ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Последний довод. Резонансное преступление в Николаеве помогло украинцам понять, как бороться с детьми элиты

27 марта 2012, 08:59
0
82
Корреспондент: Последний довод. Резонансное преступление в Николаеве помогло украинцам понять, как бороться с детьми элиты
Фото: Дмитрий Никоноров/Корреспондент
Трагедия, произошедшая с Оксаной Макар, заставила украинцев выйти на улицу

Резонансное преступление в Николаеве помогло украинцам понять, что единственный способ борьбы с безнаказанностью детей элиты и преступниками в погонах - это массовые уличные протесты, - пишет Кристина Бердинских в № 11 журнала Корреспондент от 23 марта 2012 года.

Иногда самый незначительный, с точки зрения власти, эпизод может превратиться в мощное социальное явление, способное перевернуть жизнь страны. Как это произошло в Тунисе, где смерть обычного студента привела к смене власти. Об этом теперь узнало и украинское руководство, столкнувшееся с протестами, причиной которых стало покушение на убийство провинциальной девушки.

Несколько тысяч человек, вышедшие в начале весны на площадь в Николаеве, и люди, вышедшие на параллельные уличные акции в Харькове, Сумах, Одессе и Львове, не протестовали против непопулярных соцреформ и не поддерживали какие-то политсилы.

Причина манифестаций, состоявшихся в крупных городах 15 марта 2012 года, была иной - возмущение действиями милиции и беззаконием в стране.

Безнаказанность мажоров, детей высокопоставленных чиновников, давно стала источником скандалов и локальных проявлений народного недовольства

Катализатором недовольства стало дело 18-летней жительницы Николаева Оксаны Макар, которую в ночь с 8 на 9 марта изнасиловали и попытались сжечь трое земляков. Девушка была покалечена, но выжила. Ее мучителей задержали, но через пару дней двоих из них, в том числе сына одного из бывших чиновников областного уровня, милиция отпустила. Хотя подельник освобожденных во всем сознался.

Безнаказанность мажоров, детей высокопоставленных чиновников, давно стала источником скандалов и локальных проявлений народного недовольства. Так же как и действия правоохранителей, откровенно игнорирующих законы. В николаевском деле в одной точке сошлись обе проблемы, и произошел социальный взрыв.

“На этом случае чаша терпения переполнилась”, - рассказывает Анатолий Онофрийчук, шеф-редактор местного интернет-издания Новости-N, один из участников протестов, накрывших город после того, как преступников отпустили.

И несмотря на то, что на первую уличную акцию, прошедшую 13 марта, собралось не более полусотни человек, после нее двух преступников задержали вновь. Но точка возврата была пройдена. Улица почувствовала силу. Активность николаевцев и волнение в социальных сетях и СМИ обернулись многотысячными выступлениями, снова прошедшими в Николаеве и других городах. В результате на сторону улицы вынуждены были встать высшие госчины, включая Президента, генпрокурора и главу МВД.

Публичные мероприятия, пресса - это единственный инструмент, который может заставить власть исполнять закон

Сейчас Макар увезли на лечение в лучший ожоговый центр страны - в Донецк, добровольцы со всей Украины собрали для нее, по неофициальной информации, почти 1 млн грн. О происшествии рассказали едва ли не все украинские СМИ, и даже медиа соседних стран. Следствие по делу контролируют в Киеве.

Внешне все выглядит так, как будто история исчерпана. Но она доказала социально активной части населения, что голос улицы способен влиять на власть. А значит, массовые протесты могут превратиться в новый метод борьбы за соблюдение законов.

“Публичные мероприятия, пресса - это единственный инструмент, который может заставить власть исполнять закон”, - уверен Андрей Диденко, координатор программ Харьковской правозащитной группы.

Технология протеста

15 марта несколько неожиданно Николаев стал центром общественной жизни Украины. На его центральной площади собрались от 2 тыс. до 5 тыс. человек - невиданная по силе для города корабелов уличная акция, не связанная с политикой или праздниками. Эти люди вышли поддержать Макар и потребовать от власти справедливого приговора преступникам. Схожие митинги в тот же день прошли еще в нескольких других крупных городах.

А ведь еще пару дней назад о таком всплеске активности вокруг дела николаевцы и мечтать не могли. Ведь среди троих молодых людей-преступников - Максима Присяжнюка, Артема Погосяна и Евгения Краснощека - первый является сыном экс-главы одной из райадминистраций Николаевской области, то есть представителем местной элиты.

Мало того что люди в погонах отпустили двух фигурантов дела, так еще и следователи три дня не хотели брать показания у пострадавшей

Кроме того, Присяжнюк до 2010 года был членом местного молодежного крыла партии власти - ПР. Это породило в городе разговоры о том, что преступникам все сойдет с рук. Утвердило горожан в этом убеждении то, что Присяжнюка вместе с Погосяном милиция выпустила на свободу за пару дней до начала протестов.

В итоге в местных соцсетях и на сайтах региональных СМИ, по словам Онофрийчука, появились призывы выйти на улицы и потребовать справедливости. Достаточно было “спички”, чтобы город взбунтовался.

Горожан, как объясняет Корреспонденту Денис Плишко, николаевский предприниматель, собственник бельевого магазина, возмутило даже не само преступление, а действия милиции. Мало того что люди в погонах отпустили двух фигурантов дела, так еще и следователи три дня не хотели брать показания у пострадавшей. Тогда в городе заговорили о самосуде над насильниками, а Плишко и еще человек 40 решили действовать и вышли 13 марта на первую акцию.

Эффект превзошел ожидания. “Задумался следователь, задумалась прокуратура, что дело действительно резонансное, и уже все гудит, и пресса стала все освещать. И тех двоих снова задержали”, - говорит активист.

Получается, что ситуация в стране настолько однозначная, что даже не нужно согласовывать требования к власти и правоохранительным органам

Увидев результат, через два дня на площади собрались уже несколько тысяч горожан. 22-летняя Евгения Матейчук, николаевская студентка, одна из организаторов митинга 15 марта, говорит, что информация о его проведении прошла почти исключительно по каналам соцсетей, но и этого хватило.

“Пришли те, кто сам столкнулся в своей семье с недостатками работы правоохранительных органов, судебной системы, прокуратуры и беспорядками, которые там творятся”, - рассказывает Матейчук. Выступления поддержали в других городах. Причем там порой даже не координировали свои действия и требования с активистами из Николаева, но все вышло слаженно. “Получается, что ситуация в стране настолько однозначная, что даже не нужно согласовывать требования к власти и правоохранительным органам”, - отмечает студентка.

Шум получился такой, что голос улицы услышали в сотнях километров от места событий - в Киеве, в кабинетах Президента Виктора Януковича, а также шефов ГПУ и МВД. Теперь дело контролируют на самом верху, а пострадавшую Макар перевели в лучшую профильную клинику.

Заговорить проблему

Однако хеппи-эндом все это назвать трудно. Во-первых, несмотря на грозные заявления власти о том, что дело будет расследовано объективно, никто не торопится разобраться в действиях даже тех правоохранителей, которые выпустили Присяжнюка и Погосяна.

На запрос Корреспондента по поводу того, будет ли проведена оценка действий милиции в данном эпизоде, пресс-служба МВД не ответила.

Прокуратура, надзирающая за милицией, тоже выжидает. Сергей Лукащук, прокурор Центрального района Николаева, рассказал, что по состоянию на 10 марта, когда взяли всех трех подозреваемых, вина Присяжнюка и Погосяна не была доказана. И следователи, мол, не увидели причин для их дальнейшего задержания. А вот к 13 марта доказательства собрали, и обоих молодых людей вновь арестовали. То есть нарушений в действиях следователей нет.

Несмотря на грозные заявления власти о том, что дело будет расследовано объективно, никто не торопится разобраться в действиях даже тех правоохранителей, которые выпустили Присяжнюка и Погосяна

“Если будут установлены нарушения норм законодательства, тогда прокуратура будет соответственно реагировать”, - уверен Лукащук.

Но неожиданное освобождение подозреваемых еще не все, в чем общественные активисты обвиняют милицию. Николаевцев возмутило также, что показания у пострадавшей милиция взяла только на третий день после того, как стало известно о преступлении.

Александр Савченко, замначальника следственного управления МВД в Николаевской области, заявил по этому поводу Корреспонденту, что решение о времени допроса Макар следователь принял после того, как определил, что состояние здоровья потерпевшей не препятствует ей в даче показаний, а следователю - в проведении этого действия. Хотя, по словам Татьяны Суровицкой, матери Макар, все первые дни ее дочь находилась в сознании.

Но состояние Макар было очень тяжелым, и до момента общения со следствием она могла не дожить. А значит, у милиции была бы лишь одна версия произошедшего - изложенная задержанными, объясняет Плишко.

Подобная пассивность в отношении “своих” дает повод организаторам протестов сомневаться в итогах всего следствия по делу Макар. Поэтому ради контроля они разбили под зданием местной прокуратуры палаточный городок, который простоит там до вынесения судом приговора.

Голос улицы

Николаевский случай интересен тем, что в нем сплелись две проблемы, более всего раздражающие украинское общество, - безнаказанность детей элиты и явное попрание законов со стороны правоохранителей. Украинский опыт говорит, что отечественная Фемида зачастую закрывает глаза на правонарушения, совершаемые этими двумя категориями граждан. И если дело все же доходит до суда, то наказание, адекватное поступку, не следует. Даже если к процессу приковано внимание прессы и общества.

Среди последних примеров - история с Романом Ландиком, депутатом Луганского горсовета и сыном нардепа от ПР. За избиение посетительницы кафе Ландик, попытавшийся скрыться в России, получил лишь три года с отсрочкой. Так же легко отделался и Виталий Файнгольд, сын депутата Симферопольского горсовета от ПР, который на своем Bentley разогнался до 171 км /ч и сбил 25-летнюю байкершу Анну Мишуткину. Суд приговорил Файнгольда-младшего к двум годам условно.

Николаевский случай интересен тем, что в нем сплелись две проблемы, более всего раздражающие украинское общество, - безнаказанность детей элиты и явное попрание законов со стороны правоохранителей

Нечто похожее происходит и с преступниками-милиционерами. Уже второй год длится эпопея с расследованием дела о смерти в одном из киевских райотделов милиции студента Игоря Индило. Несмотря на регулярные акции протеста и публикации в СМИ суд амнистировал одного из работников МВД, подозреваемого правозащитниками в применении пыток к студенту, в результате которых тот и умер. А второго фигуранта дела - еще одного сотрудника милиции - хоть и приговорили к пяти годам тюрьмы, но дали отсрочку.

За последние пару лет произошло еще несколько случаев, в которых работники МВД вышли сухими из воды в ситуациях, когда с рядовыми гражданами поступили бы по всей строгости закона.

На фоне этих историй случай с Макар стал очередным звеном в цепи правонарушений, совершаемых представителями власти. Социолог Ирина Бекешкина, руководитель фонда Демократические инициативы, уверена: николаевские события еще раз продемонстрировали, что специализированные органы, которые должны наводить порядок в обществе, теряют всякое уважение и доверие к себе. В таких случаях и начинает действовать гражданское общество - создаются общественные структуры, призванные бороться против беззакония в органах правопорядка.

Люди увидели алгоритм, увидели способ, как можно влиять на власть. Как можно добиваться того, чего они годами не добивались. И будут его использовать

В Николаеве количество стало переходить в качество. Быстрый, хоть и не окончательный успех - мгновенное задержание подозреваемых, грандиозный отклик в СМИ, реакция со стороны высших чиновников, - да и сама чудовищность преступления дали активистам уверенность в собственных силах.

“Люди увидели алгоритм, увидели способ, как можно влиять на власть. Как можно добиваться того, чего они годами не добивались. И будут его использовать”, - уверен Онофрийчук.

В такой ситуации власть, по мнению Бекешкиной, срочно должна пересмотреть громкие дела, в которых фигурируют работники милиции, прокуратуры, судов или дети элиты. Если этого не сделать, доверие к правоохранителям упадет до критического уровня. И тогда следить за соблюдением законности станет улица, что может привести власть к тяжелым последствиям.

Закон улицы

Только за последние два года рядовые украинцы несколько раз обращались к последнему средству - массовым акциям, - чтобы призвать правоохранителей соблюдать закон

4 сентября 2011

34-летний Виталий Запорожец, житель села Семиполки, что на Киевщине, застрелил из ружья начальника Калятинского поселкового отдела милиции майора Николая Симоненко. По версии следствия, Симоненко был убит после того, как сделал замечание пьяной компании в баре. Но по словам очевидцев, майор сам был пьян, угрожал Запорожцу и спровоцировал драку. Односельчане встали на защиту Запорожца, утверждая, что убитый милиционер держал в страхе весь район, занимался вымогательством, крышеванием и регулярно устраивал пьяные рейды. Жители Семиполков собрали для Запорожца деньги на адвоката и с момента задержания обвиняемого устраивают пикеты с требованием оправдать односельчанина. Сейчас цель адвокатов - заменить для Запорожца статью с “умышленного убийства” на “убийство в состоянии аффекта”. По их словам, следствие до сих пор не допросило ключевых свидетелей по делу, а в материалах расследования отсутствуют образцы крови убитого, доказывающие, что Симоненко был пьян. Рассмотрение дела продолжается.

18 мая 2010

В ночь с 17 на 18 мая в Шевченковском райотделе милиции Киева умер 20-летний студент Игорь Индило. Судмедэкспертиза установила, что смерть наступила от закрытой черепно-мозговой травмы и кровоизлияния в мозг. По версии милиции, Индило был пьян и, падая назад, ударился головой. Правозащитники утверждают, что причиной смерти стали действия правоохранителей. На скамье подсудимых оказались сотрудники отделения Сергей Коваленко и Сергей Приходько, которых обвинили в превышении власти и служебной халатности. Но в декабре 2011 года суд амнистировал Коваленко ввиду наличия у него малолетнего сына, а Приходько хоть и приговорил к пяти годам тюрьмы, но дал два года отсрочки.

Менее чем через две недели после инцидента в десяти городах Украины прошли митинги, участники которых требовали наказать виновных в смерти студента. С тех пор акции с требованиями справедливого расследования дел проходят регулярно. Последняя из них состоялась в январе 2012 года одновременно в Киеве, Житомире и Симферополе. Собравшиеся протестовали против безнаказанности милиционеров и пообещали усилить активность, добиваясь пересмотра дела.

17 марта 2012

В Запорожье 51-летний бизнесмен, возвращавшийся домой на своем автомобиле, на тесной улице вступил в словесную перепалку с двумя молодыми людьми, якобы мешавшими ему проехать. После этого предприниматель открыл стрельбу. В результате один из его оппонентов скончался на месте, второй умер в больнице. Жители города вышли на улицы с требованием наказать бизнесмена, чье имя до сих пор не разглашается, утверждая, что милиция пытается замять расследование, так как один из сыновей стрелявшего работает в прокуратуре.

После акции правоохранители вынуждены были заявить, что следствие ведется объективно, а работавший в прокуратуре сын стрелявшего уже написал заявление об увольнении.

23 февраля 2012

32-летний автослесарь Владимир Олексюк исчез из палаты больницы в Боярке, где лечил язву. Как только о его исчезновении стало известно, к медпункту стали сходиться родственники и друзья пропавшего, требуя от сотрудников больницы немедленных объяснений. Те их дать не смогли, после чего люди обратились в милицию. Но и там они ответа не получили. Необъяснимая пассивность правоохранителей в деле поиска Олексюка привела к тому, что 3 марта около 300 пикетчиков собрались у стен МВД Украины в Киеве, требуя принять все необходимые меры для его обнаружения. Пока в министерстве рассматривают возможность передачи следствия по делу начальнику Главного следственного управления МВД.

20 октября 2010

Сын прокурора Октябрьского района Днепропетровска Дмитрий Рудь на своем джипе Toyota Prado сбил трех женщин на пешеходном переходе и скрылся с места аварии. Две женщины скончались сразу, еще одна пострадавшая умерла в больнице. Рудя задержали и возбудили уголовное дело за нарушение правил управления транспортным средством, повлекшее травмирование или смерть одного или нескольких лиц. Летом 2011-го его отпустили под подписку о невыезде, а по делу были назначены продолжительные экспертизы. Опасаясь, что преступник сможет уйти от ответственности, с сентября активисты стали проводить регулярные акции и пикеты. В декабре Рудя приговорили к пяти годам тюрьмы, после чего прокуратура потребовала более сурового приговора. Заседания апелляционного суда по делу продолжаются, однако из-за болезни осужденного постоянно переносятся. Следующее заседание назначено на 3 апреля. 

***

Этот материал опубликован в №11 журнала Корреспондент от 23 марта 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Дело Оксаны Макар
ТЕГИ: МВДжурнал КорреспондентНиколаевмилициямажорыОксана Макар
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях