ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Корреспондент: Мзда наша страшна

19 июня 2009, 11:00
0
15
Корреспондент: Мзда наша страшна
Фото: Пресс-служба МВД
Украина вновь скатилась в число стран с самым высоким уровнем коррупции в мире

Украина после пары лет относительного прогресса вновь скатилась в число стран с самым высоким уровнем коррупции в мире.

Начало лета стало временем невиданных доселе попыток украинских властей искоренить в себе и в стране коррупцию. 11 июня Верховная Рада приняла ряд законов, противодействующих взяточничеству, а Кабмин изобрел должность уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики. Через четыре дня Служба безопасности Украины устами своего шефа Валентина Наливайченко огласила о начале чисток в рядах правоохранителей. Наливайченко пообещал, что акция коснется даже высоких должностных лиц. "Мы просим граждан обращаться к нам, поверить нам. Мы проконтролируем каждое заявление, которое касается коррупции", - заклинал рядовых украинцев шеф СБУ.

У украинской власти это любимая забава – борьба с коррупцией. Игра эта доходная: обещания коренным образом изменить ситуацию с мздоимством привели к власти две трети отечественных президентов – Леонида Кучму в 1994 году, а через десять лет и Виктора Ющенко.

А ведь, по мнению западных аналитиков и по оценкам украинских экспертов, именно действия властей разных уровней приводят к тому, что коррупция в стране только крепнет.

Брать с размахом

По данным МВД, за прошлый год уровень выявленных взяток достиг почти 120 млн грн., в три раза превысив аналогичный показатель за 2007 год. А СБУ в 2008-м составила более 4,5 тыс. административных протоколов о коррупционных действиях среди чиновников.

Но важнее этих цифр другие данные - о том, сколько взяточников понесли наказание. Здесь Украине есть чем удивить мир. Как проинформировал Корреспондент Госкомстат, в 2008-м в суды пошло 6,2 тыс. протоколов о коррупционных действиях чиновников, из них только в семи случаях правоохранители возбудили уголовные дела. В результате ни один "подозрительный" госслужащий не лишился своего места.

И это не все. К примеру, большинство населения страны уверено, что судебная власть и прокуратура – коррумпированы. Но в 2008 году только четырех сотрудников судов и одного работника прокуратуры привлекли к ответственности. Причем ответственность была административной, а это означает штраф в 250-400 грн.

Между тем по результатам прошедшего года Украина оказалась в числе наиболее подверженных коррупции государств. Это данные международной организации Transparency International (TI), которая оценивала 180 стран. Чем выше место в списке, тем ниже уровень коррупции. Украина показала худший результат среди "новых независимых государств", заняв 134-е место.

После некоторого улучшения ситуации – страна поднялась в рейтинге TI с 122-го места в 2004 году на 99-е в 2006-м - Украина два года назад сползла на 118-ю ступень, разделив ее с Бенином, Малави и Мали. В прошлом году пике продолжилось, и теперь она скатилась до уровня Либерии и Никарагуа.

Такую деградацию, по мнению Татьяны Монтян, украинского адвоката и правозащитника, ее родине обеспечивает власть. "Рыба гниет с головы. Если все узнают, что на самом деле кому принадлежит, какой собственность владеет брат, кум, сват [высших чиновников] и если за это беззаконие будут привлекать к строгой ответственности, - да кому из политиков это нужно? Они сами создатели и участники коррупционных схем", - восклицает она.

Действительно, под пресс обвинений в нечистоплотности попадали едва ли не все высшие чиновники государства, в том числе и деятели "оранжевой" команды, начиная с экс-главы Нафтогаза Алексея Ивченко и заканчивая экс-руководителем Секретариата Президента Виктором Балогой. Но, как выразился однажды российский премьер Владимир Путин в адрес собственных взяточников, "посадок" нет. И отставок тоже.

"Если при Леониде Кучме говорили, что его режим – коррупционный, и на смену ему придут "белые и пушистые", то сейчас уже ни для кого не новость, что в каждой из больших партий – Нашей Украине, БЮТ или Партии регионов, есть свои коррупционеры", - с какой-то безнадежностью бичует власть и даже свою партию Андрей Шевченко, нардеп-бютовец. На своем опыте работы в высших эшелонах власти он убедился, что коррупция есть везде. "Министр берет деньги за свою подпись, секретарша – за назначение встречи со своим шефом, журналисты – за заказные материалы", - говорит он.

В узде мзды

Украинцу, чтобы столкнуться со взяточником, не обязательно пересекаться с верховной властью. Беда страны в том, что коррупция пронизала ее всю. Достаточно, например, заглянуть в ближайшее медучреждение. Как это сделала 22-летняя киевлянка Наталья Ярошенко накануне рождения дочери. "Мне врач напрямую сказала: у меня зарплата копейки, роды тебе обойдутся $ 600. Иначе ищи другой роддом. Сторговались за $ 400", - улыбаясь, говорит она, поглаживая по голове годовалую наследницу.

Что такое взятки, знают не понаслышке 62,5% украинцев, свидетельствуют данные всеукраинского исследования, которое проводилось в 2009 году корпорации Вызовы тысячелетия (ММС) под руководством Менеджмент Систем Интернешнл (MSI) в рамках проекта Достойная Украина.

Для сравнения, в соседней Польше этот показатель равен всего 9%, рассказывает Корреспонденту Гражина Копинська, директор программы против коррупции польского Фонда им. Стефана Батория. "Мы понимаем, что фактически в коррупционных процедурах принимает участие в три или четыре раза больше поляков – около 30%", - самокритично говорит она. Но Польша все равно на 80 позиций выше Украины в рейтинге TI.

Чаще всего у украинцев требуют взятки в сфере здравоохранения – это отмечают 63% респондентов ММС. Чуть меньше в системе среднего образования, милиции. Нечисты на руку госслужащие, которых в Украине свыше 200 тыс. человек. Требованием взятки заканчивается каждый пятый контакт с ними.

При этом только 3% жертв коррупции официально подают жалобы на взяточников. А все потому, что больше половины украинцев считает, что это ни к чему не приведет, объясняет Корреспонденту Юхани Гроссманн, директор проекта Достойная Украина.

"Борьба с коррупцией в Украине – это борьба меньшинства с заостренным чувством справедливости с большинством, которому удобно и комфортно жить по старым правилам", - добавляет черных красок Шевченко.

Рыба оздоровится с головы

Раз снизу инициативы ждать не стоит, надо рубить гидру коррупции сверху. Лучший тому пример находится недалеко от Украины, в Грузии. Александр Кухианидзе, директор Кавказского офиса Центра по изучению транснациональной преступности и коррупции, рассказывает, что в его стране с 2004 года провели радикальную реформу в полиции, уволив более 32 тыс. полицейских. На смену им через конкурс приняли молодежь. При этом зарплату правоохранителям увеличили в 10-20 раз: если раньше сотрудник получал 80-90 лари, то сейчас – от 700 до 2 тыс. лари.

Теперь в рейтинге TI Грузия занимает 69-е место, в то время как в 2005 году находилась на 130-й позиции.

Монтян уверена, что добиться подобного можно и в Украине. Но для этого нужно менять всю систему, в том числе сделать прозрачными тендеры при госзакупках, ввести открытые реестры собственности, добиться публичности отчетов по расходованию госденег и прочее.

У Романа Шлапака, руководителя совместного проекта Украины и Совета Европы UPAC по противодействию коррупции, свой рецепт: на госслужбу отбирать по конкурсу, а взяточников увольнять без права занимать подобную должность в будущем. Так принято в Германии.

Но Украина явно пока не готова идти этой тяжелой дорогой. "У людей привычка все порешать через знакомых на всех уровнях. За деньги. А если не за деньги, то за большие деньги. А если не за большие деньги, то за очень большие деньги", - рассказывает Александр Рябека, человек, который профессионально борется с коррупцией, ведь он – член парламентского комитета по борьбе с оргпреступностью и коррупцией.

Такое положение сохраняется потому, что на вершинах власти, по мнению его коллеги по комитету депутата Геннадия Москаля, с коррупцией по-настоящему никто не борется. "Высшим эшелонам власти даже откупаться ни от кого не надо или договариваться через личные связи, - они просто выпадают из поля зрения правоохранительных органов. Никто не проверяет Президента, его Секретариат, Конституционный суд, премьера, парламент", - раскрывает карты нардеп. А милиция, прокуратура, налоговая и другие спецорганы подчиняются людям из этого "неподконтрольного" круга, а значит, работать они могут не по закону, а по велению своих шефов. Круг замкнулся.

Ко всему, даже если власти Украины решат изменить ситуацию, слепо копировать чужой опыт будет недостаточно. "Для проведения [подобных грузинским] реформ власть должна иметь поддержку большинства населения. Если такое есть, то можно начинать реформы, но если нет, то нужна та власть, которой доверяют", - советует Кухианидзе. И попадает в точку – доверия к власти в Украине нет.

Выход есть, но за него нужно бороться

Долю оптимизма вселяет лишь то, что страна взяла на себя международные обязательства. В 2006 году парламент ратифицировал конвенцию ООН против коррупции и уголовно-правовую конвенцию Совета Европы (СЕ). "Но нормы этих документов не начнут действовать, пока внутреннее законодательство не будет адаптировано к международным стандартам", - объясняет Корреспонденту Шлапак.

И все же, после того, как страну посетили представители мониторингового комитета Группы государств СЕ против коррупции, чтобы посмотреть, как Украина выполняет рекомендаций по борьбе со взяточничеством, Рада заметно активизировались в своем антикоррупционном творчестве.

Так же происходило и в Польше, говорит Копинська. Правда, местные политики вынуждены были выполнять требования Еврокомиссии по борьбе с коррупцией, для того чтобы вступить в ЕС.

Коррупцию в Польше прижали, в ЕС страна вступила. Так что выход есть, но за него нужно бороться.

Эта статья опубликована в №22 журнала Корреспондент от 19 июня 2009

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях