ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Мать Гонгадзе дойдет до международного суда

Корреспондент.net, 12 января 2001, 10:47
0
10

Мать исчезнувшего журналиста Георгия Гонгадзе уверена на 150%, что в Украине она правды «не добьется». «Когда я встретилась с этим кошмаром, я поняла, что ми совершенно бесправны, у нас нет никаких прав. Самое страшное то, что человек, не имеющий денег, вообще никто в этом государстве...» - говорит мать Гонгадзе. Именно поэтому она надеется, пройдя через все суды Украины– от районного до Верховного – довести дело до международного суда в Страсбурге.

«Я знаю, что ни один суд в Украине не будет судить господина Потебенько, потому что наши суды заангажированны, все они работают на одного и на одну систему, продолжающую уничтожать наш народ», - сказала Александра Гонгадзе в интервью радио «Свобода» . Говоря о себе, она сказала: «Я – плод этой деятельности. Когда я встретилась с этим кошмаром, я поняла, что ми совершенно бесправны, у нас нет никаких прав. Самое страшное то, что человек, не имеющий денег, вообще никто в этом государстве...»

Александра Гонгадзе не верит, что Печерский суд примет какое-либо решение, считая такое предположение абсурдом. Она собирается подавать поэтапно в районный, потом – в Верховный Суд. « И если Верховный суд не примет моей жалобы  к сведению и не накажет Потебенько, виновного в сегодняшнем положении, в котором нахожусь и я, и моя семья, и вся Украина, и весь прекрасный украинский народ, я буду обращаться в международные учреждения, буду обращаться в Страсбург», - заявила мать Гонгадзе.

Александра Гонгадзе утверждает, что  деньги, которые она получит в случае победы в деле против Генпрокурора, получит ее адвокат, который взялся «бескорыстно» ее защищать. Она уверена «на 150%», что  в Украине ей правды не добиться, так как она «никогда в жизни не имела дела ни с милицией, ни с прокуратурой, и никогда с этой грязью не была связана». Но теперь, когда ее «нужда заставила с этими людьми встретиться», мать Гонгадзе увидела «всею их суть». «Это – янычары, нелюди. Я могу назвать их только мутантами, это все, что я могу сказать им в глаза, и Потебенько...», - говорит Леся Гонгадзе. 

Мать журналиста обвиняет Гепрокуратуру в бездеятельности. По ее словам, несмотря на то, что еще 17 июня 2000 года ее сын Георгий Гонгадзе написал открытое письмо генеральному прокурору Михаилу Потебенько с информацией о том, что его преследуют, и с просьбой о помощи, действия прокуратуры были неадекватны. Сначала к ней домой явился представитель обласного отделения прокуратуры господин Трипнык, который перед этим встретился с ее соседями и родственниками. В этих разговорах, по словам Александры Гонгадзе, Трипнык показывал письмо журналиста Генпрокуропру, и акцентировал внимание не на том,  что Георгий просит о защите, а на том, что он причастен к криминальным разборкам. Это произошло через почти полтора месяца после обращения Гонгадзе к Генпрокурору. Через две недели журналист исчез.

Александра Гонгадзе говорит, что прокуратура оттягивала время. «Пока я жива, я не позволю моего сына втаптывать в грязь», - говорит мать.

Мать Гонгадзе утверждает, что о нахождении тела в Тараще ей не сообщили, не пригласили на опознание. Но 11 декабря к ней приехали для дачи крови на анализ ДНК. После этого ее забрали в прокуратуру на допрос.

«Господин Квитка - прокурор областной прокуратуры Киева – 4 часа меня допрашивал и использовал ужасно кошмарные методы, нажимал на самые больные мои вопросы, у меня голова разрывалась, мне стало плохо...» - рассказывает мать. После разговора прокурор начал «подсовывать» Александре бумаги, требуя немедленно подписать. Он спешил женщину, говоря «быстрее, быстрее, нужно подписать, потому что звонят». 

«Я подписываю, подписываю, - говорит Александра, - и вдруг вижу последний листок и последний абзац. Там написано, что мой сын отдалживал, имел большие долги, и не был в состоянии расплатиться со своими работниками. Я говорю: «Я вам такого не говорила, откуда вы это взяли?», и порвала этот абзац». Сейчас мать Гонгадзе считает, что такой допрос был проведен, чтобы, утомив женщину, она, не гладя, подписала то, чего не говорила. «Они специально спровоцировали меня на эту подпись, чтобы господин Потебенько имел повод сказать, что у Гии были долги», - говорит мать.

Напомним, что мать пропавшего журналиста Леся Гонгадзе обратилась в суд с просьбой отстранить генерального прокурора Михаила Потебенько, его заместителя Олега Баганца от контроля за соблюдением действующего законодательства при проведении расследования уголовного дела по факту исчезновения ее сына Георгия. Мать пропавшего журналиста считает, что суд должен признать неправомерными действия Потебенько и Боганца относительно нее, а также относительно "неоправданного промедления в проведении расследования уголовного дела по факту исчезновения Гонгадзе".

ТЕГИ: психологияПариж
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях