ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Голландское счастье. Как УПА помогла голландским офицерам сбежать из немецкого плена - архив

23 августа 2012, 09:26
0
475
Корреспондент: Голландское счастье. Как УПА помогла голландским офицерам сбежать из немецкого плена - архив
Фото: Корреспондент №32
Фото сделано в момент, когда голландцев уже сопровождали воины УПА

В далеком 1944-м только благодаря помощи жителей украинских Карпат десять голландцев, бежавших из немецкого плена, выжили и добрались до своей родины, - пишет Наталия Околита в рубрике Архив в № 32 журнала Корреспондент от 17 августа 2012 года

На войне есть место не только подвигу, но и историям удивительного спасения. Одна из таких историй произошла в заснеженных Карпатах в январе 1944 года.

Из немецкого плена бежали три небольшие группы голландских офицеров, содержавшихся в лагере в Станиславе - так до 1962 года назывался Ивано-Франковск. Десять из них ушли от погони и 17 дней пробирались через украинские горы в Венгрию. От голодной и холодной смерти их спасло местное население, а позже - представители УПА, которые и довели беглецов до границы.

От голодной и холодной смерти их спасло местное население, а позже - представители УПА, которые и довели беглецов до границы.

Лишь в 1945 году голландцы попали на родину. Но Украину они помнили и через десятки лет после окончания войны. В 1989-м шестеро из десяти доживших до того момента беглых офицеров, беседуя с представителями Украинско-канадского исследовательско-документального центра (УКИДЦ) в рамках проекта Живые истории Второй мировой войны, подробно рассказали историю своего спасения.

Еще один экс-беглец, генерал-лейтенант Эдвард ван Хотегем, опубликовал в 1974 году свои воспоминания Моя встреча с Украинской повстанческой армией. “На протяжении тех 17 дней [карпатского похода голландцев] в южной Галичине мы обогатились необычайным опытом для нашего дальнейшего побега”, - писал генерал.

Украинские морозы

В Прикарпатье голландские военные оказалась не по своей воле. Они попали в плен к гитлеровцам еще в мае 1940-го, во время захвата Третьим рейхом Нидерландов. Офицеров армии покоренной оранжевой республики немцы отправили в разные лагеря. После оккупации украинских земель один из таких лагерей, Сталаг-371, появился и в Станиславе. Туда в период с середины 1942-го по начало 1944 года переправили около 2,4 тыс. офицеров из Нидерландов.

В январе предпоследнего года войны голландцы узнали: из-за того что фронт стремительно приближается к Станиславу, немцы хотят вывезти их вглубь своей территории. Тогда группа узников Сталага решила бежать. Примерно 142 офицерам удалось вырваться из лагеря, но большинство наслаждались свободой недолго. Кого-то немцы убили, кого-то задержали, перевезли в концлагерь Маутхаузен на территории Австрии и там уморили. Еще часть голландцев захватили советские войска, и они “переселились” в лагеря на территории СССР, где также сгинули. Лишь трем небольшим группам повезло больше.

В январе предпоследнего года войны голландцы узнали: из-за того что фронт стремительно приближается к Станиславу, немцы хотят вывезти их вглубь своей территории. Тогда группа узников Сталага решила бежать.

Первая группа, состоявшая из семерых офицеров, в момент эвакуации Сталага спряталась в одном из помещений лагеря - в проверочном пункте, где до войны размещался театр. Беглецы укрылись под сценой и там, плотно прижавшись друг к другу, провели два дня, а затем выбрались наружу и отправились за город. В пути группа распалась, и до сел у горного массива Горганы, в район Черного леса, добрались лишь два человека - Юп Сингор и Сип ван дер Пол.

Вторая группа состояла из шести офицеров, решивших бежать из товарного вагона для перевозки скота, в котором немцы везли их в Германию. Отъехав от Станислава, пленники, обманув охрану, стали на ходу прыгать с поезда.

“С этого момента я припоминаю только холодный украинский воздух, ударивший в мою меховую шапку, а также поезд, который мчался с огромной скоростью. Когда поезд сбавил скорость, я выпрыгнул из него”, - писал в своих воспоминаниях ван Хотегем.

Немцы быстро заметили убегающих пленников, поезд остановился, и охрана принялась искать голландцев. И все же четверым из них, в том числе и ван Хотегему, удалось уйти. В конце концов они тоже оказались к западу от Станислава, в лесах, где блуждали Сингор и ван дер Пол.

С этого момента я припоминаю только холодный украинский воздух, ударивший в мою меховую шапку, а также поезд, который мчался с огромной скоростью. Когда поезд сбавил скорость, я выпрыгнул из него

Самой успешной оказалась попытка третьей группы - четверых голландцев, также бежавших с поезда. Один из ее членов, офицер Биль де Ру, вырезал дыру в деревянном полу вагона, и в районе города Галича, к северу от Станислава, узники благополучно выскользнули и скрылись. Как и участники первых двух групп, они отправились на юг, в леса Прикарпатья.

Такая нацеленность всех голландцев - двигаться в южном направлении - объяснялась тем, что пленники надеялись попасть в Венгрию. Эта страна была союзницей Третьего рейха, но не объявляла войну Голландии. Воспользовавшись этим, беглецы рассчитывали получить в землях мадьяр статус интернированных лиц, то есть военных, просто задержанных нейтральной стороной.

Но дорога к свободе лежала через заснеженные зимние Карпаты, а к подобному путешествию легко одетые и голодные люди готовы не были.

Картошка со сметаной

Территория, на которой оказались голландцы, - леса и горы Прикарпатья - представляла собой зону, практически свободную от гитлеровских войск. Ван Хотегем пишет в воспоминаниях, что соотношение сил здесь было в пользу УПА. “Последним немцем, которому я смотрел в глаза в Галичине, был тот, который закрывал за мной грузовой вагон”, - пишет генерал.

Три группки голландцев шли через леса и украинские села. На пути им попадались лишь обычные крестьяне, которые, не боясь немцев, помогали беглецам.

Так, группа, в которой был генерал Барон Бентинк - один из тех, кто бежал через дыру в полу вагона, - в первое украинское село вошла на рассвете, в сильный мороз.

Территория, на которой оказались голландцы, - леса и горы Прикарпатья - представляла собой зону, практически свободную от гитлеровских войск. Ван Хотегем пишет в воспоминаниях, что соотношение сил здесь было в пользу УПА

“В первом доме, в котором мы попросили воды, селянин помог мне сбросить сапоги и начал растирать мои холодные и влажные ноги, - вспоминал Бентинк. - Он заверил нас, что все в порядке и нам не о чем волноваться”.

Беглых пленников украинцы не только отогревали, но и кормили. Лин Краненбург, спутник Бентинка, вспоминал, как они постучались в двери одной из хат, сказав “зымно” в надежде, что ее обитатели поймут: им холодно. “Нас пригласили войти, а там был запах молока и чистых полотенец, а еще было тепло, - рассказал спустя много лет голландец. - Там было много детей, и мама, конечно, была занята. Они угостили нас картошкой со сметаной, но подали ее так много, что было невозможно все доесть”. Голландцы несколько дней при помощи местных жителей отдельными группами двигались на юг, и вскоре у них появились попутчики.

Помощь УПА

Как оказалось, все время, пока они шли по селам, беглецы находились под наблюдением украинских повстанцев. Голландцев проверяли. На первом этапе этим занимались крестьяне, в массе своей активно сотрудничавшие с УПА. От них повстанцы получили первые сведения о странных людях, бредущих через горы. Дальше командование Повстанческой армии стало подсылать в хаты, где останавливались иностранцы, под видом селян своих людей, чтобы те в непринужденных беседах вызнали у беглецов их прошлое.

Убедившись, что они имеют дело с настоящими голландскими офицерами, представители УПА в одну из ночей собрали их всех из разных сел в тайном месте посреди Карпат. Там экс-пленники встретились с одним из командиров УПА.

Как оказалось, все время, пока они шли по селам, беглецы находились под наблюдением украинских повстанцев. Голландцев проверяли. На первом этапе этим занимались крестьяне, в массе своей активно сотрудничавшие с УПА

“На нем были тяжелая кожаная куртка, тяжелые кожаные сапоги и целый арсенал оружия, - вспоминал ван Хотегем. - Командир округа [одного из территориальных подразделений УПА] был настоящим сыном своего народа. Как и у большинства его земляков, его лицо излучало добродушие. Но никогда не следует недооценивать этих ребят, если бы они имели что-либо против вас”.

Голландцы за беседой выпили с командиром две бутылки водки, а когда после паузы на столе появилась еще одна, беглые пленники поняли, что теперь их признали.

Затем воины УПА разработали для иностранцев удобный маршрут в направлении венгерской границы в обход немецких опорных пунктов. Обсудив детали, офицеров перевели в сельский дом, чтобы они выспались. Следующие несколько дней их готовили к дальней дороге через горы - выдали запас воды и еды, теплую одежду, гранаты и прочее оружие. А после отправили в путь.

Более недели десять военных из Нидерландов путешествовали по горам в сопровождении пары проводников-повстанцев, прежде чем вышли к границе и оказались на территории Венгрии. Здесь УПА их оставила, и голландцы пошли дальше сами.

Их путь был долгим, но удачливым, и в 1945 году. Все десять бывших узников лагеря в Станиславе оказались на родине. Спустя долгие годы, рассуждая на тему того, зачем УПА помогла беглым офицерам, голландцы выдвинули две версии.

Как и у большинства его земляков, его лицо излучало добродушие. Но никогда не следует недооценивать этих ребят, если бы они имели что-либо против вас

Первую высказал Бентинк: мол, повстанцы хотели получить от нидерландских военных профессиональную помощь в борьбе против немцев и надвигающихся советских войск. По крайней мере один из командиров УПА, рассказав Бентинку историю украинского освободительного движения, предложил голландцу присоединиться к ним.

Второе предположение о целях повстанцев принадлежит ван Хотегему, который считал, что украинские националисты пытались создать сеть сторонников своих идей на Западе. “Они сражались с каждым, кто был врагом независимой Украины, - писал генерал. - В то же время они были убеждены, что после войны Украина может воспользоваться симпатией людей, с которыми они поддерживали хорошие отношения”.

Чем бы ни руководствовалась УПА, у Украины оказалось как минимум десять искренних друзей в Голландии. 

***

Этот материал опубликован в №32 журнала Корреспондент от 17 августа 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентГолландияОУН-УПАВторая мировая войнаАрхив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях