиков.

Как бы там ни было, реабилитационные центры помогают избавиться от зависимости нескольким тысячам человек в год, рассказывает Сергей Шевченко, замначальника управления Государственной службы по контролю за наркотиками. Однако этим цифрам не удается соперничать даже с официальной статистикой распространения наркомании.

Если в 1994 году на учете МВД числилось 33,5 тыс. зависимых, то сегодня их 160 тыс. У Минздрава цифры выше - Украина может "гордиться" более 400 тыс. только инъекционных наркоманов. Реальное их число, по мнению экспертов, достигает 2-3 млн.

Украина может "гордиться" более 400 тыс. только инъекционных наркоманов. Реальное их число, по мнению экспертов, достигает 2-3 млн.

Наиболее поражены тяжким недугом жители юго-восточных регионов. По данным МВД, если в среднем по стране на 10 тыс. человек населения приходится 33 зарегистрированных наркомана, то в Луганской области - 69, в Днепропетровской и Одесской - по 65. Среди городов лидируют Севастополь (60) и Киев (42).

Вокруг крупнейших мегаполисов страны (Киева, Харькова, Донецка и Днепропетровска) и сосредоточены реабилитационные центры - как правило, в глухих селах подальше от цивилизации, чтобы ограничить круг общения пациентов. Причем работа большинства этих заведений основана на религиозных методах.

"Наркотик - это сила, - рассуждает Трохин. - Этой силе либо надо подчиниться, либо найти другую. Поэтому люди должны обратиться к Богу и просить о помощи".

От прихода к приходу

Глядя на Алексея Терехова, 25-летнего москвича спортивного телосложения, который проходит курс реабилитации в Наркононе уже больше года, ни за что не скажешь, что у него за плечами 12-летний стаж приема зелья. После нескольких неудачных попыток лечения в других местах он оказался здесь. Терехов решил уехать в Украину еще и для того, чтобы оказаться подальше от приятелей, связанных с наркотой.

"Был в питерском центре, - вспоминает он. - После лечения приехал домой, встретил знакомого, снова начал употреблять и загнал себя в такое состояние, что сюда ехал трупом".

Нарконон, рассчитанный на 20 человек и расположенный в глуши, мало чем отличается от обычного загородного особняка

Терехов приглашает Корреспондент в свою комнату, где он живет еще с тремя друзьями по несчастью из Украины и России. В небольшом помещении стоят три двухъярусные кровати, шкафы-купе с зеркальными дверями, тумбочки для вещей и небольшой телевизор.

Нарконон, рассчитанный на 20 человек и расположенный в глуши, мало чем отличается от обычного загородного особняка. Специально под центр его купил Виталий Чепик, предприниматель и активный последователь церкви сайентологии. На нулевом этаже дома - небольшая сауна и спортзал, на первом - кухня и гостиная с плазменным телевизором, на втором - жилые комнаты, а на третьем - учебная аудитория.

Ежемесячный взнос за лечение, который здесь называют добровольным, но по сути являющийся обязательным, составляет 12 тыс. грн. За эти деньги пациентов выводят из состояния ломки без использования медикаментов - с помощью специальных процедур, напоминающих массаж. Ядовитые вещества из их измученных организмов выводят в сауне. Раз в день каждый пациент Нарконона проводит в ней 4,5 часа при температуре +80 ºС. А здоровье восстанавливают ударными дозами витаминов.

Ежемесячный взнос за лечение, который здесь называют добровольным, но по сути являющийся обязательным, составляет 12 тыс. грн

"Курс сауны зависит от того, как долго человек принимал наркотики, - рассказывает Кислинская. - Я прошла его за 24 дня".

Физическую реабилитацию в Наркононе дополняет психологическая, построенная на методике, разработанной в 1966 году в США на основе учения церкви сайентологии и используемой в 40 странах мира.

После завтрака у подопечных Нарконона четыре пары занятий с перерывом на обед. Здесь они под руководством наставников, зачастую бывших наркоманов, разбирают сложные жизненные ситуации, в которые попадают зависимые, занимаются арт-терапией - например, с помощью пластилина, а также красок и кисточки изображают свои эмоции.

Большинство реабилитационных центров в Украине созданы при западных религиозных конфессиях, чаще всего протестантских, подчеркивают эксперты. Здесь упор делается на соблюдение правил христианского образа жизни - от молитв до поста, а также трудотерапии. Обитатели центров выращивают домашний скот, рубят дрова, облагораживают территорию.

Например, Трохин, в прошлом страдавший от наркотической зависимости, а теперь ставший пастором церкви Посольство Божье, открыл четыре бесплатных реабилитационных центра в Киевской и Черниговской областях, через которые ежегодно проходят до 200 человек.

Для 25-летнего Ярослава, употреблявшего дурь девять лет, спасением стала 12-шаговая программа групповой психотерапии, которую он проходит в частном центре За право на жизнь в пригороде столицы. Программа основана на принципах возникшего в 1930-х в США общества Анонимных алкоголиков и наркоманов. Занятия, идущие в сочетании с арт- и трудотерапией дали результат - Ярослав уже восемь месяцев не употребляет наркотики.

Большинство реабилитационных центров в Украине созданы при западных религиозных конфессиях, чаще всего протестантских

"Я понял, что не боюсь работы [как раньше], и могу зарабатывать себе на жизнь, а не воровать [для того чтобы добыть наркотики]", - рассказывает он.

Если частные центры основывают свою помощь зависимым на психотерапии и обращении к Богу, то государственные больше используют химический метод - заместительную терапию. Больным под присмотром врачей вводится заменитель опиатов - метадон. Сегодня этот препарат вкалывают 20 тыс. инъекционным наркоманам в 12 больницах страны.

Среди их пациентов - Ольга, она регулярно получает свою дозу метадона в киевском Центре профилактики и борьбы со СПИДом. Из своих 34 лет 15 она кололась и, видимо, поэтому выглядит старше. "Заместительная терапия - это лучше, чем кустарная грязь, - говорит она, с трудом подбирая и растягивая слова. - Да и наркоманы не будут грабить людей ради дозы".

Заменитель зелья - свет в окошке и для Дмитрия, наркомана с 25-летним стажем. "Где я только не лечился! Я был в советских дурдомах, у [разработавшего метод кодирования врача-нарколога Александра] Довженко. Помню, как он говорит: "Все, наркотики больше принимать не будешь!", а я еле догребал до столовой, где у меня был спрятан мак", - рассказывает Дмитрий. Во время разговора с Корреспондентом в Центре профилактики он то и дело вскакивает и быстро вышагивает по комнате.

С Богом и метадоном

Рейтинг ООН потребления тяжелых наркотиков ставит Украину, где их используют 1,2% населения, на третье место в Европе - впереди только Россия (1,6%) и Эстония (1,5%). В мировом рейтинге, где лидирует Иран (2,8%), Украина на седьмом месте.

При этом темпы ежегодного прироста числа наркозависимых в Украине составляют 1% населения - вдвое больше, чем в России (около 0,5%), и почти в 20 раз больше, чем в Польше (0,05%).

Корнем зла Трохин считает доступность зелья для подростков. Он убежден, что государство обязано ограничить безрецептурную продажу лекарств, содержащих наркотические вещества, таких как эфедрин и кодеин. Если до последнего времени наибольшей популярностью пользовались гашиш и марихуана, то сегодня настоящим Клондайком для охотников за кайфом стали аптеки.

Рейтинг ООН потребления тяжелых наркотиков ставит Украину, где их используют 1,2% населения, на третье место в Европе - впереди только Россия (1,6%) и Эстония (1,5%).

"Подросток побоится ехать за наркотиками к страшному и беззубому наркоману куда-то домой. Купить их в аптеке - другое дело", - объясняет Владимир Моисеенко, руководитель общественной организации Эней, которая работает с ВИЧ-инфицированными и наркозависимыми. По его данным, каждое пятое наркотическое отравление среди несовершеннолетних в Киеве вызвано аптечными препаратами.

Согласно статистике МВД, 80% наркорынка Донецкой области, одного из самых наркотизированных регионов страны, - это зелье, кустарно изготовленное из медпрепаратов, приобретенных без рецепта, в частности обезболивающих и противовоспалительных таблеток. Объем изымаемых правоохранителями доз такого рода в течение последнего года вырос вчетверо.

"У нас эпидемия наркомании", - резюмирует Трохин.

Первыми объявили войну социальному бедствию реабилитационные центры баптистов и пятидесятников - они появились в середине 1990-х, рассказывает Анатолий Виевский, глава Украинского центра по вопросам алкоголя и наркотиков Минздрава.

80% наркорынка Донецкой области,одного из самых наркотизированных регионов страны, - это зелье, кустарно изготовленное из медпрепаратов, приобретенных без рецепта, в частности обезболивающих и противовоспалительных таблеток

Плоды различных методов реабилитации эксперты оценивают по-разному. Причем Виевский считает, что хорошо зарекомендовали себя некоторые центры при протестантских церквях: 40% их пациентов избавляются от тяжелого недуга.

Эффективность центров может оказаться и нулевой, если пациенты не настроены на выздоровление. "Как правило, добровольно [без настояния родственников] туда никто не идет, а важно самому хотеть избавиться от зависимости", - объясняет Моисеенко. Сам он - сторонник заместительной терапии.

Однако в случае применения метадона излечивание вообще не происходит, отмечают эксперты. В этом случае один наркотик по сути заменяется другим, а ситуация с распространением недуга становится гораздо более контролируемой со стороны медиков.

Так, инъекции метадона делают только тем пациентам, которые не находятся в данный момент под воздействием других снадобий. Заместительная терапия исключает распространение среди пациентов СПИДа и других тяжелых инфекций через иглу, а также гарантирует, что человек, получающий заменитель, не пойдет на преступление ради дозы и не будет работать наркодилером.

Первыми объявили войну социальному бедствию реабилитационные центры баптистов и пятидесятников - они появились в середине 1990-х

По данным Виевского, метадоновая программа снижает преступность среди наркоманов на 15-20% и позволяет в 2,5 раза снизить смертность среди участников программы.

Некоторые представители реабилитационных центров заместительный метод ставят под сомнение. К примеру, Марина Грибанова, президент общественной организации Нарконон в Украине считает, что зависимость от метадона намного сильнее, чем от героина или опия, а при попытке отказаться от него ломка тяжелее и даже может привести к летальному исходу. Кроме того, по ее мнению, закупки метадона и его распространение - благодатная почва для коррупции и финансовых махинаций.

Между тем медикаментозный метод, используемый государством, и религиозный, а также психологический не являются конкурирующими - у них одна цель, полагает Виевский.

Центры с опытом при конфессиях эксперт считает хорошей альтернативой государственным клиникам, но их количество в Украине пока недостаточным. Виевский признает их создание непростой задачей, требующей больших средств и опыта.

"В дальнейшем количество центров в Украине ежегодно будет увеличиваться, - убежден он. - В этом есть потребность общества".

***

Этот материал опубликован в №4 журнала Корреспондент от 3 февраля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: наркотикижурнал Корреспондентнаркоманияреабилитация
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях