ГлавнаяНаукаМедицина
 

Корреспондент: Стальной хирург. 12 мыслей известного кардиохирурга Николая Амосова

19 апреля 2012, 11:26
0
4707
Корреспондент: Стальной хирург. 12 мыслей известного кардиохирурга Николая Амосова
Фото: Корреспондент
"Свои возможности я знаю - никогда не был блестящим рукоделом. Но хорошим был"

Николай Амосов спас тысячи людей, внедрил новейшие методики в кардиохирургии и создал Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии, в котором ежегодно делают более 5 тыс. операций, - пишет Каролина Тымкив в № 14 журнала Корреспондент от 13 апреля 2012 года.

Закалку на всю жизнь Николаю Амосову дала Вторая мировая война. Все военные годы Амосов проработал полевым хирургом в сложнейших условиях и бешеном ритме. Случалось, что на 2,5 тыс. раненых приходилось всего пять врачей, поэтому в сутки Амосову выпадало лишь несколько часов для отдыха. Но известный кардиохирург трудностей никогда не боялся, считая, что они лишь закаляют выдержку и характер.

Долгое время он специализировался на хирургии легких, причем нередко спасал тех пациентов, за которых никто не брался. Затем он сменил профиль, взяв курс на кардиохирургию, где внедрил массу новшеств. Например, одним из первых в СССР вместе с коллегами Амосов создал аппарат искусственного кровообращения (АИК), после чего сложнейшие операции на сердце стали реальностью.

При подобных медицинских вмешательствах сердце умещалось на ладони хирурга, то есть все кровеносные артерии пережимались, при этом кровообращение в организме больного не прекращалось. Функцию искусственного сердца выполнял АИК. А в 1962 году после поездки в США Амосов первым в Союзе вшил своему пациенту искусственный клапан со створками. Для создания последних он использовал купленную в Америке нейлоновую рубашку.

Из своего загородного дома, который находился в 50 км от Киева, в поселке Клавдиево, где он жил с апреля по октябрь, Амосов принципиально добирался на работу не на служебной машине, а на электричке.

В 1983-м после соответствующего решения ЦК хирург возглавил Институт сердечно-сосудистой хирургии. Специально под эту клинику было выстроено новое здание, со брана команда квалифицированных специалистов, и все это давало возможность Амосову спасать сердца еще большего количества соотечественников.

Директорство его не тяготило, хотя он жаловался, что пришлось ходить “по начальству и просить денег на оборудование”. Этого знаменитый кардиохирург не любил.

Теперь работавшие с ним коллеги рассказывают, что Амосов был довольно жестким руководителем. Его могло раздражать то, что неправильно поставлен свет в операционной, не на месте лежат инструменты, - в таких случаях он даже мог употребить крепкое словцо, но никогда не позволял себе мат. Например, врачи со смехом вспоминали его коронную фразу: “Не так уж много идиотов рождается на свете, но почему они все идут работать ко мне в клинику?”. Тем не менее многие молодые специалисты мечтали о трудоустройстве в его институте.

Несмотря на профессиональные достижения, выдающийся кардиохирург никогда не был богатым человеком. Только в 50 лет он получил квартиру с отдельным туалетом и ванной. Из своего загородного дома, который находился в 50 км от Киева, в поселке Клавдиево, где он жил с апреля по октябрь, Амосов принципиально добирался на работу не на служебной машине, а на электричке.

Умер Амосов в возрасте 89 лет. И эта цифра стала еще одним достижением - ведь его родители ушли из жизни довольно рано, оставив сыну в наследство далекую от совершенства генетику. Секрет долголетия Амосова заключался в разработанном режиме ограничений и нагрузок, основанном на умеренном питании и регулярных физических упражнениях.

Корреспондент предлагает 12 мыслей известного кардиохирурга о медицине, долголетии, воспитании детей и религии из его книги Голоса времен. Избранное.

“Родители все время под прицелом ребенка. Ни слова лишнего. Свое плохое храни от детей. Пока они сформируются, пусть не знают. Потом [им] самим решать, как судить о родителях. Долго думал, что в паре “гены - воспитание” главное. Постепенно акценты сменились: гены важнее. Но без воспитания их не реализовать” - о главных принципах воспитания детей, которые он сформулировал, занимаясь воспитанием своей единственной дочери - Екатерины Амосовой.

“О Боге: его нет, и он есть. Нет, потому что Бог придуман. Есть, потому что идея Бога вполне материальна, - она в разумах (нейронных моделях!) миллиардов людей и тиражируется в миллионах книг. Значение Бога: он управляет моралью общества” - о религии и существовании Бога. Амосов никогда не был верующим, но десять заповедей считал чрезвычайно важными.

“Половина нетяжелых болезней идут “от головы” и проходят сами по себе, без химии. Может быть, их не надо лечить? Я-то считаю, что действительно хорошо бы обходиться без таблеток. Овладей своим телом - и управляй им” - об истоках многих болезней.

“Не надейтесь, что врачи сделают вас здоровым. Они могут спасти жизнь, даже вылечить болезнь, но лишь подведут к старту, а дальше, чтобы жить надежно, учитесь полагаться на себя. Я никак не могу преуменьшить могущество медицины, поскольку служу ей всю жизнь. Но я также знаю толк и в здоровье - теоретически и практически. После 40 лет меня стали донимать боли в позвоночнике, и, чтобы с ними бороться, в 1954 году я разработал свою собственную систему гимнастики, а в 1971 году добавил к ней бег трусцой. Операции и физкультура позволяли поддерживать отличную форму”

“Врачи верят в свою профессию и в науку. Постоянно видят доказательства своей необходимости. Сами они физкультурой, как правило, не занимаются и едят, как все, - что могут. В то же время пациенты их благодарят и тем самым повышают их авторитет. Разве можно отказаться от своей роли спасителя?”

“Свои возможности я знаю - никогда не был блестящим рукоделом. Но хорошим был. Зато знания и выдумка присутствовали всегда. Однако смелость никогда не обгоняла умение. Жизнь больного для меня священна, никаких фокусов за счет риска. Впрочем, это не точно. Хороший хирург без риска невозможен”

“Не могу огульно заявить: “Наши врачи плохие”. Много хороших, но и плохих - тоже много. Доказательства? Спросите, что они читают и что умеют. Читают - из практиков - единицы. Умеют более или менее хирурги. Потому что им без “рукоделья” просто нельзя врачевать. Терапевты искренне считают, что им ничего не нужно уметь - ни самим анализа сделать, ни на рентгене посмотреть, ни плевру пунктировать. Есть для этого узкие специалисты” - об эффективности медицины и о том, что без экспериментов и рискованных шагов хирургия не смогла бы развиваться.

“Еще одна тема: этика. Никаких подарков больные не приносили, ни одной вещицы не сохранилось. Довольны были, если спасибо скажут. Врачи жили на зарплату, на полторы ставки, если хороший доктор. Бедновато жили” - Николай Амосов не брал у пациентов подарков и призывал к этому своих коллег. Например, в институте в Архангельске, где он долгое время работал, висело объявление с просьбой не делать персоналу подарков, кроме цветов.

“Кратко расскажу о моих правилах питания. Прежде всего, я не ем “профилактически”. Никогда не брал с собой еду в клинику. Только если очень уставал после операции, позволял себе чашку чая и два яблока. Завтрак у меня большой, грубый и некалорийный: 300 г свежих овощей или капусты, две картофелины или хлеб и чашка кофе с молоком. Обедал я всегда нерегулярно: приходил домой в разное время и в разном состоянии. Чаще всего ел салат, как утром, первое, второе без хлеба, без жиров, с минимумом мяса, на третье - чай или сок. Ужин - чай с сахаром вприкуску, хлеб (он мне кажется вкусным, как пирожное), творог, немного колбасы, сыра. Еще фрукты по сезону. В общем, вечером я сыт. За день по объему набиралось много, а по калориям - как раз в меру расхода. При росте 168 см постоянный вес у меня - 52-55 кг”

“Периодически дискриминируются разные продукты, к которым, кажется, испокон веков привыкли люди. Все помнят историю с яйцами: холестерин - склероз, нельзя! Потом оказалось, не тот холестерин, да и своего вполне достаточно. Или сахар - тоже, дескать, ведет к склерозу. Далее - жиры, особенно животные, и много еще всяких табу. Мне кажется, ни один естественный продукт не вреден, если его употреблять в меру при общем правильном и разнообразном питании, уже по той причине, что организм к этому приспособлен эволюцией. Вот соль - искусственный продукт, жарить - искусственно. А самое главное не переедать, ведь жиреть неестественно!” - о том, как правильно питаться, и о необходимости следить за весом. Самым оптимальным способом вычисления идеального веса считал формулу “рост минус 100-110”.

“Первый совет: не экономить время на сне. Потребности в отдыхе индивидуальны, но в среднем восемь часов сна человеку необходимы. Второй совет: не бояться бессонницы. Не суетиться, если с утра голова тяжелая” - о правильном отдыхе.

“Я считаю лишними всякие разговоры о разминке перед бегом, о специальном питании, о технике - наступать ли на носки или на пятки. Надо просто бегать” - о занятиях спортом.   

Николай Амосов в датах

Родился 6 декабря 1913 года в российском селе Ольхово, неподалеку от города Череповца. В 1952-м переехал в Киев. В 1964 году выпустил повесть Мысли и сердце, которая была переведена на 30 языков. В целом после себя оставил десятки книг. С 1983-го - директор Института сердечно-сосудистой хирургии. 12 декабря 2002 года умер от инфаркта, похоронен на Байковом кладбище в Киеве

***

Этот материал опубликован в №14 журнала Корреспондент от 13 апреля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: медицинажурнал КорреспондентсердцепитаниеидеиАмосов
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях