ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Из жизни перемещенных лиц. Как с территории бывшего Третьего рейха жителей СССР возвращали на родину - архив

18 июля 2012, 08:52
0
82
Корреспондент: Из жизни перемещенных лиц. Как с территории бывшего Третьего рейха жителей СССР возвращали на родину - архив
Фото: ЦГКФФА Украины им. Г. С. Пшеничного
Раздача еды бывшим военным дивизии СС Галичина в итальянском DP-лагере

После окончания Второй мировой войны несколько миллионов украинцев, оказавшихся на территории бывшего Третьего рейха, союзники по антигитлеровской коалиции согнали в спецлагеря. Большинство их обитателей добровольно или по принуждению вернулись в СССР, где многих ждали репрессии. Лишь небольшая часть “лагерников” осталась на Западе, - пишет Владимир Гинда в рубрике Архив в № 27 журнала Корреспондент от 13 июля 2012 года.

Эра перемещенных лиц - так называют историки 1940-е годы. И неслучайно - Вторая мировая война дала толчок масштабной миграции, центром которой стали земли Третьего рейха. В конце самого крупного вооруженного конфликта современности в Западной Европе насчитывалось от 6 млн до 10 млн человек, которые покинули свой дом. Это были беженцы, пленные и угнанные на принудительные работы рабочие и крестьяне. Среди огромной людской массы одной из самых крупных этнических групп стали украинцы - примерно 2,4 млн жителей Украины в тот момент оказались вдали от исторической родины.

Основную их часть, около 60 %, по подсчетам исследователя украинской эмиграции Константина Кейданского, составляли остарбайтеры, вывезенные немцами на принудительные работы. Другой категорией перемещенных лиц стали представители национальной интеллигенции и политические деятели, которые покинули Украину, чтобы избежать преследований со стороны советской власти, а также члены украинского националистического движения и другие политузники, которых Третий рейх отправил в концлагеря, а наступающие войска антигитлеровской коалиции освободили.

Основную их часть, около 60 %, по подсчетам исследователя украинской эмиграции Константина Кейданского, составляли остарбайтеры, вывезенные немцами на принудительные работы

После окончания войны все вынужденные мигранты оказались в специально обустроенных союзниками СССР на территории Германии и Австрии лагерях для лиц, к которым применяли английский термин Displaced persons, или DP. Соответственно и места их временного пристанища называли DP-лагерями.

Лагерники - выходцы из СССР, в том числе и украинцы, далеко не всегда горели желанием вернуться в Страну Советов. Но хозяевами своей судьбы они не были: обитателей DP-лагерей проверяли, учитывая мнение советской стороны, и зачастую отдавали в руки представителей Москвы.

Перемещенных лиц было много, и проверки затянулись на пару лет. Эти годы более 2 млн украинцев провели в тесных бараках DP-лагерей. Над частью тех, кто не хотел возвращаться в Союз, довлел страх быть выданным советской стороне. Как показала история, многие из тех, кто в войну оказался в Германии, по возвращении на родину имели большие шансы попасть в лагерь или даже быть расстрелянными. “Люди волновались при малейшем намеке на проверку. Лишиться такого статуса [перемещенного лица] означало лишиться и того маленького права на жизнь, полученного благодаря сильным мира сего”, - писал в своих воспоминаниях Планета ДеПе Улас Самчук, украинский публицист и националист, прошедший через подобный лагерь. Ему повезло - в конце концов, он оказался на канадской земле.

Совместными усилиями Кремля и союзников за пару лет из бывшего Третьего рейха на родину вернулись или были вывезены 5 млн жителей СССР которых более 2 млн составили украинцы. На Западе остались около 250 тыс. соплеменников: половина в дальнейшем уехали в США и Канаду, а остальные рассеялись по миру - кто-то осел в Западной Европе, а то удалось добраться до Австралии или Южной Америки.

Большая фильтрация

Жизнью перемещенных лиц на территории разгромленного Третьего рейха распоряжалась созданная странами - участницами антигитлеровской коалиции Администрация помощи и восстановления Объединенных Наций - ЮНРРА (United Nations Relief and Rehabilitation Administration). Эта структура появилась на свет 9 ноября 1943 года в Вашингтоне. Цель - разнообразная помощь перемещенным персонам и возвращение их на родину. Но фактически всем заправляли оккупационные администрации союзников. В тот момент Германия была разделена на четыре зоны: восточная часть страны стала советской, а запад разделили между собой американцы, британцы и французы. DP-лагерей было много: лишь на территории Германии и Австрии их насчитывалось более 80, в каждом обитали десятки тысяч человек.

Жизнь этих переселенцев была несладкой. На огромных территориях, окруженных забором из проволоки, люди жили в бараках под присмотром лагерной администрации. Было очень тесно - в одной небольшой комнате могли поселить пару семей или до десяти одиноких людей. Из мебели не было ничего, лишь кровати. Кормили плохо.

На огромных территориях, окруженных забором из проволоки, люди жили в бараках под присмотром лагерной администрации

Уже со временем, когда “лагерники” обживались, они начинали выменивать у местного населения - немцев или австрийцев - кофе, хлеб и сигареты, выдаваемые администрацией, на различные продукты. По воспоминаниям Самчука, он, мужчина, получал на неделю две пачки сигарет. Как человек некурящий, публицист обменивал их все на продукты, которых хватало до получения следующей сигаретной “пайки”.

Главным занятием обитателей DP-лагерей стало ожидание. Люди гадали, уедут ли они на родину или, если подобного желания нет, смогут ли остаться на Западе.

Советская сторона усиленно обрабатывала “своих”, оказавшихся в зоне оккупации западных союзников, то есть в западных DP-лагерях, желая вернуть их всех, невзирая на статус, прошлое и отношение к идеям коммунизма. Уже с октября 1944 года в СССР заработала специальная репатриационная комиссия, которая должна была выполнить эту задачу.

Спецуполномоченные вместе с сотрудниками Главного управления НКВД прибыли в Германию, где концентрировалось наибольшее число DP-лагерей, чтобы тщательно просеять их временное население.

Советская сторона усиленно обрабатывала “своих”, оказавшихся в зоне оккупации западных союзников, то есть в западных DP-лагерях, желая вернуть их всех, невзирая на статус, прошлое и отношение к идеям коммунизма.

На переселенцев действовали комплексно. Их не только лично обрабатывали в ходе встреч, но и демонстрировали в лагерях пропагандистские фильмы. Снятое по заказу властей кино было полно радостных лиц бывших беженцев, которых родина встретила распахнутыми объятиями, предоставив жилье и работу. Названия у этих лент были соответствующими - Сыны, возвращайтесь на Родину или Знову в рідній сім’ї. Массовыми тиражами издавались и брошюры со схожими названиями и аналогичным содержанием.

Кроме того, оккупационные власти подогревали негативное отношение к жителям DP-лагерей со стороны местного населения. Рядовые немцы после разгрома Третьего рейха жили в удручающих условиях - союзники, по данным Владимира Маруняка, исследователя украинский эмиграции, давали на каждого “фашиста” не более 1-1,5 тыс. калорий еды в неделю. В лагерях же, как услужливо сообщали местные газеты, издаваемые при поддержке антигитлеровской коалиции, на человека выделялось 2-2,5 тыс. калорий. В итоге немецкое население убеждали, что среди перемещенных лиц множество военных преступников и помогать им или торговать с ними не стоит.

Зов родины

На самом же деле родина встречала бывших обитателей DP-лагерей крайне жестоко. Априори значительную часть подозреваемых в пособничестве немцам и сотрудничестве с представителями капиталистического Запада отправляли в лагеря в Сибирь или расстреливали. Все они, даже те, кто оказывался на свободе, перед тем как получить окончательный приговор родины - помиловать или осудить, - проходили через промежуточный ад спецприемников.

Речь идет о спецлагерях, упомянутых в докладной НКВД СССР за май 1945 года. Этот документ гласит, что специально для репатриированных из Западной Европы граждан СССР в Беларуси и Украине создано 100 спецзон, рассчитанных на 10 тыс. человек каждая. Здесь людей, решивших вернуться, тщательно проверяли сотрудники органов внутренних дел.

Априори значительную часть подозреваемых в пособничестве немцам и сотрудничестве с представителями капиталистического Запада отправляли в лагеря в Сибирь или расстреливали.

Условия были в разы хуже, чем в DP-лагерях - без мебели, еды в обрез, антисанитария. Вот что по этому поводу писал в своей телеграмме в Киев 24 мая 1947 года комендант сборно-пересыльного пункта для репатриированных в украинском Ковеле некий майор Ильин: “Прибывших репатриантов из Франции на станцию Ковель уже три дня никуда не отправляем, нет вагонов. Люди скандалят. Для их содержания нет никаких условий”.

Постепенно, когда основная часть тех, кто хотел добровольно вернуться, уехали, а оставшиеся стали получать неприятные вести о том, как встречает родина, поток желающих стать гражданами СССР заметно оскудел. Речь шла о тех людях, кто оказался в западной зоне оккупации и хотел бы остаться в капиталистических странах.

Однако церемониться с ними никто не собирался. ЮНРРА активно помогала членам советских репатриационных комиссий. “Людей ловили у дороги, в частных домах, в лагерях, сажали за колючую проволоку и американскими военными грузовиками, как товар, отправляли назад. Это означало - Сибирь, каторга, рабство. Призрак “родины” преследовал постоянно, чувство страха было постоянным”, - писал Самчук.

В 1946-1947 годах в американской зоне оккупации в лагерях проводили “скрининги”, то есть проверки с целью лишения помощи коллаборационистов - тех людей, кто сотрудничал с немцами. Эти акции часто основывались на данных, полученных от советских или польских органов. “Шла так называемая “чистка коллаборационистов”, ведомая рукой советов, - вспоминал Самчук. - Не смогли они достать нас руками собственными, поэтому стремились сделать это руками американцев. Люди волновались при малейшем намеке на такую проверку”.

Американцы фильтровали лагеря внезапно. Как правило, ночью на территорию входили военные, закрывали ворота и обыскивали обитателей поблочно.

Людей ловили у дороги, в частных домах, в лагерях, сажали за колючую проволоку и американскими военными грузовиками, как товар, отправляли назад. Это означало - Сибирь, каторга,рабство. Призрак “родины” преследовал постоянно, чувство страха было постоянным

Некоторые украинцы стали сопротивляться. Например, в одном из британских лагерей четыре десятка выходцев из Украины, узнав, что их собираются репатриировать в СССР, забаррикадировались в бараке и стали требовать защиты британской власти.

В марте 1945 года, еще до того, как закончилась война, в лагере Пеггец, расположенном неподалеку от австрийского городка Линц, британцам и вовсе пришлось использовать оружие.

В Пеггеце находилось 40 тыс. украинцев с женщинами и детьми. Большинство мужчин воевали против Красной армии или югославских партизан и сдались британским властям в надежде, что их не передадут СССР. Но англичане решили отправить их в Союз. Украинцы взбунтовались, в результате чего против них применили оружие. Нескольких лагерников убили, другие покончили жизнь самоубийством. Усмиренное “население” погнали в советскую зону оккупации, но и здесь не все покорились - женщины с детьми прыгали с моста, по которому их гнали, в реку. Теми же, кто дошел до конца, занялись советские спецслужбы, без лишних проволочек расстрелявшие большинство репатриантов.

Получая все больше информации о том, как в СССР обходятся с перемещенными соотечественниками, западные союзники Москвы стали неохотно выдавать вынужденных мигрантов Союзу.

На тот момент на восток Европы уехали или были увезены более 2 млн украинцев. Тем же, кто остался, - а это примерно 250 тыс. человек, - повезло. Большинство из них сумели доказать, что военных преступлений они не совершали и возвращаться в Украину им нельзя. Перед ними открылись ворота в западный мир.

Этому способствовало то, что в 1947 году полномочия УННРА закончились. Затем в Старом Свете стала работать Международная организация по делам беженцев, просуществовавшая до 1952 года. Она уже не помогала Москве вернуть “заблудших овец”, а переселяла перемещенных лиц и беженцев в страны, которые готовы были их принять. Эта структура стала фактически дипломатическим представительством, которое занималось юридической и политической охраной перемещенных лиц. В работе ей помогали украинские организации из разных государств Запада.

***

Этот материал опубликован в №27 журнала Корреспондент от 13 июля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентСССРВторая мировая войналагерьостарбайтерыАрхив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях