ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Полуофициальное лицо. Интервью с Юрием Луценко

5 марта 2010, 15:30
0
6
Полуофициальное лицо. Интервью с Юрием Луценко
Фото: Корреспонеднт
Луценко: Никаких эмиграций не планирую

Юрий Луценко, снятый перед вторым туром выборов-2010 с поста главы МВД, находясь в ранге "и. о.", рассказал о фальсификациях регионалов, своем будущем при президенте Викторе Януковиче и странных отношениях с Генпрокуратурой.

Подготовку к 7 февраля, второму туру голосования на президентских выборах, соратники Виктора Януковича начали заранее, когда 28 января протолкнули через парламент решение отправить в отставку главу МВД Юрия Луценко.

Бывший полевой командир Майдана давно стоит костью в горле у Партии регионов, а нынче он еще и открыто поддерживает оппонента Януковича - Юлию Тимошенко.

Премьер не оставила своего министра в беде и решением Кабмина сделала его исполняющим обязанности главы ведомства.

Луценко в разговоре с Корреспондентом назвал причиной своей отставки то, что он и руководимая им милиция мешает Януковичу и Ко прибегнуть к массовым фальсификациям во втором туре. А еще и. о. главного милиционера страны рассказал о своей непреодолимой даже регионалами у власти любви к родине и о противоречивых отношениях с Генпрокуратурой.

- Какие были фальсификации в первом туре?

-Массовые факты фальсификации не были допущены, но были попытки их организовать. Пожалуйста, передо мной справка (Показывает.) - система накручивания людей, желающих голосовать на дому.

К нам приходят заявления граждан о том, что они не писали заявлений о желании голосовать на дому. Например, в Бахчисарае некий Ерщенко Николай Тимофеевич умер в 2008 году, но хочет голосовать на дому. Или Амиров Алиме - умер в 2008 году, но хочет голосовать на дому. Благов Александр Иванович, умер в 2007-м, но тоже хочет голосовать на дому.

- А как мертвые написали заявления в милицию?

-Писали их родственники или члены избиркомов.

То есть Партия регионов пыталась организовать себе (как это было в 2004 году с открепительными талонами) [фальсификации] с голосованием на дому.

- В каких регионах?

- Это происходило в основном в Центральной, Восточной и Южной Украине. За исключением Донецкой области, должен четко сказать. Наиболее массовые попытки: Днепропетровская, Крымская, Харьковская, Одесская области.

- Только сторонники Януковича так поступали?

- Нами зафиксировано, что людей, которых уговаривали писать такие заявления [о голосовании на дому], агитировали одновременно голосовать за [Виктора] Януковича.

- А со стороны Юлии Тимошенко были такие нарушения?

- Мы не зафиксировали.

- Вы неоднократно говорили о вялой работе Генпрокуратуры, но в то же время как-то сказали, что начали нормально сотрудничать с ГПУ. Как Вы смогли сработаться с Генпрокурором Александром Медведько?

- Милиция на самом деле ничего не может сделать без прокуратуры. Даже уголовные дела, которые находятся в нашей подследственности, мы обязаны согласовать с прокуратурой. Посему мы очень сильно, я так мягко формулирую, очень сильно зависим от них. С другой стороны, Александр Иванович Медведько является высоким профессионалом своего дела и достаточно приятным человеком.

- Я так понимаю, у вас хорошие отношения. Он даже подарки Вам лично дарит на каждый день рождения.

Любые позитивные изменения в стране возможны, только если понесут наказание ключевые деятели, разграбившие страну

- Мы ходим друг к другу на дни рождения, мы поздравляем друг друга с профессиональными праздниками. И действительно с ним удалось установить личный контакт на уровне двух руководителей в большинстве вопросов. Это вопросы милицейской подследственности. Мало кто знает, что милиция за год задерживает, возбуждает дела и предъявляет обвинения с передачей в суд на более чем 300 тыс. граждан - убийц, воров, насильников, грабителей, разбойников, хулиганов, автоугонщиков. И все это требует плотного сотрудничества с надзирающим органом, коим является прокуратура. Безусловно, это удалось.

Вторая часть, которая намного улучшилась по сравнению с предыдущими прокурорами, которых я застал, - это совместные действия в противодействии взяточничеству. Мы выявляем порядка 1.500-1.800 взяточников в год - это сотни миллионов гривен взяток. В 98% случаев это подследственность прокуратуры. Милиция и прокуратура работают вдвоем: предъявляют обвинения и передают в суд. Эти дела, к сожалению, гробятся потом в суде, но прокуратуре от меня только слова благодарности в этом отношении.

Но есть одна маленькая проблема. Если милиция при помощи прокуратуры 300 тыс. уголовных преступников в год сажает, то на 15-18 тыс. должностных преступлений мы материалы передаем прокуратуре, и что с ними происходит дальше, не знает никто.

- Почему высокопоставленные коррупционеры не сидят? Почему, например, хотя бы Виктора Балогу на три дня в СИЗО не посадить за его незаконные перелеты, о которых Вы неоднократно заявляли?

Проблема Генпрокуратуры - там не хватает политической воли и слишком велика зависимость от политиков при расследовании таких дел

- Именно в этом собака зарыта: если бы Вы перелетели незаконно самолетом, безусловно, милиция собрала материалы, возбудила уголовное дело и передала в суд. А если это делает [госчиновник] Балога, мы собираем материалы и передаем прокуратуре. Они возбуждают уголовное дело, и следствие только в их руках, мы не имеем права никоим образом вмешиваться. И вот здесь мы никогда не могли найти общий язык.

Проблема Генпрокуратуры - там не хватает политической воли и слишком велика зависимость от политиков при расследовании таких дел.

- Виктор Янукович, возможно, станет президентом. Сейчас обговариваются разные варианты, что, например, Ваш давний оппонент Борис Колесников может стать при нем премьером. Впрочем, в любом случае при президенте-регионале велики шансы, что Вас захотят посадить. Что будете делать? Уедете за рубеж?

Если случится несчастье и его [Януковича] изберут президентом, мы погрузимся в эпоху нафталина. [...] Это будет стабильность из последних старческих сил

- Во-первых, у Януковича не будет таких молодых премьер-министров [как Колесников]. Если случится несчастье и его изберут президентом, мы погрузимся в эпоху нафталина. Будет Леонид Ильич Янукович, и Арвид Янович Пельше или, пардон, [Николай] Азаров, либо подобные им деятели прошлого. Это будет стабильность из последних старческих сил. Но безусловно окружать этих деятелей будут молодые и алчные волки, которые безусловно постараются запугать общество путем преследования самых, не буду себя хвалить, назовем так - самых ярких. Я к этому готов. В отличие и от [экс-министра внутренних дел времен Леонида Кучмы Николая] Белоконя и от [главы МВД времен второго премьерства Януковича Василия] Цушко, я никогда не ложился на больничный и никогда не бегал за границу. Никаких эмиграций не планирую. Мало того - буду заниматься политикой.

- Если Вас все-таки отстранят от власти, сколько чемоданов компромата вынесете из центрального офиса МВД?

- Достаточно.

- И на высших должностных лиц?

- Достаточно, чтобы не молчать, а общество не смогли убаюкать якобы наступившей стабильностью. С моей точки зрения, вопрос ведь не в том, кто будет министром внутренних дел, министром финансов и даже премьером. Любые позитивные изменения в стране возможны, только если понесут наказание ключевые деятели, разграбившие страну. Все начинается с желания первого лица [наказать]. Поэтому я не спрашивал у Тимошенко, кем я буду в случае ее президентства, я спросил у нее, кого она видит генпрокурором.

- И кого?

- Она назвала мне фамилию, которая меня воодушевляет.

- Это не экс-глава Администрации президента Кучмы Виктор Медведчук?

- Я не могу Вам называть фамилии. А насчет Медведчука давайте сразу проясним - это ложь, запущенная штабом [Виктора] Ющенко в целях дискредитации Тимошенко. Я могу гарантировать, что Медведчук не может быть генпрокурором по одной простой причине: по закону генпрокурором может быть лицо, имеющее стаж работы в органах прокуратуры не менее пяти лет.

- Что будет во втором туре?

- У милиции будет сложный период. Если прошел нормально первый тур, какой смысл между первым и вторым туром снимать министра внутренних дел? Только для того чтобы второй тур был другим. Это очевидно для всех. Я им не мешаю, милиция им мешает. Тем не менее милиция проведет второй тур выборов так же аккуратно, как проводила первый.

Могу вам гарантировать, что если выборы будут без подкупа, без вброса бюллетеней, без каруселей, без массового использования голосования на дому, то даже разрыв в 2-3% будет признан и украинцами, и международным сообществом. А значит, рано или поздно - и проигравшей стороной.

Это интервью опубликовано в №4 журнала Корреспондент от 5 февраля 2010 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях