ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Корреспондент: Вольготная жизнь

17 апреля 2009, 11:41
0
17
Корреспондент: Вольготная жизнь
Фото: АР
Льготников в Украине можно встретить везде

Украина тратит треть бюджета на бесчисленные льготы. Иными словами, на усиление социального неравенства и развал инфраструктуры страны.

Украина — страна льгот. В какой дом ни попади, в какой очереди ни окажись, в какой транспорт ни сядь, даже в Верховную Раду зайди — везде встретишь льготников.

"Участник войны, можно?" — мужчина на костылях пытается сесть в полупустую киевскую маршрутку. Водитель в ответ недовольно фыркает: "У меня уже двое [число льготников, которых обязаны обслужить за рейс частные перевозчики] есть". И закрывает двери. Эту сценку Корреспондент наблюдал на одной из улиц столицы 14 апреля. Впрочем, дата и место значения не имеют. Такую же картину можно увидеть практически везде.

Украина — страна людей, которые не любят тех, у кого есть привилегии. И с порога желтого маршрутного автобуса это отлично видно. Автоперевозчики, отказывая льготникам в их законном праве на бесплатный проезд, говорят, что к этому их вынуждает государство, которые эти льготы и вводит. "Мы ни копейки не получаем компенсации [за предоставление бесплатных мест], — жалуется Валерий Липецкий, глава ассоциации перевозчиков столицы. — Два пассажира за рейс — чистая благотворительность".

Подобные слова готовы произнести самые разные люди — чиновники, предприниматели, социальные работники. Ведь "провисает" не только транспорт.

Льготников в Украине стало так много, что у государства не хватает денег оплачивать подобные "услуги" во всех сферах. В едином реестре лиц, имеющих право на привилегии, числятся 13 млн человек — почти треть населения страны. Причем многие имеют сразу несколько привилегий, общее число которых, по подсчетам Центра общественной адвокатуры (ЦОА), в стране перевалило за 600.

По данным Министерства труда и социальной политики, самые распространенные льготы — это проезд в городском транспорте (пользуются около 12 млн человек) и скидка при оплате жилищно-коммунальных услуг (7,4 млн человек).

Для обеспечения подобных привилегий государство ежегодно выделяет громадные средства. К примеру, по словам Олега Ляшко, заместителя главы бюджетного комитета в парламенте, в прошлом году для этого понадобилось 138,7 млрд грн.

Мало того что льготы съедают почти треть бюджета, так она еще и малоэффективна. Даже Президент Виктор Ющенко признал, что зачастую именно обеспеченные граждане получают наибольшие компенсации из госбюджета на оплату газа, тепла, электроэнергии. "Такого не выдержит ни одна экономика мира, — уверен глава государства. — Нынешняя система льгот является несправедливой".

Поскольку это давно превратилось в инструмент манипулирования, поднимать вопрос реформирования системы не готов ни один политический лидер. Ведь для целого поколения граждан страны льгота — это признание заслуг, за которые полагается вознаграждение, говорит Дмитрий Боярчук, исполнительный директор Центра социально-экономических исследований CASE-Украина. "Поэтому упразднение льгот будет восприниматься ими не только как ухудшение благосостояния, но и как попытка отобрать заслуженное право", — уверен он.

Льгота на льготе

Выполняя в СССР функцию бонуса, причем преимущественно для людей с высоким социальным статусом, в нынешней Украине система льгот превратилась в систему социальных гарантий. И теперь право на них имеют и требуют даже те, кто в них, по сути, не нуждается.

Отличным примером стала ситуация с группой бывших руководителей Украины, живущих в госдачах в Конча-Заспе и Пуща-Водице — элитных пригородах столицы. Они неоднократно просили премьер-министров (и бывшего — Юрия Еханурова, и нынешнего — Юлию Тимошенко), сохранить за ними 30%-ю оплату коммунальных услуг за проживание в загородных домах (больше за это жилье они ничего не платят) — чуть более 500 грн. за 30 дней. Хотя они имеют пенсии госслужащих высшей категории — примерно 20-24 тыс. грн. в месяц. Обращаясь к главе правительства, экс-руководители заявили, что если ввести для них 100% оплаты, из-за общего роста цен на лекарства и товары первой необходимости они не в состоянии будут оплачивать пользование домами. И премьер удовлетворила их просьбу.

Подобных перекосов в стране пруд пруди. "В результате оказалось, что государство не в состоянии финансово обеспечить льготы, которые нужны для социально чувствительных категорий граждан, да и всю систему льгот", — говорит Леонид Тарасенко, председатель ЦОА.

Это приводит к тому, что часть льготников не получает своих денег. В Житомирской области пострадавшие от аварии на ЧАЭС положенные им по закону компенсации стали выбивать через суд. Они подали 67 тыс. исков на общую сумму 735 млн грн.

Но вопрос обеспечения льгот — только полдела. По словам Василия Юрчишина, директора экономических программ Центра Разумкова, действующая система финансовых послаблений абсолютно бесконтрольна: количество предоставляемых услуг — тайна за семью печатями. И не потому, что ее кто-то специально скрывает. "У нас все пенсионеры имеют право на бесплатный проезд, но сколько из них воспользовались этим правом, никто не считает", — объясняет он.

В Днепродзержинске попробовали посчитать. В 2006 году всем льготникам — а их в городе 63 тыс. — выдали социальные карточки, своеобразные электронные паспорта, и обязали предъявлять эти документы кондукторам в общественном транспорте. Транспортники регистрировали карточку с помощью терминала, а потом вся информация систематизировалась. Учет законных зайцев показал, что на оплату транспортных льгот, по словам Елены Посылаевой, замначальника управления труда и соцзащиты Днепродзержинского горсовета, нужно в два-три раза меньше денег, чем выделяется по плану.

Бесконтрольность порождает и другую проблему: примерно десятая часть льготников пользуется государственными привилегиями, не имея на то прав. "У нас [едва ли не] каждый третий — чернобылец, и детей войны у нас больше, чем всего, наверное, детей", — говорит Юрчишин.

Льготы выродились в некое элитное право, доступное тем, например, у кого помимо статуса есть еще и связи. "Моему отцу [чернобыльцу] положены путевки в санаторий каждый год, — говорит Катерина Грушенко из Николаева. — И мы их получали потому, что "дружили" с человеком, который занимался их распределением". Отцу Грушенко они действительно положены, но презенты начальству помогают избежать ответа "Путевок не хватает".

Доступными льготы становятся и для тех, кто согласен ради них потратить время и нервы. Киевлянка Оксана Заруба столкнулась с этим, когда оформляла минимальное пособие по уходу за ребенком — лишь 130 грн. в месяц. Ради этого ей пришлось собрать множество справок, и обойти семь инстанций, находящихся в разных частях города и работающих в разное время

Но главным бичом нынешней системы привилегий эксперты называют отсутствие адресности. В Украине льготы получают не конкретные люди, а группы населения, которые, по мнению правительства и других инстанций, должны в них нуждаться. Вот и получается, что пенсионеры в целом остаются наименее обеспеченной частью населения. Но с началом пенсионной реформы среди них появилась группа лиц — в основном бывших высокопоставленных работников, военных и так далее, — доходы которых в разы превышают прожиточный минимум. При этом они не утратили права на льготы в жилищно-коммунальной сфере, которыми наделены и те пенсионеры, что существуют на минимальную пенсию, равную примерно 540 грн.

По-маленькому

Льготный шабаш бьет и по мощным государственным предприятиям, которые их предоставляют. Сейчас они работают по схеме "утром — стулья, вечером — деньги": сначала предоставляют услугу, а после пытаются получить за нее компенсацию из бюджета, а точнее — от органов исполнительной власти.

Госкомпании Укрзалізниця, которая в прошлом году перевезла более 10 млн льготников, органы власти возместили лишь около 40% обещанной законом суммы. Пока убытки — а это почти 3 млрд грн. — железнодорожники покрывают за счет грузоперевозок. Но они уже были вынуждены изменить график некоторых поездов и отменить некоторые непопулярные (а значит, самые убыточные) пригородные поезда.

Ничуть не лучше ситуация с коммунальщиками. На погашение скидок по оплате электроэнергии, газа, услуг тепловодоснабжения, по квартирной плате в 2009 году в бюджете власть предусмотрела лишь 2,3 млрд грн., что почти в два раза меньше, чем в 2007-м, хотя потребление не упало.

"Украинские коммунальные предприятия постоянно находятся в таком режиме, когда нет стимула работать. А есть стимулы выводить оттуда деньги", — говорит Боярчук. По его словам, реформа коммунального хозяйства или транспорта, которая призвана повысить качество услуг, обновить подвижной состав и ресурсы ЖЭКов, невозможна до тех пор, пока существует нынешняя система льгот. "Чтобы ее [реформу] провести, нужен инвестор — у государства никогда не будет денег на эти нужды, — считает эксперт. — А инвестору непрозрачные взаимозачеты [расчеты государства с предприятиями отрасли за льготников] не нужны".

Разрубить этот гордиев узел можно. Достаточно лишь упразднить привилегии и создать новую схему соцзащиты. "В мире существует одно простое понятие: государство должно дать возможность человеку, которому трудно по каким-то причинам заработать, выжить", - говорит Боярчук.

За границей этот принцип реализовывают по-разному. Но в основе всегда, по словам Юрчишина, лежит понимание того, что это за помощь, на кого она направлена и почему предоставляется. К примеру, в Германии, где одна из лучших систем социальных гарантий, все построено на налоговых послаблениях. "Льготы положены в случае, если например, вы строите дом. А если учитесь, вам компенсируют покупку учебников. И даже если вы очень долго добираетесь на работу, вы тоже получите налоговые послабления", - рассказывает 42-летний Роберт Зайлер, IT-специалист из немецкого города Аугсбурга.

"Льготы могут работать только в том случае, если они направлены на тех, кто этого заслуживает", - убежден Юрчишин. Одна из моделей, которая может этому способствовать - монетизация льгот. То есть вместо права на бесплатный проезд человеку дают денежную компенсацию, которую он, впрочем, может потратить по своему усмотрению. Еще один вариант, более безопасный с точки зрения возможного провоцирования инфляции, - система персонификации, при которой нуждающимся выдадут карточки, которыми они и станут рассчитываться.

Но льготники не готовы променять свои привилегии ни на денежное пособие, ни на что-либо другое. По данным исследования, проведенного социологической группой консорциума МКГ, 65% льготников устраивает нынешнее положение, а 7,4% из них лишь чувствуют неудобства при оформлении документов, подтверждающих их статус. "Льготы заберут, а потом скажут, денег нет или еще что", - объясняет такую позицию своих "коллег" столичная пенсионерка Вера Новикова.

Боярчук говорит: социальные привилегии трудно устранить даже технически, поскольку эта схема тесно переплетается с механизмами ценового субсидирования жилищно-коммунальных и транспортных услуг. "Льготники - все мы", - говорит он, объясняя свою мысль тем, что все население страны платит за транспорт и за коммунальные услуги по ценам, которые явно ниже рыночных.

Поэтому в ближайшее время изменить страну не удастся. Слишком велик масштаб. Начать бы хотя бы с малого. "Учет, контроль, потом адресность, а потом смотреть, на чем можно оптимизировать. И не надо высокие замки городить, достаточно сделать маленький шаг", - уверен Юрчишин.

Эта статья опубликована в №14 журнала Корреспондент за 17 апреля 2009 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях