ГлавнаяНаукаМедицина
 

Корреспондент: Эпоха возрождения. В Украине разрешили массовое использование стволовых клеток в борьбе с тяжелыми патологиями

3 мая 2013, 08:39
0
1427
Корреспондент: Эпоха возрождения. В Украине разрешили массовое использование стволовых клеток в борьбе с тяжелыми патологиями
Фото: Дмитрий Никоноров/Корреспондент
В таких бочках Владимир Шаблий хранит пуповинную кровь со стволовыми клетками

Украинские медики первыми на территории СНГ получили официальное право проводить операции, применяя стволовые клетки человека. Результаты ошеломили самих же врачей, - пишет Александр Пасховер в № 16 журнала Корреспондент от 26 апреля 2013 года.

За нынешние опыты доктора медицинских наук Юрия Гладких лет 500 назад сожгли бы на костре. 200 лет назад его объявили бы сумасшедшим, 100 лет назад - фантазером. Пять лет назад ему вручили бы Нобелевскую премию. Но все эти “блага” пролетели мимо украинского ученого, так как сегодня консервирование стволовых клеток, выращивание новых органов и их дальнейшая трансплантация, то есть то, чем занимаются Гладких и его партнеры, - горячие будни биотехнологов.

Главврач киевского Института клеточной терапии (ИКТ) рассказывает о возможностях полной реабилитации некогда безнадежных больных и поголовном продлении жизни на десятки, сотни лет, а также осторожно заявляет о рецепте вечной жизни.

Клетки кожи уже квадратными метрами выращиваются. Выращены клапаны искусственного сердца. Речь уже идет об объемном выращивании печени

“Вам повезло, вы молоды и можете все это застать, - говорит Гладких Корреспонденту. - Клетки кожи уже квадратными метрами выращиваются. Выращены клапаны искусственного сердца. Речь уже идет об объемном выращивании печени. Если этот биологический принтер заработает, то фактически запустится система создания органов, а это уже шаг к бессмертию”.

На пути к бессмертию украинские врачи пять лет участвовали в клинических испытаниях, которые дали чудотворные результаты. И вот впервые на территории СНГ с нынешней весны Минздрав Украины разрешил национальным клиникам массовое использование стволовых клеток в борьбе с тяжелыми патологиями.

“Клеточная терапия показана тем больным, которым фармакологически никакого успеха добиться не удалось, - поясняет Гладких. - Это самые тяжелые пациенты”.

Таким образом, Украина стала первой страной в СНГ, где клеточная терапия получила официальную рекомендацию для клинического применения. Более того, если в Украине клеточная терапия уже используется, то в большинстве стран Европы такие методики только проходят фазу экспериментов, говорят специалисты.

Если в Украине клеточная терапия уже используется, то в большинстве стран Европы такие методики только проходят фазу экспериментов

“Украина утверждается сегодня в ведущей роли, - рассуждает о достижениях украинцев Августинус Бадер, профессор Лейпцигского университета, а также Университета в Пусане. - Это ее место в авангарде регенеративной медицины будет способствовать укреплению качества и надежности украинской медицины и станет в дальнейшем мощным усилителем для развития потенциала ее медицинского сообщества”.

Украинский клеточно-терапевтический бум произвел фурор на внутреннем биотехнологическом рынке. В стране сразу же появилось несколько банков, где за относительно скромное вознаграждение биологи в жидком азоте консервируют пуповинную кровь и плаценту новорожденного - самые доступные источники стволовых клеток.

“Рынок как таковой пока не создан, потому что еще очень многие люди об этом не знают, - говорит Екатерина Шашкова, зам генерального директора медицинского центра Гемафонд, собравшего крупнейший в стране криобанк. - Хотя в учебники биологии уже введено понятие пуповинной крови”.

Обыкновенное чудо

Свое название стволовые клетки получили за уникальную функцию - в них хранится информация о всех клетках и тканях человека. Это ствол, из которого образуется весь организм. И если обычные клетки делятся на две себе подобных, то из стволовой получается одна подобная, а вторая половинка превращается в часть органа или ткани, которую необходимо заместить или восстановить.

“Эти стволовые клетки бессмертны по своему определению”, - уточняет Гладких.

За такие “заслуги” перед человечеством стволовые клетки в течение последних 20 лет восемь раз приводили биологов к Нобелевской премии. А в 1999 году американский журнал Science даже назвал разработку двух ученых из США, Джеймса Томпсона и Джона Беккера, - выделение стволовых клеток человека - “третьим по важности событием в биологии ХХ века” (первые два - открытие двойной спирали ДНК и расшифровка генома человека). На их месте должны были быть мы, фантазирует Гладких.

Если обычные клетки делятся на две себе подобных, то из стволовой получается одна подобная, а вторая половинка превращается в часть органа или ткани, которую необходимо заместить или восстановить

Врач рассказывает Корреспонденту, что еще в 1980-х в СССР активно проводились подобные фундаментальные разработки со стволовыми клетками. Просто эти работы были строго засекречены, и поэтому оценить их было некому.

“В чем мы первые? - рассуждает Гладких о роли Украины в мировой бионауке. - Мы первые в СНГ разработали протокол и провели испытания заболеваний, которые на сегодняшний день считаются одними из самых тяжелых”.

Первый этап этого прорыва датируется 2007 годом, когда Минздрав объявил старт для испытаний клеточных трансплантатов в нескольких ведущих клиниках страны.

Руслан Салютин, директор Координационного центра трансплантации органов, тканей и клеток Минздрава, приступил к испытаниям четыре года назад. Один из его профилей - лечение ишемии нижних конечностей (сужение артерий, что препятствует продвижению крови и приводит к омертвлению тканей).

“Большинству мы помогли, они ходят на своих ногах, - доволен Салютин. - Думаю, в ином случае многие из них потеряли бы свои конечности. Это дает шанс пациентам не только выздороветь, но и остаться трудоспособными”.

Гладких приводит еще один пример клеточной чудотворности. Панкреонекроз - одна из самых тяжелых патологий брюшной полости, отмирание тканей поджелудочной железы, смертность - 80 %. В ходе клинических испытаний стволовых клеток смертность удалось снизить вдвое. Подобных результатов украинские медики добились и в лечении тяжелых травм.

Мы первые в СНГ разработали протокол и провели испытания заболеваний, которые на сегодняшний день считаются одними из самых тяжелых

 “Без использования этих технологий еще лет 15 назад площадь ожога 40% тела считалась критической, и люди не всегда, но очень часто погибали, - говорит Андрей Попандопуло, завлабораторией клеточного культивирования Донецкого ожогового центра. - Сейчас даже [пациент с ожогом] больше 90% не считается обреченным. В прошлом году нам удалось спасти пациента с площадью поражения 97%”.

Итог этих испытаний убедил Минздрав впервые на всей территории СНГ официально разрешить ведущим клиникам Украины применять стволовые клетки в лечении ишемии конечностей, патологий поджелудочной железы, травм и ожогов. К тому же украинские биологи проводят клинические испытания клеточной терапии таких патологий, как сахарный диабет второго типа, онкозаболевания, цирроз печени, гепатиты В и С, межпозвоночные грыжи и т. д.

“Мы проводим клинические испытания стволовых клеток для использования их в кардиологии, - поясняет Владислав Гринь, директор донецкого Института неотложной восстановительной хирургии им. В. К. Гусака. - Накопили достаточно большой опыт. Также [ в лечении] заболеваний кишечно-желудочного тракта, центральной нервной системы. Надеемся, как это прошло с ранами и ожогами, так же это будет успешно в других патологиях”.

Откуда дровишки

Биологи научились добывать стволовые клетки не только из эмбриональной ткани, но и из пуповинной крови, костного мозга, кожи, жировых тканей и даже из слизистой оболочки полости рта. Самым популярным источником стволовых клеток становится пуповинная кровь. Во-первых, в ней сосредоточена высокая концентрация чудотворного строительного материала, во-вторых, она не вызывает у пациентов этического дискомфорта.

“Сейчас пациенты чаще спрашивают нас об онкологических нагрузках, аллергических реакциях, - описывает Попандопуло динамику общественного мнения. - Те, кто приходил к нам лет десять назад, спрашивали, не убиваем ли мы младенцев, чтобы получить стволовые клетки.

Биологи научились добывать стволовые клетки не только из эмбриональной ткани, но и из пуповинной крови, костного мозга, кожи, жировых тканей и даже из слизистой оболочки полости рта

Ныне в Украине сформировано четыре лицензионных банка, где стратегическое сырье консервируется в специальных криохранилищах. Один из таких относительно старых банков находится в Харькове. Гладких именует этот крупный Институт проблем криобиологии и криомедицины “уникальным, равных которому в мире нет до сих пор”.

В 2002 году Кабмин присвоил ему статус Национальное достояние Украины. Второй банк работает в Донецке. Только здесь кроме пуповинной крови консервируют также косный мозг. Еще два криобанка расположены в Киеве.

Владимир Шаблий, замдиректора криобанка ИКТ, проводит для Корреспондента экскурсию в помещении, где пуповинная кровь сберегается в бочках с жидким азотом для поддержания температуры -196 °С. Около 6 тыс. украинских семей хранят в них стратегически важное биосырье. Всего здесь обследовано и законсервировано порядка 300 тыс. ампул со стволовыми клетками.

Кроме того, Гладких говорит, что его институт первым в Европе начал консервировать плаценту (эмбриональный орган, связывающий организм матери и плода), так как она необычайно богата биологически активными белками, в том числе стволовыми клетками.

Стоимость оборудования, с помощью которого проводится анализ и обработка поступающей к Шаблию со всей Украины пуповинной крови, начинается от 100 тыс. грн., а заканчивается за такими горизонтами, где даже у видавшего виды Андрея Махини, замдиректора ИКТ, перехватывает дух. “Один микроскоп может стоить около 0,5 млн грн.”, - рассказывает он.

Ныне в Украине сформировано четыре лицензионных банка, где стратегическое сырье консервируется в специальных криохранилищах

Содержать такую инфраструктуру накладно. Оба киевских криобанка являются исключительно частными лабораториями. В украинском Гемафонде (7 тыс. доноров) 50%-й долей владеет российский Институт стволовых клеток человека. В 2009-м эта компания разместила 20 % своих акций на фондовой Московской межбанковской валютной бирже, где выручила 142,5 млн руб. (около $ 5 млн), став первой публичной биотехнологической компанией России.

О своих соучредителях главврач ИКТ рассказывает предельно скупо: “Это большая группа людей, частные инвесторы и компании”. При этом добавляет, что за десять лет существования институт уже вышел на самоокупаемость. Финансовая отдача поступает от клиентов - тех, кто сберегает пуповинную кровь своих детей. Первоначальный взнос, цена доставки, подготовки к хранению, тестирования в Гемафонде начинается от 5,9 тыс. грн., в ИКТ - 6,9 тыс. Затем от доноров требуется вносить ежегодный платеж - 1,2 тыс. грн. Срок хранения - вечность.

К концу года еще одной статьей дохода станет производство лекарственных препаратов из сберегаемого биоматериала. Заказчиками таких услуг должны выступить клиники.

По данным Международного центра биотехнологий Биостэм, в подразделении донецкого Института неотложной и восстановительной хирургии стоимость донорского образца пуповинной крови составляет около 20 тыс. евро, костного мозга - 40 тыс. евро.

Первоначальный взнос, цена доставки, подготовки к хранению, тестирования в Гемафонде начинается от 5,9 тыс. грн., в ИКТ - 6,9 тыс. Затем от доноров требуется вносить ежегодный платеж - 1,2 тыс. грн. Срок хранения - вечность.

Однако большую прибыль, а также терапевтический эффект сдерживает тот факт, что в Украине криобанки располагают лишь тем материалом, который доноры оплачивают и хранят для нужд своей семьи и детей. Родные стволовые клетки имеют 100%-ю совместимость с организмом ребенка, от которого взята пуповинная кровь, и 25%-ю генетическую совместимость с его ближайшими родственниками. Чтобы подобрать совместимые с пациентом чужие стволовые клетки, понадобится перелопатить огромный массив материала. Вероятность генной совместимости - один биоматериал на 10 тыс. образцов.

Донорские стволовые клетки для широких масс - большая редкость для Украины, так как их сбор и хранение не налажены. Чтобы собрать это стратегически важное сырье в общий банк, нужно государственное финансирование. По подсчетам Махини, первоначальный взнос - от $ 10 млн.

На такие относительно скромные средства можно будет содержать криобанк для растущих потребностей клеточной терапии. Сырья для подобных инициатив предостаточно, уверяет Шашкова. По данным ее Гемафонда, ежегодно в украинских роддомах выливается в канализацию около 5 т пуповинной крови. Ее сбор и хранение - решающий этап на пути к биотехнологическому взрыву.

Лечиться надо

Гладких разводит руками перед картой мира, говоря, что в Европе уже нет стран, в которых бы не осуществлялся сбор пуповинной крови. В одной лишь Америке таких банков около 200, и в каждом из них до 100 тыс. пациентов.

“В медицину приходила новая техника, новое оборудование, а смертность только увеличилась, - рассуждает врач. - А вот с введением стволовых клеток, способных превращаться в любые органы и ткани, мы практически сделали прорыв и показали: пошла развиваться новая ветвь медицины”.

Гринь подхватывает тему ноу-хау, перечисляя новейшие достижения - как свои, так и коллег: американцы вырастили мочевой пузырь, шведы - трахею, украинцы выращивают кожу, кости и т. д.

С введением стволовых клеток, способных превращаться в любые органы и ткани, мы практически сделали прорыв и показали: пошла развиваться новая ветвь медицины

“Что делаем мы, когда есть большой дефект кости? - спрашивает и отвечает Гринь. - Мы извлекаем из его [пациента] организма 2 млн клеток, выращиваем до 100 млн клеток, потом формируем некое подобие собственной кости, которую вставляем на место дефекта”.

Салютин, Гладких и Гринь в один голос заверяют Корреспондент, что у Украины достаточный научный потенциал для развития биотехнологий и, как следствие, медицинского туризма.

“Мы уже лечим других, - приводит пример Гринь. - Приезжают к нам граждане Ближнего Востока, России и других стран”.

Медики как один предсказывают мировой рост спроса на стволовые клетки и биоматериал, произведенный из них. В качестве аргумента Салютин приводит опубликованную на Западе статистику. Если сегодня в международной практике операции по трансплантации органов занимают около 10 % от общей массы всех хирургических вмешательств, то уже к 2025 году эта цифра достигнет 65%.

“То государство, которое сейчас будет иметь доступ к стволовым клеткам, - заключает Салютин, - будет владеть и финансовыми, и политическими рычагами [влияния] на все процессы, происходящие в мире”.

Тот свет

Осенью 2011 года премьер-министр Южной Кореи Ким Хван Сик в интервью Корреспонденту поделился важной для его страны новостью. Казна выделяет приличный транш на работу со стволовыми клетками. Тогда речь шла о $ 90 млн. Вот его цитата: “В Корее исследования стволовых клеток одно время пошли на спад. Однако недавно они вновь активизировались в направлении исследований зрелых стволовых клеток. Было проведено 22 клинических испытания препаратов с использованием стволовых клеток (в семи учреждениях). Это второй в мире показатель после США”.

Глава южнокорейского правительства не зря упомянул американский опыт. США стремительно превращаются в мирового лидера в области изучения клеточных биотехнологий. Здесь уже работает около 200 криобанков, в каждом из них до 100 тыс. пациентов. “Америка на грани биотехнологического взрыва”, - констатирует Юрий Гладких, главврач киевского Института клеточной терапии.

США стремительно превращаются в мирового лидера в области изучения клеточных биотехнологий

Во многом этим “взрывом” американцы обязаны президенту Бараку Обаме. Еще вначале своей первой каденции, в 2009 году, он возобновил финансирование из федерального бюджета исследования стволовых клеток. Запрет на госдотации в этой области ввел в 2001 году Джордж Буш-младший.

“Мы будем энергично поддерживать ученых, занимающихся такими исследованиями. И мы будем стремиться к тому, чтобы Америка лидировала в мире в открытиях, которые однажды смогут принести свои плоды”, - заявил в 2009-м глава Белого дома.

В 2012 году, во время избирательной кампании на высшую государственную должность в США, штаб Обамы выпустил проморолик Путь, который мы прошли. В нем возобновление финансирования изучения стволовых клеток шло отдельной строкой и наверняка добавило Обаме несколько процентов в итоговой таблице избирательной гонки.

Кроме Американского континента и Азии изучением работы стволовых клеток увлечен весь Старый Свет. “В Европе нет стран, в которых бы не осуществлялся сбор пуповинной крови”, - говорит Гладких. Он приводит в пример Германию и Испанию, не обходит стороной северных соседей.

Украина и Россия прошли общую советскую школу с прекрасной научной базой и техническим потенциалом. Теперь же в России биотехнологический бум выходит на прямые рельсы капитализма. В 2009 году Институт стволовых клеток человека разместил 20 % своих акций на фондовой Московской межбанковской валютной бирже. Ученые выручили тогда 142,5 млн руб. (около $ 5 млн). Это первое публичное размещение биотехнологической компании России.

***

Этот материал опубликован в №16 журнала Корреспондент от 26 апреля 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: ученыежурнал КорреспондентСтволовые клеткиболезнилечениеисследования
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях