ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Как живут украинские евреиЭксклюзив

Артур Верба, 10 июля 2014, 19:31
64
15006
Корреспондент: Как живут украинские евреи
Фото: Корреспондент

Корреспондент продолжает цикл материалов о национальных меньшинствах в Украине. В этот раз мы расскажем о евреях, которым удалось сохранить культуру и традиции, несмотря на долгие годы гонений.

Киевский предприниматель Михаил Лейбович внешне не похож на стереотипного еврея. В раннем детстве он и сам не знал о своей национальности.

“Мой дедушка умер, когда мне было пять лет. А родители, как бывшие советские люди, не вовлечённые в еврейскую жизнь, вспоминали всё очень эпизодично: на Песах, кажется, пекли мацу, в субботу вроде как нельзя работать”, — рассказывает Лейбович.

Первое знакомство мальчика с культурой его народа произошло в шесть лет, когда он попал в еврейский детский лагерь, — подобные учреждения стали появляться в Украине в начале 1990-х. Там Лейбович встретил Шаббат, услышал притчи, выучил народные песни. В итоге уже в возрасте семи-восьми лет о своём народе он знал намного больше родителей. А с шестого класса пошёл в еврейскую школу.

История Лейбовича типична для украинских евреев, многие из которых предпочитали не акцентировать внимание на своём происхождении, а то и вовсе скрывать “пятую графу”.

“Даже сейчас не все указывают свою национальность — это страх, оставшийся со времён СССР”, — констатирует Иосиф Зисельс, председатель Ассоциации еврейских организаций и общин Украины.

Так что на вопрос, сколько в Украине евреев, однозначного ответа нет. Как говорил Михаил Жванецкий: “Евреев вообщето мало, но в каждом конкретном месте их много”. По результатам последней переписи населения, в 2001 году в Украине проживали около 105 тыс. представителей этой национальности.

“Есть религиозный подход при подсчёте: если мать у человека еврейка, или если он принял иудаизм — таких в Украине около 180 тыс.”, — добавляет Зисельс.

Ещё один принцип — израильский Закон о возвращении, основанный на Нюрнбергских расовых законах нацистской Германии, по которым людей отправляли в концлагеря. Это “критерий расширенной популяции”, согласно которому в 2001 году в Украине проживали до 400 тыс. евреев. По оценкам Зисельса, с тех пор их количество уменьшилось примерно на треть.

“Ассимиляционные процессы весьма сильны: не менее 90% браков — смешанные”, — говорит он.

В начале XX века представителей нации было гораздо больше — в основном они жили в западной и центральной частях нынешней Украины. Но во время Второй мировой войны на территории Украины были убиты и вывезены в концлагеря более 1,5 млн евреев. Потом прошло несколько волн репатриации в Израиль — только в период с 1989 по 2001 год страну ежегодно покидали 15-20 тыс. человек.

Правда, сейчас наблюдается обратная тенденция: пожив в Израиле, люди возвращаются в Украину. Гражданство при этом меняют не всегда.

“Около 20 тыс. граждан живут в Украине с израильскими паспортами”, — отмечает Зисельс.

Одна из причин возвращения — сложность ведения бизнеса на новой родине.

“В Израиле ведут бизнес коренные израильтяне — те люди, которые страну основали, — объясняет известный бизнес-тренер Ицхак Пинтосевич. — К тому же Израиль — маленькая страна, а Украина и Россия — развивающиеся рынки, где много возможностей”.

С ним согласен и сотрудник американского еврейского фонда Джойнт Джереми Боровиц, долгое время проживший с образовательной миссией во Львове и Винницкой области.

“Нормально обосноваться в Израиле возможно, бедствовать не придётся, — рассуждает Боровиц. — Но что касается бизнеса, то намного легче им заняться в Украине”.

Кто тут главный

Возвращению в Украину способствует и низкий уровень антисемитизма в стране.

“Было пару незначительных конфликтов в детстве с ребятами со двора, — вспоминает Лейбович. — Но сейчас я абсолютно не ощущаю такой проблемы”.

Это подтверждает и статистика антисемитских инцидентов в Украине, которую Корреспонденту приводит Зисельс. Если в 2012 году подобных случаев было зафиксировано 27, то в 2013-м — четыре нападения без тяжких последствий, а также девять фактов вандализма.

Данные показатели — одни из самых низких в Европе. Для сравнения: за прошлый год в Германии произошло 1.300 случаев антисемитизма, в Великобритании — 600, во Франции — 560. Показательны и результаты недавних выборов президента Украины, когда Вадим Рабинович набрал 2,25% голосов — больше, чем лидеры правых сил Олег Тягнибок и Дмитрий Ярош, вместе взятые.

Среди украинцев бытует мнение, что евреи всегда и во всём держатся вместе, активно помогая друг другу. Это верно лишь отчасти.

В Украине действует около 600 еврейских организаций, которые финансируются как зарубежными фондами, так и состоятельными украинскими спонсорами. Сферы их деятельности самые разные — от курсов иврита до поддержки стариков и нуждающихся.

Вот только интересуются общественной деятельностью далеко не все представители нации. К примеру, Лейбович, до недавнего времени принимавший активное участие в общинной жизни, сейчас отошёл от дел.

“Много времени занимает карьера”, — объясняет киевлянин.

Это одна из основных проблем общины: многие если и идентифицируют себя как евреи, то мало посещают еврейские организации. В итоге многочисленные объединения борются за относительно небольшую аудиторию, что порой приводит к конкуренции между ними.

Другое дело — сплочённая община Днепропетровска, где в 2012 году открылся один из крупнейших в мире еврейских центров, Менора.

“К тому же там есть сильный объединяющий лидер, которому все доверяют, — раввин Шмуэль Каминецкий”, — говорит Иоланта Векслер, программный директор образовательной организации для молодёжи Мидраша Ционит в Киеве.

Еврейская жизнь вообще очень тесно связана с иудаизмом: религия у этого народа практически не отделена от общественной деятельности.

“Синагогу нельзя сравнить с христианским храмом, — объясняет главный раввин Украины Моше Реувен Асман. — Она скорее дом собраний — именно так это слово переводится с иврита”.

В синагоге проводят свадьбы, бар-мицва (обряд, символизирующий достижение совершеннолетия), обрезание. Здесь же организовывают мероприятия по помощи бедным. И, конечно же, изучают Тору. При этом раввины наставляют прихожан, как применять древние каноны и заповеди священных книг в современной жизни.

В отличие от христианских священников, у раввинов нет иерархии или санов.

“Чтобы никого не обидеть, у нас каждый раввин должен стать главным”, — шутит Зисельс.

Он объясняет такое явление просто: разные еврейские организации назначают “своих” главных раввинов.

Правда, раввин Асман утверждает, что должность главного раввина сугубо представительская, конкретных функций у неё нет.

“Главным раввином меня избрал Всеукраинский конгресс еврейских общин. Но, если хотите, можете называть меня народным раввином”, — улыбается он.

Одна из основных проблем, которые приходится решать организациям, — возврат общинной собственности, национализированной в советское время. В начале XX века, особенно в Западной Украине, иудеям принадлежало большое количество движимого и недвижимого имущества — здания, синагоги, ценности, ритуальные предметы.

Бывшие соцстраны Восточной Европы уже вернули такую собственность законным хозяевам. В Украине же проблема сохранения культурного наследия стоит очень остро: евреям оно формально не принадлежит, а у государства нет средств для охраны памятников.

Один из положительных примеров — оборонная синагога в Сатанове Хмельницкой области. В 2011-м полуразрушенное 500-летнее здание было передано областной религиозной общине. Способствовали этому не только евреи, но и другие неравнодушные политики и общественные деятели. Сейчас там идёт реставрация.

Совершенно иначе обстоит дело с Бродской синагогой в Одессе — ныне это здание областного госархива. Председатель Одесской религиозной общины прогрессивного иудаизма Виктор Зонис не первый год борется за возвращение святыни в собственность общины и её реставрацию.

“Здание рушится. Ещё несколько лет, и на его месте построят очередной торговый центр”, — негодует Зонис.

Одесская община уже собрала пожертвования на реставрацию храма и не раз обращалась к властям о передаче синагоги. Но на пути иудеев встала коррупция.

“У нас в стране даже если чиновнику предложить сделать что-то хорошее, он всё равно попросит за это деньги”, — сетует активист.

Бизнес от бога

Еврейского лобби как такового в Украине нет — крупные бизнесмены если и лоббируют интересы, то в основном свои, а не общинные. А вот пресловутая взаимная поддержка в бизнесе действительно существует.

“Первыми моими корпоративными клиентами были как раз еврейские бизнесмены, — вспоминает Пинтосевич. — Они во многом хотели мне помочь, приглашали работать тренером в свои бизнес-структуры и очень помогли на заре моего становления”.

Среди таких людей бизнес-тренер называет продюсера и рекламиста Арнольда Кременчуцкого, президента банка Старокиевский Дмитрия Виленского, вице-президента Украинского союза промышленников и предпринимателей Валерия Пекаря.

Характерные направления деятельности для евреев — финансы и строительство, но представители нации работают и во многих других сферах. А в пятёрке богатейших людей Украины — трое евреев: Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов и Виктор Пинчук. Как национальному меньшинству удалось стать едва ли не большинством в бизнес-среде?

“Эта закономерность заметна во всём мире, не только в Украине, — отвечает на вопрос Зисельс. — Скорее всего, это выработанная столетиями притеснений еврейского народа склонность прилагать больше усилий, чем остальные, чтобы достичь успеха или попросту выжить”.

С этим утверждением соглашается раввин Асман, добавляя, что у его народа особая миссия и благословение Всевышнего, который им помогает. Другие успешные еврейские бизнесмены тоже уверены, что духовную силу и благословение от Бога получают те предприниматели, которые соблюдают Тору и заповеди.

Пинтосевич приводит пример Боголюбова, совладельца группы Приват.

“Именно Бог помогает ему в бизнесе, так как в первую очередь он является строго религиозным евреем, — объясняет он. — Я знаю множество историй, когда бизнесмены чудом получали по жизни зелёный свет именно потому, что они религиозные. Боголюбов это тоже знает и очень помогает еврейской общине”.

Бизнес-тренер подчёркивает, что, вопреки очередному расхожему стереотипу, синагога — это всё же место для молитвы, а не для деловых переговоров.

“Однако, поскольку евреи в основном встречаются в синагоге, то заодно обсуждают там и бизнес, — объясняет Пинтосевич. — Но не в самом молитвенном зале”.

Сам он считает, что только благодаря Божественному благословению достиг успеха в делах. Пинтосевич вспоминает, как в возрасте 26 лет попал в сложную ситуацию в личной жизни и бизнесе и интуитивно пришёл в синагогу.

“Там меня научили молиться, я начал выполнять то, чего ждёт от меня Бог, — вспоминает бизнес-тренер. — И он начал выполнять мои просьбы. Такая вот простая схема”.  

Вынужденная скромность. Еврейские архитектурные памятники в Украине

Синагоги Украины, особенно в маленьких городках, зачастую роскошью не поражают. Дело не в отсутствии у евреев художественного вкуса: власти жёстко ограничивали их в строительстве святынь — синагога ни в коем случае не должна была оказаться выше и красивее соседнего христианского храма.

Подобные скромные сооружения лучше всего искать на Подолье — к примеру в Шаргороде и Бершади (Винницкая обл.), Гусятине (Тернопольская обл.), Сатанове (Хмельницкая обл.). Многие святыни были разрушены, а уцелевшим пришлось скрывать свою “пятую графу”. Киевская синагога Бродского служила кукольным театром, харьковская Бейт-Менахем принадлежала спортивному обществу Спартак.

Интересны и еврейские киркуты (кладбища) со склепами и мацевами (надгробиями). Одно из крупнейших кладбищ с синагогой, Бейт-Кадишим, есть в Черновцах. Киркуты поменьше можно найти в самых неожиданных местах — например, в Городище Черкасской области могильные плиты лежат прямо у трассы Киев — Днепропетровск.

Доска почёта. Известные евреи современной Украины

Игорь Коломойский — губернатор Днепропетровской области, совладелец группы Приват
Геннадий Боголюбов — совладелец группы Приват
Виктор Пинчук — совладелец группы EastOne, основатель PinchukArtCentre
Григорий Суркис — вице-президент УЕФА
Игорь Суркис — президент ФК Динамо (Киев)
Александр Фельдман — совладелец концерна АВЭК
Геннадий Кернес — мэр Харькова
Ефим Звягильский — совладелец ПАО Шахта им. Засядько
Вадим Рабинович — президент Всеукраинского еврейского конгресса
Александр Роднянский — продюсер
Владимир Зеленский — руководитель студии Квартал 95
Александр Ройтбурд — художник

***

Этот материал опубликован в №26 журнала Корреспондент от 4 июля 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Украинажурнал Корреспондентевреикультуратрадиции
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях