ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Корреспондент: Дурная кровь

26 июня 2009, 16:00
0
38
Корреспондент: Дурная кровь
Фото: Корреспондент
Украинская медицина пока оказывается не в силах вовремя выявить в крови доноров вирусы опасных заболеваний

Украинская донорская кровь - худшая в Европе: из-за устаревших технологий ее забора пациенты отечественных клиник при переливании нередко получают "бонус" - гепатит, сифилис или даже СПИД.

Десять лет назад одесситке Лилии из-за большой потери крови во время родов залили донорскую плазму. Одесские медики спасли женщину от смерти, но заразили гепатитом С. Доказать их вину Лилия так и не смогла. Теперь она тратит на лечение 1,7 тыс. грн. в месяц. "Плюс хотя бы один раз в три месяца надо сдавать анализы. На это уходит еще от 40 до 100 грн.", - добавляет 43-летняя одесситка.

Помимо гепатита, вместе с донорской кровью украинцы рискуют получить сифилис и даже СПИД. Из-за несовершенных технологий переливания и методов тестирования отечественная донорская кровь сегодня считается самой небезопасной в Европе, считает Анатолий Тимченко, завлабораторией Института гематологии и трансфузиологии Академии медицинских наук. "Вероятность инфицирования в Украине - 30-40%, тогда как в Западной Европе она в десятки раз меньше. Да и в России, и Беларуси ситуация гораздо лучше - там [в отличие от Украины] уже несколько лет как введены современные системы тестирования крови", - отмечает эксперт.

Украина может "гордиться" еще одним рекордом. В большинстве западных стран на каждую тысячу граждан приходится 50–60 доноров, у лидеров по сдаче крови - Дании и США - по 67. В Украине - лишь 12 человек. За годы независимости число доноров снизилось с почти 1,5 млн человек в 1991 году до 644 тыс. - в 2007 году. Поэтому потребности медицины в препаратах крови удовлетворяются в лучшем случае лишь на 25% от нормативов Всемирной организации здравоохранения.

"Доноры не хотят сдавать кровь, потому что у них нет мотивации", - лаконичен Анатолий Криштоф, завотделением переливания крови Национального института сердечно-сосудистой хирургии им. Амосова.

В материальном выражении мотивация доноров выглядит так: добровольцам предлагают обед стоимостью 13 грн., а прочим платят 160 грн. за 1 л цельной крови и 280 грн. за 1 л плазмы. Эти бонусы не слишком изменились с советских времен: правда, в СССР за одну сдачу добровольцу кроме бесплатного обеда давали еще два дня отпуска. А почетным донорам, сдавшим кровь более 40 раз, полагался бесплатный проезд в городском транспорте и ежегодный отдых в санатории.

Обескровленная медицина

В рабочий полдень в Киевском центре крови всего три донора. Прежде, чем сесть в специальное волнообразное кресло, которое улучшает кровообращение, и сдать кровь, они надевают белые халаты и бахилы.

К правой руке 23-летнего студента-пятикурсника Дмитрия Омельчука прикреплена трубка, через которую желтоватая плазма перетекает в специальный пластиковый пакет. Процедура для Омельчука привычная - он проделывает ее уже в 16-й раз. 140 грн, которые студент получает от государства за 450 мл плазмы, хоть и небольшая, но добавка к скромной стипендии.

А вот для 31-летней высокой брюнетки Людмилы Бец, руководителя отдела директ-маркетинга Дельта Банка, донорство - миссия бескорыстная. Она трижды сдавала кровь, чтобы помочь онкобольным детям. "Я увидела объявление, что ребенку требуется кровь, и мне очень захотелось помочь", - вспоминает Бец.

 Такие идейные доноры у медиков сегодня на вес золота. Если в Украине чаще всего кровь сдают те, кому нужно раздобыть денег, причем на выпивку, то на Западе большинство таких, как Бец. Там донорство является чем-то вроде модного массового тренда, подобно благотворительности, вегетарианству или усыновлению детей из стран третьего мира.

"Значок почетного донора там носят с той же гордостью, что и знаки престижных вузов или элитных клубов", - рассказывает Мария Гавак, исполнительный директор Ассоциации молодых доноров.

Однако и западное здравоохранение не рассчитывает лишь на энтузиастов и стимулирует донорство среди всех остальных. Гавак рассказывает, что в некоторых странах молодежи предлагают обменять кровь, например, на билеты в кино или на бензин, а в Чехии и Польше донорам снижают налоги.

"В Украине донорство никто не популяризирует. Многие до сих пор боятся сдавать кровь. Хотя таким образом организм очищается, и при возможной травме кровь быстрее восстановится", - рассказывает Гавак.

Доноров становится меньше и за счет тех, кто не может сдавать кровь по состоянию здоровья. По словам Людмилы Заневской, главного врача городского Центра крови, ежегодно отсеивается до 40% желающих. Но и у оставшихся 60% вовремя выявить в крови вирусы опасных заболеваний уровень отечественной медицины пока не в силах.

"Нужно внедрить и современную технологию по выявлению вирусов - вирус инактивацию. Ведь она уже давно используется во всех развитых странах, - считает Тимченко. - Западные методы позволяют распознать вирус уже в инкубационном периоде".

По мнению экспертов, украинские чиновники от медицины часто экономят, закупая малоэффективные отечественные тест-системы. А тем временем потребность в крови каждый год увеличивается: растет число операций, становится больше больных гемофилией (несвертываемость крови) и раком. Онкологические больные вообще попадают в повышенную группу риска. Например, детям после химиотерапии делают переливание как минимум раз в неделю, и в результате частой замены крови почти каждый из них подхватывает опасный вирус.

По словам Людмилы Пелых, психолога Ассоциации молодых доноров Украины, в отделениях онкологии чуть ли не каждый второй ребенок болен гепатитом.

Правда, доказать, что тебя заразили опасным вирусом при переливании и уж тем более добиться компенсации в Украине нереально - в стране отсутствует независимое медицинское расследование. "В комиссию, как правило, входит главврач медицинского учреждения, где произошла неприятность. Поэтому, о какой объективности может идти речь?" - возмущен Владимир Яворский, исполнительный директор Украинско-хельсинского союза по правам человека.

Татьяна Бордунис, президент Всеукраинского правозащитного движения Гідність, знает множество историй инфицирования после переливания крови, но не может вспомнить ни одного случая, когда виновный медработник понес за это наказание.

Правозащитница надеется исправить ситуацию. Сейчас она представляет в суде интересы родителей новорожденных детей, которых в 2005 году заразили СПИДом при переливании крови в Мариупольском роддоме. "Заведующая мариупольской станции переливания крови знала о том, что кровь ВИЧ-позитивная, но все равно отправила ее в больницу", - уверена  Бордунис.

Помоги себе сам

В каждом крупном городе есть свой центр крови. Всего в Украине 70 таких центров и станций переливания, 505 отделений трансфузиологии в лечебных учреждениях, а также 77 больниц, которые проводят заготовку крови.

Правда, между этими заведениями нет обмена информацией о наличии крови. То есть возникают ситуации, когда в одном учреждении кровь хранится в большом количестве и через некоторое время ее утилизируют, а в другом - из-за нехватки откладывают операцию и тем самым создают очередь. Для сравнения: в Западной Европе больному нужную кровь найдут в любом уголке страны и недостатка в ней не испытывают.

Дефицит донорской крови в Украине дает медикам зеленый свет для спекуляций. Врачи, по словам Криштофа, часто заставляют больных привлекать не всегда оправдано большое количество доноров для операции.

"В большом количестве кровь не всегда и нужна. Зато и врач, и волонтер [сотрудник благотворительной организации, который ищет доноров], с которым он сотрудничает, могут заработать", - объясняет Криштоф, завотделением переливания крови института Амосова.

Так, один донор, которого находит волонтер, обойдется больному в 200-300 грн. Для одной операции врач требует как минимум четырех доноров, то есть пациенту надо выложить за их услуги от 1 тыс. грн.

Выход из ситуации доктор видит в новых технологиях. Если 40 лет назад в институте Амосова для каждой операции требовалось 6-7 литров крови, то сейчас более 50% операций здесь делают без крови, а вторую половину - при минимальном количестве - 150-300 мл.

"Количество осложнений при такой технологии значительно сократилось", - рассказывает Криштоф. Правда, клиника Амосова - редкое исключение. В большинстве украинских больниц работают по старинке.

Чтобы сделать кровь безопасной, Тимченко ратует за разработку специальных кровезаменителей, передающих кислород. Действуя таким образом не нужно тратить время на подбор совместимости больного и донора, процент заборной крови у живых доноров сокращается на 50%, да и вероятность инфицирования сводится  к нулю.

Но за годы независимости на разработку таких препаратов деньги не выделяли. Не будет их и в этом году. Хотя, например, в России, по словам Тимченко, создали два  таких кровезаменителя.

Также не приходится ожидать и усовершенствования системы тестирования  донорской крови. "То есть, в этом году вероятность заражения при переливании крови не уменьшится", - дает мрачный прогноз Тимченко. В подтверждение своих слов он демонстрирует Корреспонденту  оборудование 1960-х годов, на котором институт работает до сих пор.

Украинцам, которые нуждаются в переливании, эксперт советует рассчитывать только на себя. Чтобы уберечься от неприятных сюрпризов, Тимченко советует предварительно обследовать донора в частной лаборатории.

"Можно самому для себя сдавать кровь и хранить ее в специальных банках [крови]", - дает еще один, хотя и более затратный совет спасения утопающих Криштоф.

Эта статья опубликована в №23 журнала Корреспондент от 26 июня 2009 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях