ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Чужие здесь не ходят. Жесткая политика Украины касательно беженцев вредит отношениям с ЕС

16 октября 2013, 09:48
1
1008
Корреспондент: Чужие здесь не ходят. Жесткая политика Украины касательно беженцев вредит отношениям с ЕС
Фото: Дмитрий Никоноров/Корреспондент
Хешама Абухменда, живущего в Украине более 14 лет, официальные власти страны

Тысячи иностранцев ежегодно просят убежища в Украине, но получают его лишь единицы. Жесткая политика страны касательно беженцев вредит ее отношениям с ЕС, которому нужен барьер, сдерживающий поток мигрантов с востока, - пишет Ксения Карпенко в № 40 журнала Корреспондент от 11 октября 2013 года.

Сквозь приоткрытую железную дверь автомобильного гаража, расположенного на пр. Воссоединения в Киеве, среди серых стен с обвалившейся штукатуркой видна кровать с ватным матрасом и деревянный столик, а вокруг него - пакеты с едой.

Это убежище 27-летнего иранца Эхсана Гасеми, живущего на нелегальном положении в Украине уже не первый год. Его история типична: окончил здесь инженерный вуз, женился на украинке, обвенчавшись с ней по православному обряду. Однако получить вид на жительство не может - для этого необходим ряд документов с родины, а иранца там разыскивает полиция шариата.

Ежегодно к границам Евросоюза устремляются около 50 тыс. незаконных мигрантов.

“Я живу не по-мусульмански, женился по христианским обычаям, - рассказывает Гасеми, - поэтому поехать туда не могу, и в Украине остаться не дают”.

Государственная миграционная служба Украины (ГМСУ) в статусе беженца ему отказала. Жена Гасеми с сыном живет у своих родителей, которые не слишком жалуют пришлого нелегала, и иранец вынужден вести существование полубомжа, кое-как поддерживая себя и семью заработками сварщика в одной из частных строительных фирм.

В его положении оказываются ежегодно около 2,5 тыс. иммигрантов, которые по тем или иным причинам не хотят или не могут вернуться в свои страны и просят убежища в Украине. Хотя вожделенный статус получают лишь 5-8% из них. В более толерантном Евросоюзе, по данным ООН, эта доля достигает 28%.

ГМСУ применяет жесткую регулятивную политику в интересах как Украины, так и ЕС, утверждает Наталья Науменко, директор департамента беженцев и иностранцев этого ведомства, - стремится ограничить передвижение беженцев через территорию страны на Запад. Ежегодно к границам Евросоюза устремляются около 50 тыс. незаконных мигрантов.

Они не настроены открывать еще один “проходной двор” к себе домой, если не будет возможности закрепить потенциальных беженцев в этом “коридоре” - в Украине

Но из них лишь 10-15% остаются в Украине, подсчитал Максим Буткевич, координатор проекта помощи беженцам Без границ. В целом, по данным ГМСУ, в стране проживают 30 тыс. нелегалов.

По мнению Олдриха Андрисека, регионального представителя Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, проблема легализации беженцев мешает Украине подписать Соглашение об ассоциации с ЕС и упростить визовый режим с Европой.

Европейцы преследуют вполне понятные прагматичные цели, уверен политолог Петр Олещук. “Они не настроены открывать еще один “проходной двор” к себе домой, если не будет возможности закрепить потенциальных беженцев в этом “коридоре” - в Украине”, - резюмирует эксперт.

Лишние люди

В многолюдной и разношерстной толпе, бредущей по Крещатику, Корреспондент не сразу замечает одетого в добротный строгий костюм 30-летнего Аднана Ахмеда. Бывший житель Пакистана выглядит как респектабельный гость столицы, однако поражает своим отличным русским, почти без акцента.

“Я уже три года живу в Украине”, - объясняет Ахмед. По его мнению, этого достаточно, чтобы освоить язык, причем настолько, чтобы устроиться преподавателем английского в киевскую частную школу.

Жизнь пакистанца в Украине можно было бы считать вполне удавшейся, если бы не отсутствие официальных оснований для его проживания здесь. Несколько лет назад, будучи приверженцем запрещенного в Пакистане мусульманского движения ахмадитов, он бежал из страны. В родных пенатах участников этого религиозного направления могут избить на улице, их не защищает полиция, и они не могут открыть свой бизнес, говорит Ахмед.

Избежать задержания и дальнейшей депортации можно за 200-400 грн.

Однако ГМСУ не посчитала эти обстоятельства угрозой для жизни иностранца, отказав ему в статусе беженца. Хотя по закону преследования по религиозной, расовой и гражданской принадлежности или из-за политических взглядов являются достаточным основанием для его предоставления.

Поэтому Ахмед не теряет надежды оспорить решение ГМСУ. По словам Владимира Мельничука, судьи Киевского апелляционного суда, большинство вердиктов этой инстанции по таким делам выносятся в пользу просителей убежища.

“Если он долго проживает в Украине или у него семья и дети, а на родине ему угрожает опасность”, - перечисляет Мельничук обстоятельства, смягчающие судебное решение.

Правда, эксперт добавляет: даже если дела возвращены судом в миграционную службу на новое рассмотрение, просители статуса зачастую снова получают отказ.

По кругам бюрократического ада уже вдоволь намотался 43-летний палестинец Хешам Абухменд, и его последняя надежда - лишь на Европейский суд по правам человека, куда он в конце концов обратился.

Некогда окончив Киевский политехнический институт по специальности медицинская электроника и вернувшись на родину, Абухменд спустя годы снова приехал в Украину. А точнее, бежал, как он утверждает, от преследования радикальной исламистской партии ХАМАС как член политического движения Фатх, выступающего за мирное урегулирование конфликта между Палестиной и Израилем.

Как правило, претенденты на статус беженца - в основном бывшие жители Афганистана, Сомали, Сирии, Пакистана, Ирана и Азербайджана - жалуются на то, что пострадали от военных действий или притеснений со стороны радикальных исламистов

Украину Абухменд выбрал для бегства неслучайно - здесь остались студенческие связи, и к тому же палестинцу предложили работу.

“Трудился переводчиком с арабского в торговой компании и в ливийском консульстве в Киеве, - рассказывает Абухменд. - За это время я два раза женился и развелся. Украина - мой второй дом, который, к сожалению, не хочет принимать меня”.

Как правило, претенденты на статус беженца - в основном бывшие жители Афганистана, Сомали, Сирии, Пакистана, Ирана и Азербайджана - жалуются на то, что пострадали от военных действий или притеснений со стороны радикальных исламистов.

Слова иностранцев об их ущемлении на родине украинские чиновники обязаны подтвердить фактами, которые добываются ими, как правило, из открытых источников - в основном из интернета, поясняет Науменко. Рассказы мнимых беженцев, по ее словам, зачастую оказываются далекими от действительности.

“Недавно к нам обратился житель одной из арабских стран, жалуясь, что на родине его преследуют, - приводит пример сотрудница ГМСУ. - На самом деле он владел магазином женской интимной одежды, и из-за этого просто произошел конфликт с соседями. Понятно, что мы ему отказали”.

Эксперты считают, что жесткий отсев беженцев не спасает страну от их наплыва, а лишь питает коррупцию.

“Один из сотрудников миграционной службы мне сказал: “Ты хороший парень, знаешь русский язык. Давай $ 5 тыс., и твое дело решится успешно”, - рассказывает один из просителей убежища из арабской страны, не пожелавший назвать свои имя и фамилию.

Жесткий отсев беженцев не спасает страну от их наплыва, а лишь питает коррупцию

Впрочем, у основной массы нелегалов из стран третьего мира нет денег на взятки, но они находят способы остаться и устроиться на работу в Украине. Многие иностранцы трудятся на крупных оптовых рынках, таких как Седьмой километр в Одессе или Барабашово в Харькове.

Встреча с украинским стражем порядка мигранту без документов вовсе не так уж страшна, уверен Буткевич: избежать задержания и дальнейшей депортации можно за 200-400 грн.

Несколько выше мзда, которую требует милиция с владельцев частных фирм, нанимающих нелегалов. Один из них, хозяин небольшой киевской пиццерии Сергей, попросивший не называть его фамилию в прессе, говорит, что ему приходилось “отстегивать” от 1 тыс. грн. и больше.

Жить под пристальным вниманием властей и всякий раз при встрече с ними покупать себе гражданский статус Ахмеда, как и многих его товарищей по несчастью, не устраивает. Если не получится легализоваться в Украине, он надеется на удачу в Европе, например в Великобритании.

“У меня простая цель - жить спокойно в какой-нибудь стране”, - заключает пакистанец.

Кому они нужны

Украина является мостом между Европой и Азией, констатируют эксперты, поэтому поток мигрантов и беженцев в нее стабилен независимо от военных конфликтов или стихийных бедствий в других государствах.

Причем документы на статус беженца подают не только те, кто спасается от физически невыносимых условий жизни, но и экономические мигранты, подчеркивает Науменко, а также иностранцы, незаконно пересекающие границу.

Этим чиновники ГМСУ и объясняют тщательность, с которой они проверяют прошлое всех претендентов на статус беженца. Кроме того, государство не желает взваливать на свои плечи их содержание, добавляет Науменко.

Документы на статус беженца подают не только те, кто спасается от физически невыносимых условий жизни, но и экономические мигранты

Но этот аргумент звучит почти анекдотически, ведь ежемесячное пособие составляет жалкие 17 грн., или 1,5 евро. Для сравнения: в Германии оно равняется 360 евро.

Гораздо больший ущерб, по подсчетам аналитиков, нелегалы наносят госказне, пополняя трудовую армию теневой экономики. По оценке миграционной службы, они работают в различных сферах - в основном на стройках, базарах и в небольших компаниях.

Экономический аналитик Артем Клюка подсчитал, что из-за иммигрантов, не имеющих разрешения на работу, бюджет ежегодно недосчитывается прямых отчислений в виде налогов на сумму 18 млн грн.

Для сравнения: на депортацию нелегалов в бюджете заложено 2 млн грн., а годовой бюджет двух пунктов МВД для временного содержания иностранцев, незаконно прибывших в страну, - 1 млн грн.

Эти пункты, действующие в Волынской и Черниговской областях, рассчитаны всего на 400 человек каждый, однако заполнены менее чем на 50%. Большинство нелегалов гуляют на свободе, объясняют правозащитники.

При этом около половины просителей статуса беженца получают отказ еще на стадии подачи документов в ГМСУ, говорят эксперты. Бюрократические проволочки и недостаточно мотивированные отказы влияют на политические взаимоотношения между ЕС и Украиной, констатирует Олещук.

Ежемесячное пособие составляет жалкие 17 грн., или 1,5 евро. Для сравнения: в Германии оно равняется 360 евро.

“Улучшение положения по беженцам и мигрантам - среди ключевых требований Европы, - говорит Андрисек. - Беженцы убегают от войны и преследования в своей стране, и спасти их значит проявить обычные человеческие чувства”.

Но за различными сентенциями европейских чиновников о правах человека скрывается беспокойство о безопасности собственных государств, уверен Олещук.

Не мешало бы подумать о том же и Украине, добавляют правозащитники. Зачастую нелегалы живут на грани нищеты и в состоянии перманентного стресса, а это чревато обострением в этой среде и в стране в целом криминогенной и эпидемиологической обстановки.

Поэтому в интересах безопасности Евросоюз старается легализировать у себя как можно больший процент уже прибывших к ним мигрантов, давая им статус беженца.

Так, в Чехии в 2012 году из 755 соискателей убежища 385 получили его, а в Украине за тот же год из 1,5 тыс. иностранцев разрешили остаться лишь 152.

Миграционная служба не должна спешить выталкивать из страны нелегалов еще по одной причине, напоминает Алексей Позняк, завотделом миграционных исследований Института демографии и социальных исследований НАНУ.

Зачастую нелегалы живут на грани нищеты и в состоянии перманентного стресса, а это чревато обострением в этой среде и в стране в целом криминогенной и эпидемиологической обстановки

По данным Позняка, численность трудоспособного населения в Украине за пять лет уменьшилось на 500 тыс. человек. Уже через десять лет экономика почувствует острый дефицит рабочих рук, и беженцы в этом качестве пришлись бы кстати.

Однако, по мнению Олещука, квалифицированные мигранты оседают в развитых странах, и Украина может рассчитывать только на неквалифицированную рабочую силу, которая будет лишь ухудшать социальное положение. По этой и другим причинам эксперт видит в жесткой политике государства по отношению к беженцам свои плюсы.

“Массовая миграция создает гетто - государство в государстве, которое добавляет новые проблемы, подобные бунтам мигрантов в пригородах Парижа”, - напоминает Олещук.

Тем временем Науменко отмечает положительную тенденцию в работе разрешительной системы: в 2013 году ГМСУ приняла вдвое больше заявлений от искателей убежища.

Мы делаем первые шаги, эффект от которых будет явно виден уже в следующем году”, - обещает чиновница.

***  

Этот материал опубликован в №40 журнала Корреспондент от 11 октября 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.      

ТЕГИ: журнал Корреспондентбеженцымигранты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях