ГлавнаяНаукаМедицина
 

Корреспондент: Врачебные тайны. Куда исчезают медикаменты, выделяемые государством для украинских больниц

21 августа 2013, 08:39
0
777
Корреспондент: Врачебные тайны. Куда исчезают медикаменты, выделяемые государством для украинских больниц
Фото: Reuters
Врачи намеренно молчат о бесплатных препаратах

Государство ежегодно выделяет миллиарды гривен на лекарства для тяжелобольных украинцев. Однако в кабинетах врачей бесплатные медикаменты конвертируются обратно в наличные, отправляясь в карманы белых халатов, - пишет Каролина Тымкив в № 32 журнала Корреспондент от 16 августа 2013 года.

Киевлянин Алексей Савенко свою мать, страдавшую раком желудка, лечил за собственный счет. Потраченные им 40 тыс. грн. ушли на препараты для химиотерапии и “благодарность” врачам киевского Онкоцентра.

“Моя мама сама была медиком, и в ее больнице были хоть какие-то простые лекарства, тогда как здесь [в Онкоцентре] не было ничего, - вспоминает Савенко. - Даже для операции нужно было одеть медперсонал - от бахил до маски”.

На взрослых онкобольных в 2013 году полагалось 230 млн грн., на детей - 216 млн. На ВИЧ-инфицированных и того больше - 305,5 млн, на больных туберкулезом - 175,8 млн, и, наконец, на больных гемофилией - 63,6 млн грн.

Лишь после того, как его мать умерла, Савенко выяснил, что больница могла предоставить препаратов как минимум на 8 тыс. грн.

Ежегодно госбюджет выделяет на бесплатные лекарства для соотечественников, страдающих тяжелыми заболеваниями, внушительные суммы. К примеру, на взрослых онкобольных в 2013 году полагалось 230 млн грн., на детей - 216 млн. На ВИЧ-инфицированных и того больше - 305,5 млн, на больных туберкулезом - 175,8 млн, и, наконец, на больных гемофилией - 63,6 млн грн.

Более того, финансирование этих статей ежегодно растет. В нынешнем году оно выросло на 14%, достигнув в целом 2,1 млрд грн. Однако о существовании бесплатной медикаментозной помощи большинство тяжелых пациентов даже не подозревают, утверждает Ольга Стефанишина, исполнительный директор пациентской организации ЮКАБ.

Врачи намеренно молчат о бесплатных препаратах, а в открытых источниках информации об этом не существует, отмечают эксперты. Лучшей почвы для массовых злоупотреблений не придумать, резюмируют они.

Самые обширные метастазы махинаций с бесплатными препаратами развиваются в области онкологии, где лечение наиболее затратное

Самые обширные метастазы махинаций с бесплатными препаратами развиваются в области онкологии, где лечение наиболее затратное, подчеркивают причастные к медицине. Здесь цена медикаментов лишь для одного курса химиотерапии стартует от 6 тыс. грн.

“Мы знаем случаи, когда лекарства списывались на больных, а потом перепродавались в аптеках, - рассказывает глава ЮКАБ. - Бывает и так: пациент приходит к врачу, а тот совершенно случайно в шкафчике находит нужный препарат [положенный больному бесплатно] и продает его по полной стоимости”.

Медики с такими обвинениями категорически не согласны.

“На еженедельной конференции в нашей больнице озвучивают отсутствие или наличие того или иного лекарственного препарата, - уверяет Александр Клюсов, главврач Онкоцентра. - То есть весь персонал владеет информацией и, конечно же, сообщает об этом пациентам”.

Секреты белых халатов

Жительница Днепропетровска Алена, попросившая не называть ее фамилию в печати, на лечение своей 14-летней дочери, больной раком, потратила более 300 тыс. грн.

“Она лежала в Охматдете, - рассказывает Алена. - Да, нам давали какие-то бесплатные лекарства, но их было так мало! То есть фактически лечение больного ребенка ложится на плечи родителей”.

Если девочка из Днепропетровска, по словам ее матери, все же получала какие-то реабилитационные препараты стоимостью несколько тысяч гривен, то 42-летний Дмитрий Архипчук, заместитель директора компании по продаже медицинского оборудования Медгарант, лечится от рака исключительно за свой счет. За пять лет борьбы с недугом он потратил на препараты круглую сумму. В частности, последние два курса химиотерапии обошлись ему в 10 тыс. грн. И это не считая стоимости трех операций.

 Да, нам давали какие-то бесплатные лекарства, но их было так мало! То есть фактически лечение больного ребенка ложится на плечи родителей

"Я могу себе позволить такое лечение", - говорит бизнесмен, сидя в митинг-руме своей компании.  

Архипчук уверяет Корреспондент, что ни он, ни многие другие пациенты, с которыми он познакомился в Онкоцентре за годы лечения там, о препаратах, обеспеченных государством, и не слышали.

"Я общался с массой больных. Если бы кому-то что-то дали бесплатно, то об этом знали бы все, - резонно рассуждает он. - Это как найти кошелек с круглой суммой". 

Слова Архипчука подтверждает киевлянка Наталья, попросившая не называть ее фамилию: она опасается, что это может навредить ее дочери, которая сейчас лежит в Онкоцентре.   

"Мы лечились в Институте рака и в Онкоцентре, но никаких бесплатных лекарств нам не давали", - рассказывает Наталья, уже потратившая на лечение 100 тыс. грн. Она вспоминает лишь, что пару раз дочери выдали антибиотики стоимостью 50 грн.  

На шее у Клюсова блестит толстая золотая цепь, а на рабочем столе в кабинете лежит новенький iPhone. Главврач Онкоцентра уверенно говорит Корреспонденту: в его учреждении все лекарства бесплатны. Правда, воспользоваться могут ими далеко не все, добавляет руководитель одной из крупнейших профильных клиник в стране.

Клюсов жалуется на недостаточное финансирование: в этом году государство для его учреждения закупило препаратов на сумму около 10,2 млн грн.

Главврач Онкоцентра уверенно говорит Корреспонденту: в его учреждении все лекарства бесплатны

“Эти лекарства во взрослой онкологии покрывают потребности на 30%, а в детской - на 95%, - утверждает главврач. – Поэтому конечно же, взрослым пациентам приходится докупать лекарства”.

В другом крупном украинском онкологическом учреждении, Институте рака, по словам его главврача Инны Ляльки, препаратами обеспечены 95% пациентов. За последние пять лет финансирование выросло на 80%, достигнув 40 млн грн.

“Манипуляций с бесплатными лекарствами у нас не было, - утверждает Лялька, - со стороны администрации института существует четкий контроль”.

Специалисты соглашаются, что средств, выделяемых государством на лечение онкобольных, действительно катастрофически не хватает. Однако даже те медпрепараты, которые закупают больницы за госсредства, врачи и служащие клиник зачастую впоследствии продают пациентам за деньги, добавляют они.

Поймать за руку медиков, укрывающих и перепродающих казенные медикаменты, сложно, сетует Стефанишина, ведь это целая система, в которой задействованы как главврачи, так и чиновники высшего звена из Минздрава.

Например, у Савенко есть неопровержимый аргумент - чеки и коробки от купленных им лекарств, которые полагались его матери бесплатно. С ними он искал правды не только у руководства медучреждения, но и в милиции.

“Администрация [Онкоцентра] говорит: “Вы просто обо всем забыли [о том, что бесплатно получали лекарства]”. А правоохранительные органы не спешат расследовать это дело”, - теряет киевлянин надежду восстановить справедливость.

Мы лечились в Институте рака и в Онкоцентре, но никаких бесплатных лекарств нам не давали

Ситуация тяжела, но не безнадежна, успокаивает Игорь Скалько, юрист расположенного в Николаеве центра для больных ВИЧ Час життя. В 2005 году его организация уличила в воровстве завотделением местного тубдиспансера, который приторговывал бесплатным препаратом микобутином, закупленным государством для клиники на сумму $ 40 тыс.

“Он его прятал в диване своего кабинета и требовал у пациентов за лекарства немалые деньги”, - рассказывает Скалько.

История всплыла, когда один из больных обнаружил в своей карточке запись о том, что он получил лекарство бесплатно, хотя в действительности дорогостоящие таблетки ему присылала из Италии жена.

В итоге завотделением был наказан - его перевели на работу простым врачом в другую клинику.

Не ушли от ответственности и эскулапы одной из больниц Киева. Они похищали препараты от гепатита. Милиция обнаружила 23 “липовых” пациента - на них медики списали лекарств на сумму 62 тыс. грн.

Огласите весь список

Единственные сведения, которые можно почерпнуть о бесплатных лекарствах на просторах интернета, содержатся на сайте Минздрава. Но там указаны лишь названия препаратов и объемы закупок.

В какие клиники и в каком количестве они поступают, ведомство умалчивает. Непрозрачность потоков создает благодатную почву для злоупотреблений, полагают эксперты ЮКАБ.

Пациентам Онкоцентра медики вообще не сообщают о существовании бесплатных медикаментов, со знанием дела говорит его пациент с пятилетним стажем Архипчук. И Стефанишину это не удивляет. У ЮКАБ есть масса свидетельств больных, которым лекарства, заведомо предназначенные для безвозмездной раздачи, предлагали в кабинете врача за деньги.

Непрозрачность потоков создает благодатную почву для злоупотреблений

“Бывает, что они вообще не доходят до больниц, - рассказывает Стефанишина. - Якобы деньги перечисляются на закупку препарата, но средства оседают где-то в карманах чиновников”.

У чиновников велико искушение просто направить эти лекарства в аптеку и продать, считает Виктор Сердюк, президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов. По его мнению, процесс распределения бесплатных препаратов по большому счету никто не контролирует.

Как проследить за распределением лекарств и почему они исчезают где-то в недрах клиник, Корреспондент попросил прокомментировать Минздрав, однако в отведенный законом срок ответа не получил.

После того как ЮКАБ в начале июня провел акцию протеста у стен министерства против кражи лекарств, глава ведомства Раиса Богатырева заявила в СМИ, что в обязанности министра не входит контроль над каждой больницей. Мол, этим должны заниматься местные органы здравоохранения.

И все же небольшой шаг навстречу обманутым пациентам Богатырева сделала, издав указ, обязывающий публиковать на официальных сайтах профильных клиник перечень имеющихся у них бесплатных лекарств.

Якобы деньги перечисляются на закупку препарата, но средства оседают где-то в карманах чиновников

Однако Стефанишина не называет это даже полумерой. Доступ к интернету в Украине есть далеко не у всех, и такой список как минимум должен быть вывешен в холле каждой больницы. К тому же, по ее мнению, у Минздрава в руках гораздо более мощные рычаги контроля над больницами.

Между тем эксперты считают порочной саму систему, когда препараты напрямую финансируются государством, - редко в какой стране она работает эффективно. Стефанишина в качестве примеров называет лишь Швейцарию и Казахстан, где лекарствами обеспечены 100% больных раком. Для сравнения: средства украинского бюджета могут охватить лишь 6%, да и те зачастую не доходят до адресатов.

“В большинстве стран подобное лечение покрывается за счет страховой медицины”, - называет самый совершенный на сегодняшний день способ обеспечения данной сферы здравоохранения Стефанишина. Но о всеобщем медицинском страховании Украина уже который год лишь мечтает.

В развитых странах проблему излечения онкобольных решают иначе: благодаря хорошо отлаженной системе диагностики злокачественные образования выявляют на ранних стадиях, что позволяет вылечить их с меньшими затратами. В Украине же о смертельном заболевании зачастую узнают слишком поздно, когда лечение требует больших финансовых вливаний.

Сердюк советует брать у доктора расписку о том, что в больнице нет бесплатных препаратов, чтобы затем ее можно было приложить к жалобе в общественные организации или Минздрав.

Именно по этой причине в Украине через пять лет после начала заболевания, согласно статистике ЮКАБ, остаются в живых 41% онкобольных, тогда как во Франции - 60%, в США - 64%.

Эксперты называют онкологию самой благоприятной средой для злоупотреблений в отечественной медицине.

“Рак очень быстро развивается, и когда врач говорит: “Вот вам волшебная таблетка - и завтра станет лучше”, у людей сразу отбивает мозг и желание что-то искать [дешевые альтернативы или требовать бесплатных лекарств]”, - объясняет Стефанишина.

В условиях украинской медицины пациентам остается надеяться лишь на себя, констатируют специалисты. Сердюк советует брать у доктора расписку о том, что в больнице нет бесплатных препаратов, чтобы затем ее можно было приложить к жалобе в общественные организации или Минздрав.

“И вот как только пациент попросит подобную расписку, ситуация может кардинально поменяться и какие-то лекарства могут неожиданно появиться”, - обнадеживает Сердюк.

***      

Этот материал опубликован в №32 журнала Корреспондент от 16 августа 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.        

ТЕГИ: бюджетракжурнал Корреспонденткоррупциябольницылекарства
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях