ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Корреспондет: Драма и комедия

17 сентября 2010, 19:30
0
10
Корреспондет: Драма и комедия
Фото: Корреспондент.net
Через 10 лет после смерти Гонгадзе следователи нашли заказчика его убийства. Но наказать его нельзя - он тоже мертв

ГПУ закончила следствие по скандальному делу об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе. Все грехи повесили на ушедшего из жизни экс-главу МВД Юрия Кравченко, оставив открытым вопрос - виновны ли бывший президент и нынешний спикер парламента.

Сентябрь 2000 года. По стране поползли слухи об исчезновении оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе. В Киеве на столбах и заборах появились небольшие плакатики формата А4 с силуэтом этого человека и призывом помочь его найти.

Тогда никто не предполагал, что сентябрь станет первым месяцем в череде долгих десяти лет поиска истины. За это время имя Гонгадзе станет едва ли не нарицательным, созданное им интернет-издание Украинская правда (УП) превратится в одного из флагманов независимой журналистики, а его дело спровоцирует акции протеста против президента Леонида Кучмы, которые в конце концов приведут к оранжевой революции. Тогда было сложно представить, что даже после победы политиков-демократов, шедших на баррикады и на Майдан с именем Гонгадзе на устах, убийство этого журналиста будет оставаться безнаказанным еще годы спустя.

Сентябрь 2010 года. Генпрокуратура объявляет, что расследование самого резонансного дела в истории современной Украины наконец-то завершено. Теперь оно попадет в суд, который и расставит все точки над i.

Мороз: Реальные заказчики к ответу не привлекаются

Следователи уже назвали исполнителя убийства Гонгадзе, бывшего милицейского генерала Алексея Пукача, и его заказчика и подстрекателя - экс-главу МВД Юрия Кравченко.

Однако никто из тех, кто организовывал поиски пропавшего журналиста осенью 2000 года, в том числе его родственники, журналисты, независимые эксперты, не верит, что это справедливый итог расследования.

"Действия прокуратуры - это заметание следов. Существуют пленки [записи Николая Мельниченко, экс-майора госохраны президента Кучмы], которые фиксируют, что приказ [на уничтожение журналиста] давался в кабинете Кучмы. Президент несколько раз требовал от Кравченко разобраться с Гонгадзе", - говорит Корреспонденту вдова журналиста Мирослава Гонгадзе, уже довольно давно живущая вместе с детьми в США, где она получила политическое убежище.

Действительно, ни теперешний тихий пенсионер Кучма, отдыхающий время от времени на Сардинии, ни Владимир Литвин, занимавший в момент исчезновения журналиста кресло руководителя Администрации президента, а сейчас - спикер парламента и лидер блока собственного имени, в деле не фигурируют. Хотя в записях Мельниченко, сделанных в кабинете экс-президента, голоса, похожие на голоса именно этих двух политиков, ведут с Кравченко беседы о ликвидации неугодного журналиста. Более того, по информации УП, содержащийся сейчас в СИЗО Пукач фактически подтвердил следствию, что Литвин знал об убийстве. Александр Мороз, почетный глава Соцпартии, с подачи которого в ноябре 2000 года записи Мельниченко стали достоянием общественности, также считает, что дело не расследовано до конца. "Реальные заказчики к ответу не привлекаются", - сообщил Мороз Корреспонденту.

Cам Кравченко с того света говорит о собственной невиновности, перекладывая всю ответственность на Кучму. Именно об этом написал бывший министр внутренних дел в своей предсмертной записке, найденной возле его трупа с двумя огнестрельными ранениями в голову в марте 2005 года.

Но в выводах ГПУ нет и следа всех этих перипетий. Итог следствия таков, что единственным человеком на скамье подсудимых будет Пукач, которого ГПУ считает исполнителем убийства. Еще трое его сообщников - бывшие подчиненные милицейского генерала - получили свои сроки (12-13 лет) два года назад. На этом список реальных (то есть живых) обвиняемых заканчивается.

Мент истины

15 сентября мать и вдова Гонгадзе начали знакомиться со 150 томами уголовного дела, по которому Пукач обвиняется в убийстве основателя УП. Перед их глазами пройдут долгие годы поисков истины и их результат - фраза о том, что старший следователь по особо важным делам ГПУ завершил досудебное следствие по уголовному делу. А дальше - обвинение Пукача по трем статьям Уголовного кодекса: за превышение власти и служебных полномочий; за превышение власти и служебных полномочий, если они стали причиной тяжких последствий; за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, совершенное по заказу. Максимальное наказание за все это - пожизненное заключение.

Мирослава и Леся Гонгадзе, мать журналиста, если верить постановлению, попавшему в руки журналистов УП, узнают, что Пукач рассказал, как 13-14 сентября 2000 года Кравченко в своем служебном кабинете приказал ему убить Гонгадзе. И прочтут подробности того, как исполнил волю министра его подчиненный и как он доложил о выполненной работе Кравченко.

Но дальше персоны погибшего министра в своих расследованиях Генпрокуратура не пошла. А ведь именно там начинаются самые большие нестыковки, которые оставляют обширную почву для новых проверок.

Начало сомнениям положил сам Кравченко. Он застрелился в день, когда узнал, что его вызывают на допрос по делу Гонгадзе, и умудрился прострелить себе для начала полголовы со стороны подбородка, и лишь потом "добил" самого себя пулей в висок. При этом он оставил записку, где назвал виновником Кучму.

Также в показаниях Пукача, как сообщает УП, можно найти информацию, которая бросает тень еще на одного высокопоставленного чиновника - Литвина. Бывший милицейский генерал сообщил следствию, что сразу после убийства в кабинете Кравченко побывал нынешний спикер парламента, которому генерал Пукач и был представлен как человек, лично разобравшийся с Гонгадзе. Помимо Литвина, в кабинете присутствовал и Николай Джига, в то время первый замминистра, а сейчас винницкий губернатор, а также уже покойный Эдуард Фере, руководитель аппарата МВД. Валентина Теличенко, адвокат Мирославы Гонгадзе, которая уже начала знакомиться с материалами дела, подтверждает, что Пукач в своих показаниях упоминал Литвина.

На очных ставках с Пукачем и Литвин, и Джига заявили, что не знают этого человека.

Косвенным свидетельством того, что Кравченко не может быть единственным организатором и заказчиком убийства, по словам Геннадия Москаля, нардепа и бывшего замглавы МВД, служит тот факт, что у погибшего министра не было личных мотивов убивать журналиста. А значит, он просто выполнял приказ, который ему могло дать только высшее руководство страны.

"Преступлений без мотивов не бывает. Между Гонгадзе и Кравченко не было враждебных отношений", - добавляет Григорий Омельченко, много лет занимавшийся расследованием резонансных дел во времена президентства Кучмы.

По информации Мороза, который уверен, что именно Кучма поручил расправиться с мятежным журналистом, Кравченко вообще не хотел заниматься этим грязным делом и всячески уклонялся от подобного поручения.

Свои выводы бывший лидер социалистов основывает на пленках Мельниченко - еще одной зацепке, которая может стать уликой против Кучмы и Литвина. Записи экс-майора подобны тяжелой артиллерии, которая способна основательно пошатнуть позиции второго президента и главы его администрации.

Например, в одном месте на пленке голос, похожий на голос Литвина, обращаясь к обладателю голоса, похожего на голос Кучмы, говорит о Гонгадзе: мол, надо сказать Кравченко, чтобы они (милиция) на журналиста "другими методами подействовали". На это собеседник отвечает, что лучше депортировать Гонгадзе в Грузию и нужно, чтобы его выкрали чеченцы.

В другом месте аудиофайлов Мельниченко голос, похожий на голос второго президента Украины, говорит про Гонгадзе обладателю голоса, который напоминает речь Кравченко: "Вывезти, выкинуть, отдать чеченцам".

Пока, по словам Мельниченко, ни одна организация, которая занималась анализом записей, не дала 100%-й гарантии того, что они подлинные, не смонтированные.

"Я не верю, что они [пленки] будут направлены в суд, потому что обвинение касается Пукача. А его голоса на них нет", - уточнил Корреспонденту сам Мельниченко.

Впрочем, по мнению Мороза, все эти детали не могут помешать объективно оценить участие Литвина и Кучмы в деле Гонгадзе. "Если не могут дать оценку юридическую, то пусть дадут оценку политическую или морально-политическую, потому что мы все прекрасно понимаем, что если бы не было разговоров в кабинете Леонида Кучмы, то Георгий и сегодня бы возглавлял Украинскую правду", - считает социалист.

Без срока давности

Генпрокуратура не собирается вплетать в дело Кучму и Литвина. В ходе ознакомления с материалами Теличенко видела документ об отказе ГПУ возбуждать уголовное дело относительно второго президента и нынешнего спикера.

Позиция Генпрокуратуры, которая, по сути, замкнула все дело на Пукаче и Кравченко, вызывает недоумение у некоторых экспертов и родственников убитого журналиста.

По мнению Омельченко, с помощью дела Гонгадзе нынешняя власть шантажирует спикера и заставляет его проводить через парламент нужные ей решения. И по этой же причине додавливать Литвина не станут: он нужен в работоспособном состоянии.

Сам председатель Верховной Рады сейчас не комментирует информацию о показаниях Пукача, но ранее называл события с исчезновением Гонгадзе провокацией, причем направленной даже не против него, а против самой Украины.

А вот лишний раз упоминать фамилию второго президента страны власть не хочет потому, что именно он сделал Януковича своим преемником, фактически выведя того на большую политическую орбиту. "Так что против "папы" [Кучмы] он [Янукович] не пойдет", - уверен Омельченко.

Интересно, что сам Кучма сразу после обнародования информации о показаниях Пукача, повторяя Литвина, заявил, что все это "международная провокация". Причем, как и его бывший подчиненный, уточнил: направлена она прежде всего против Украины.

Несмотря на все это, у родных Гонгадзе и их защиты есть надежда, что на судебном процессе обвинениями в адрес Кравченко и Пукача дело не ограничится.

Теличенко поясняет, что ГПУ закрыла дело в части обвинения Кравченко как заказчика убийства в связи с его смертью. То есть дальше эту линию расследовать не стали, а сосредоточили все усилия на Пукаче. Однако родные Кравченко имеют право опротестовать это решение Генпрокуратуры, защищая честь и достоинство экс-министра. И тогда следствие может быть продолжено, что дает шанс увидеть среди его фигурантов новых персонажей.

А Мирослава Гонгадзе надеется, что суд будет открытым. При этом и она, и ее адвокат будут требовать участия в процессе всех высокопоставленных чиновников, которых называл генерал Пукач и с которыми у него были очные ставки. Прежде всего, речь идет о Литвине и Джиге. Кроме того, вдова решила настаивать на том, чтобы в зале суда оказался и Кучма.

Надежду в родственников Гонгадзе вселяет тот факт, что это резонансное дело находится под контролем Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). 27 января этого года на своей очередной сессии ПАСЕ приняла резолюцию, в которой подчеркивалось, что дело украинского журналиста не может считаться решенным, пока не будут установлены заказчики и организаторы его убийства.

"Признание Кравченко заказчиком убийства Георгия - это констатация факта, что в Украине [действовала] преступная машина, которая уничтожала оппозиционных лидеров и журналистов, то есть народ. И это все может караться и международными нормами права", - уверена вдова Гонгадзе.

Мороз считает, что 99% людей в Украине понимают, откуда растут ноги всей этой истории. Поэтому дело Гонгадзе (на нынешнем этапе его расследования) ни с моральной, ни с юридической точки зрения закрывать нельзя. "Если Кучма и Литвин, как они утверждают, не имеют отношения к убийству Гонгадзе, пусть докажут это. Только так с их репутации можно убрать это темное пятно", - считает социалист.

Эта статья опубликована в №35 журнала Корреспондент от 17 сентября 2010 года

СПЕЦТЕМА: Дело Гонгадзе: Пукач получил пожизненное
ТЕГИ: Гонгадзепрокуратурадело Гонгадзеубийство Гонгадзе
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях