ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Полет под крылом Януковича. Интервью с Сергеем Тигипко

18 июня 2010, 17:00
0
8
Полет под крылом Януковича. Интервью с Сергеем Тигипко
Фото: Корреспондент
Тигипко: Какие-то вещи можно было бы делать радикальнее

Сергей Тигипко, вице-премьер по вопросам экономики, - о том, что правительство пойдет по пути Турции, Бразилии и Израиля. А также о том, кто в действительности тормозит реформы и душит бизнес по всей стране.

Три месяца назад Сергей Тигипко, бронзовый призер президентской гонки и прогрессивный политик, сделал неожиданный шаг, став вице-премьером по вопросам экономики в команде Виктора Януковича.

Он не сожалеет о своем выборе, хотя открыто признает слабые стороны той власти, которую олицетворяет: давление на бизнес, коррумпированность чиновников, нерешительность в проведении радикальных реформ.

Трезвая оценка ситуации уживается в Тигипко с романтической верой в то, что ему все же удастся реформировать экономику и облегчить жизнь частному украинскому бизнесу.

- Реформы, которые так очевидны, Вы выписывали целых три месяца. Если же посмотреть на сроки реализации, то они растеклись по времени до 2014 года. Хотя в Европе и США президенты или премьеры стараются провести реформы в течение 100 дней, на пике своей популярности. Непопулярные вещи легче делать именно в это время. В чем логика Ваших действий?

- Логика простая: реформы должны быть основательными. Нет никаких проблем трем-четырем специалистам сесть и написать программу за неделю. Намного сложнее подготовить программу, которую бы прочувствовали министры и ведомства, смогли ее выполнить. Ведь программу, которую насаждают сверху, плохо воспринимают и реализовывают. Поэтому, когда готовят план реформ, стараются задействовать как можно больше людей, что мы и делаем.

Если сравнить с другими странами, им не нужно заканчивать приватизацию, дерегулировать экономику, проводить пенсионную и налоговую реформы. К примеру, ключевое обещание [американского президента Барака] Обамы касалось реформы здравоохранения, потому что в США уже давно прошли тут путь, который мы проходим сейчас.

- Но речь идет не только об Обаме или европейских странах. В контексте Украины наиболее показателен пример Грузии, которая еще несколько лет назад была в таком же состоянии, как и мы.

- Да, страна была в сложном положении, но за полтора-два года власти смогли провести необходимые реформы. Именно поэтому я хочу поехать туда, перенять опыт. В любом случае, ситуация в Грузии менялась несколько лет, Украине нужно столько же времени.

- Да, но грузины не выдумывали велосипед, они просто действовали. Быстро сократили количество лицензий и разрешительных документов для ведения бизнеса, ликвидировали ведомства, которые их выдавали. Что мешает Украине пойти таким путем? Может, Вы все усложняете?

- Чтобы проводить такие реформы, нужна мощнейшая политическая воля. Это главное. Но ведь и мы тоже сейчас закладываем достаточно радикальные вещи. В парламенте уже лежит закон, который в два раза - с 79 до 40 - сокращает количество проверяющих организаций. Мы отработали и провели через Кабмин закон о едином социальном взносе. Это документ колоссальной важности. Он убирает проверки и отчетности перед тремя фондами и передает все Пенсионному.

Мы вводим электронную регистрацию, и предпринимателям не нужно будет бегать по госучреждениям, чтобы зарегистрировать компанию. Сейчас Президент внесет в парламент законопроект, который сокращает количество лицензированных видов деятельности на 23 вида. Это позволит Украине опередить Россию, Казахстан.

Я согласен, что какие-то вещи можно было бы делать радикальнее, но тут важна еще поддержка общества и политических партий.

- Вы сказали об обществе, но оно Вас и поддержит: люди устали от ожиданий и хотят действий, даже радикальных. Глава Госкомпредпринимательства Михаил Бродский в разговоре с Корреспондентом говорил, что палки в колеса ставят как раз чиновники среднего звена, которые нелегально зарабатывают на этих разрешениях, лицензировании. Вы это чувствуете?

- Да, определенное торможение процессов со стороны среднего звена есть. Для себя я вижу единственный выход - привлечение молодых кадров, ребят, которые еще не закомплексованы, не заангажированы, не закоррумпированы, с хорошими головами. Я так и сделал. Сейчас моя команда вместе с европейскими консультантами перенимает передовой опыт. В таком режиме мы уже подготовили целый ряд документов, в частности закон о тендерных закупках. Сейчас закончили работу над законом о рынке газа, который уже тоже прошел согласование с Европейской комиссией и является ключевым в плане евроинтеграции.

Мы закончили закон о едином регулировании коммунальных услуг. Это очень важный документ. Он создает предпосылки к тому, чтобы пошли инвестиции в коммунальный сектор. Документ прописывает создание единого регулятора по коммунальным тарифам. По сути это будет орган, который, как и Национальная комиссия регулирования электроэнергетики, будет прозрачно устанавливать тарифы.

- И Вы, и Виктор Янукович во время предвыборной кампании обещали либерализацию экономики. В презентованном недавно Президентом пакете реформ эти вещи прописаны, что не мешает налоговой, таможне, ГАИ и другим проверяющим структурам давить на бизнес, штрафовать, проводить непонятные проверки. Бизнес буквально стонет. Сложная ситуация и с НДС. У многих крупных предприятий миллиардные задолженности, а Вы собираетесь отдавать эти деньги облигациями, бумажками. Инвесторы воспринимают это как насмешку.

- Напротив, этих облигаций сейчас очень ждут. Я бы хотел, чтобы Вы посмотрели на то, что мы получили в наследство. Бюджета не было, дефицит предыдущего бюджета был колоссальный - минимум 9,2%. Задолженность по НДС на 1 мая (за 2009-й и первый квартал 2010-го) - 23 млрд грн. В 2008-м был резкий скачок возмещения НДС по предприятиям, которые совершенно не вписываются в динамику ВВП, которую мы имели. Это говорит о том, что были достаточно большие злоупотребления с НДС.

Реальность такова, что задолженность в 23 млрд нам живыми деньгами вернуть невозможно. Точка. Если кто-то знает как, пусть скажет. Поэтому мы можем пойти на реструктуризацию этой задолженности путем облигаций. И это не бумажка, как Вы сказали, это ценные бумаги правительства, которые ликвидны и котируются. Возможно, вначале они и будут иметь дисконт, но потом и этого не будет. Облигации будут приниматься коммерческими банками и НБУ в качестве залога под рефинансирование. И, повторюсь, этих облигаций сейчас все очень ждут, особенно украинские инвесторы.

То, что они имеют небольшую доходность, 5,5%, конечно, минус, но мы имели жесткий бюджет. Не стоит забывать, что у нас 5,3%-й дефицит госбюджета, и давать рыночную ставку 15-16% мы не в состоянии. Надо понимать, что каждые полгода 10% задолженности будет гаситься живыми деньгами. Сейчас задача в другом: до 1 августа погасить задолженность облигациями, чтобы мы вышли на автоматическое возмещение НДС живыми деньгами.

Что касается налоговой и таможни - это колоссальная проблема и недопонимание тех людей, которые руководят конкретными подразделениями в регионах. Им поставили достаточно серьезные планы, насколько я понял, и они любой ценой их выполняют. Поэтому мне пришлось вмешаться. Я собирал у себя бизнес и таможню, бизнес и налоговую, западных инвесторов и налоговую, чтобы понять, что происходит.

Конечно, сейчас необходимо навести порядок, но очень важно не перегибать палку, чтобы с водой ребенка не выплеснули, а именно это и происходит. И если процесс не остановить, украинский бизнес просто уйдет в тень, и его оттуда выманить будет нелегко.

- Давайте поговорим о коррупции. Как бы Вы ни были конструктивно настроены, все Ваши реформаторские намерения и деяния упрутся в коррупционный барьер.

- Да, поэтому надо дерегулировать экономику. Почему мы так много говорим о лицензиях, электронной регистрации, сокращении контролирующих органов, упрощении налогового законодательства, автоматическом возврате НДС? Потому что все это и есть борьба с коррупцией. Если мы сумеем все упростить, это будет самый правильный и эффективный инструмент.

- Но раньше Вы сами говорили, что победить коррупцию административными методами невозможно. И это правильно. Страна страдает от коррупционеров, а не от схем. Проблема прошлой власти в том, что ни один нарушитель не сел. Поэтому все реформы - ничто, если не будет реального наказания.

- Я с Вами согласен. И мы будем работать над усовершенствованием законодательства в этой сфере.

- Так начните с этого. Почему парламент отложил вступление в силу пакета законов по борьбе с коррупцией до 1 января 2011? Пока воры не будут наказаны, ситуация не поменяется.

- Это вопрос к парламенту, я тоже считаю, что с коррупцией нужно бороться жестко.

- Это радует. Вы можете назвать ТОП-5 приоритетов, по которым можно будет оценить Вашу работу?

- Принятие в течение полутора месяцев прогрессивного налогового кодекса, который мы отработаем с бизнесом, а также пакета законов по дерегуляции экономики. Частично работа уже сделана.

Перевести разговоры о европейской интеграции в плоскость реализации. Мы приняли закон о госзакупках и защите информации, отработали закон о рынке газа, едином регуляторе в ЖКХ. Все эти вещи делаются в контексте получения безвизового режима, зоны свободной торговли и ассоциированного членства. Если бы мы до конца года подготовили и приняли всю необходимую базу, я считал бы это своим большим успехом.

- У Вас есть оппоненты, которые могут остановить это?

- В контексте принятия налогового кодекса оппонентами будут бизнес и Налоговая администрация. Что касается дерегуляции, есть слой чиновников, которые тоже блокируют. Прекрасный пример - то, как проходил через парламентский комитет закон о госзакупках. Депутаты просто не заседали.

- Есть ли какое-то сопротивление со стороны старой гвардии Кабинета Министров на Вашем пути? Как Вам работается с Николаем Азаровым, который консерватор по своей сути?

- Я стараюсь быть внятным и объяснять, что эта модернизация дает, поэтому не чувствую какого-то сопротивления со стороны Кабмина. Да, дискуссии есть, но это нормально, с реформами надо аккуратно обходиться. Зато есть другая проблема - бюрократия в стенах Верховной Рады. Есть длительная процедура, которую законопроект должен пройти, ее еще больше затягивают и сами нардепы, не посещая комитеты, на которых документ рассматривается. Чтобы закон прошел все круги Рады, его надо подталкивать. Вторая проблема - у нас на полке ничего нет, приходится самим все отрабатывать с нуля.

- Раньше Вы нам говорили, что самые богатые люди в стране - это чиновники. Вы и сейчас так думаете?

- То, что сейчас коррупционеров пробуют брать за руки, - это очень хорошо. Я уверен, что чиновники, которые сидят на госзакупках, выдаче каких-то лицензий, зарабатывают огромные средства, не прилагая каких-то усилий и не имея каких-то талантов.

- Многие продолжают считать Вас бизнесменом. А кем Вы себя считаете?

- Я вижу себя государственным деятелем. Пробую смотреть стратегически на то, что происходит в стране, и ставить ее интересы выше сиюминутных даже политических плюсов. Мне все говорили: "Зачем ты идешь в правительство? Ведь потеряешься там! А останешься в оппозиции - получишь свои плюсы". Но грех, имея возможность, не поработать над изменениями, так необходимыми стране.

Что касается бизнесмена, то совмещать эти две ипостаси невозможно. Я в два ночи прилетел из Израиля, где заседала группа МВФ, - и сразу на работу. Поэтому вести бизнес не получается, он передан в управление.

Но честно Вам скажу: работа на государство захватывает и развивает. К примеру, наше посольство в Бразилии готовит мне информация о том, как эта страна возродила сельское хозяйство. Посольство в Турции отрабатывает документы по тому, как упростить процедуры по выдаче разрешений на строительство. Я только что вернулся из Израиля, там тоже перенимал опыт. Ведь эта страна имеет уникальные возможности по технологическому производству и развитию регионов.

- То есть Вы наняли весь мир.

- Пока я нанял молодых ребят. Кстати, первый шаг, который мы сделали, - это передача торгово-экономических миссий из Минэкономики в МИД, а у министра иностранных дел появился заместитель по торговле. И мы сейчас должны сделать все возможное, чтобы наши товары больше продавались.

- С таким графиком времени на личную жизнь хватает? Небось, железо не таскаете и по кинофестивалям не ездите?

- Спорта стало меньше, но он остался. Это позволяет мне с таким графиком быть в форме. В кино хожу мало, просто смотрю фильмы, которые приносит жена. Она сейчас готовится к кинофестивалю в Одессе, и кое-что и мне перепадает. Читать стал меньше, детей вижу реже. Но это такое… Обратная сторона медали.

Эта статья опубликована в №23 журнала Корреспондент от 18 июня 2010 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях