ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Мать Гонгадзе хочет знать правду

Корреспондент.net, 16 января 2001, 17:36
0
8

"В последнюю неделю на меня и на мою семью оказывается давление с тем, чтобы немедленно похоронить тело... Но я хочу знать, чьи останки я отдаю земле. Это ли останки моего сына? Разве по христианскому обычаю принято хоронить тело без головы? Я хочу найти причину гибели, выяснить, если это произошло". Такими словами мать Георгия Гонгадзе призвала депутатов поддержать ее требования, выступая на международных парламентских слушаниях по вопросам свободы слова.

Мать исчезнувшего журналиста Гергия Гонгадзе Александра Гонгадзе настаивает на ускорении установления причин гибели ее сына, а также экспертизы останков, найденных в Таращанском районе Киевской области.

Леся Гонгадзе подчеркнула многочисленность правонарушений, возникавших во время  следствия по делу Гонгадзе, которые были отмечены парламентской следственной комиссией и прессой. Но самое ужасное, как говорит мать исчезнувшего журналиста, является то, «что власть уже более двух месяцев жонглирует темой», принадлежит или не принадлежит тело из Таращи ее сыну.

Мать журналиста утверждает, что на протяжении последней недели на нее и ее семью оказывается давление, чтобы  немедленно похоронить тело. Но Леся Гонгадзе желает знать, чью останки она предает земле, и являются ли они останками ее сына. Именно поэтому мать исчезнувшего журналиста настаивает на дополнительной экспертизе ДНК с присутствием материалов, взятых в ее присутствии с тела, найденного в Тараще.

«Я требую признания факта убийства, определения даты и причины смерти моего ребенка», - заявила мать Гонгадзе, отметив, что не допускает захоронения части тела. Мать требует, чтобы следствие нашло голову, отделенную от тела, и обеспечило ее опознание. Кроме этого, Леся Гонгадзе настаивает на своем праве опроеделить место погребения сына.

Объявив, что она желает знать дату и время гибели сына, Александра Гонгадзе заявила о требовании признать супругу Георгия Мирославу потерпевшей стороной.

Мать Георгия Гонгадзе обратилась к участникам слушаний с призывом помочь «остановить страшное издевательство, которое оказывает надо мной, моими близкими власть».Четыре месяца отчаяния и ожидание ответа на вопрос, где его сын, она воспринимает как издевательство и проявление цинизма власти. "Разве можно назвать иначе заявление Генпрокурора о том, что его интересуют события только после 16 сентября 2000 года?" - спрашивает мать Георгия.

Далее приводим основные тезы выступления Леси Гонгадзе в парламенте.

"Еще в июле по моему настоянию Георгий обратился к генпрокурору Потебенько с открытым письмом протеста против кампании травли его правоохранительными органами, которую осуществляли лица на зеленых “Жигулях” № 07309КВ. Однако ни единой меры, чтобы пресечь это беззаконие, не было принято, так же как ни одного ответа от Потебенько Георгий не получил.

Уже после 16 сентября началось неправомерное по своему цинизму по отношению к близким Гонгадзе ведение уголовного дела. Следователь Печерского райотдела милиции города Киева выхватил у меня из рук без любой фиксации или акта изъятия воинский билет, копию его медкарточки, все данные о ранении его 1993 года в Грузии в Сухуми. Этой карточкой позднее размахивал министр внутренних дел Кравченко, обвиняя Георгия в том, что он воевал как наемник на стороне Грузии, а, значит, сам Георгий подпадает под уголовную ответственность.

Все известно, что 24 года Георгий был в Сухуми во время войны как корреспондент грузинского информационного агентства  Украины, и был ранен именно тогда, если снимал боевые действия. Тогда он получил 26 осколочных ранений, от которых остались следы в теле, на руках, ногах, в предплечье. Потом были попытки сделать из него жертву криминальных розборок, хулиганских действий, бытовой мести, чтобы перевести исчезновение моего сына из политической в бытово-криминальную плоскость.

Я обратилась 27 октября 2000 года с письмом к Президенту Леонида Кучмы и его жене с жалобой на Генпрокурора за его бездеятельность. Но от гаранта Конституции ответа не дождалась. Мои письма, вопреки закону об обращении граждан, были направлены к прокурору Потебенько. Он прочитал их только через полтора месяца, когда был вынужден извиниться за информацию, что у меня вроде бы не было возможности сдать кровь на ДНК.

У меня была взята кровь и сразу меня повезли на допрос во Львовскую облпрокуратуру. Я была убеждена, что меня подвергают допросу, как потерпевшую сторону, но обнаруживается, что и до сих пор Генпрокуратура не признает меня потерпевшей. После допроса начальник следственного отдела Киевской области господин Квитка засуетился, дал подписывать листы протокола. Там были вещи, о которых не шла речь на допросе - будто я признавала наличие больших долгов, каких Георгий  не мог возможности отдать. Эту версию Генпрокуратура не оставила и до сих пор.

Самое страшное - это то, что власть два месяца цинично жонглирует сроками - принадлежит или не принадлежит тело, найденное в Тараще, моему сыну. Значит что-то постоянно изменяется в властных планах в связи с какими-то неизвестными мне обстоятельствами. А в последнее время  господин Потебенько высказывает свои сомнения относительно принадлежности тела Георгию, несмотря на результаты экспертизы на ДНК, и вместе с тем Президент почти одновременно извещает по телевидению, что это истерзанное тело принадлежит моему сыну.

Последнюю неделю на меня и на семью оказывается давление, с тем, чтобы немедленно похоронить тело. Меня призывают к христианской морали. Уже говорят, готов и самолет, и цинковый гроб, и место на престижном кладбище во Львове. Но я хочу знать, чьи останки я предаю земли. Это ли останки моего сына? Разве по христианскому обычаю следует хоронить тело без  головы? Я хочу найти причину гибели, если это произошло.

Я требую, чтобы меня и жену Георгия признали потерпевшей стороной, так как иначе мы не имеем возможности ознакомиться с материалами уголовного дела. Я хочу знать правду. Кто хотел погубить и погубил моего сына.

Я настаиваю на дополнительной экспертизе на ДНК с использованием материалов, взятых с таращанского тела в моем присутствии.

Я требую установить факт даты убийства и причину смерти моего ребенка.

Я не допускаю погребения части тела. Следствие должно найти голову и обеспечить ее опознание.

Я требую получения тела в Киеве после выполнения всех указанных требований. Я имею право определить место его погребения.

Я призываю депутатов поддержать эти требования, которые я имею право ставить тем, кто очень не хочет, чтобы была установлена правда.

Я хочу знать, что с ним на самом деле произошло”. 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях