ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Возмутитель спокойствия. Интервью с представителем ЕС в Украине Хосе Мануэлем Пинту Тейшейра

17 апреля 2012, 13:48
0
13
Корреспондент: Возмутитель спокойствия. Интервью с представителем ЕС в Украине Хосе Мануэлем Пинту Тейшейра
Фото: Наталья Кравчук/Корреспондент
Тейшейра напоминает украинским властям о европейских стандартах

Хосе Мануэль Пинту Тейшейра, представитель ЕС в Украине, едва не ставший персоной нон грата за критику в адрес украинских властей, - об обещаниях Виктора Януковича, встречах с Валерием Хорошковским и выборе Киева между Москвой и Брюсселем, - в интервью Ксении Карпенко в № 14 журнала Корреспондент от 13 апреля 2012 года.

Улыбаемся и машем - примерно такой принцип в дипломатических отношениях с Западом уже много лет исповедует официальный Киев. От него Украина старалась не отступать даже в моменты, когда позиция Европы была неудобной для власти. В конце февраля 2012-го эта традиция едва не была похоронена украинским МИДом. “Виной” тому стал глава представительства ЕС в Украине Хосе Мануэль Пинту Тейшейра.

То ли он был слишком свободен в своих высказываниях, когда публично раскритиковал Президента Виктора Януковича за невыполнение предвыборных обещаний о борьбе с коррупцией и улучшении бизнес-климата, то ли украинский МИД устал отбивать нападки европейских политиков и чиновников, не перестающих выражать недовольство сворачиванием демократических свобод в стране, но итог вышел скандальный: украинское дипведомство высказало официальные сомнения в порядочности и профессионализме Тейшейры. В воздухе запахло выдворением откровенного посла из страны.

К счастью, дальше слов МИД не пошел, и европосол продолжил свою работу в Украине. Корреспондент встретился с ним в Киеве, чтобы узнать, чем была вызвана его резкость, что думают в ЕС об украинской внутренней политике и не боится ли Брюссель сближения Киева с Москвой.

- Вы едва не стали персоной нон грата в Украине, публично заявив, что страна погрязла в коррупции и что правительство Януковича не выполнило своих обязательств перед ЕС. С чего все началось?

- Начнем с того, что мне часто приписывают слова, которых я никогда не говорил. Господин Дмитрий Фирташ [украинский миллиардер] пригласил меня на встречу Федерации работодателей [Фирташ - глава федерации], также как и остальных послов стран, компании которых являются крупными украинскими инвесторами. Встреча была посвящена бизнес-ситуации в Украине. Совершенно ясно, что если меня приглашают на официальную встречу с Федерацией работодателей, я пойду туда с целью не просто пофотографироваться и поулыбаться перед объективами и рассказать, что в Украине прекрасная ситуация с бизнесом. Я не собираюсь быть марионеткой на этих встречах. Моя задача - высказывать свое мнение о сложившейся ситуации в Украине, что я и делаю. Я говорю о проблемах, о которых сегодня говорит бизнес: о коррупции, о непрозрачности бизнеса. Когда в своих высказываниях я вспомнил Президента Януковича, я на самом деле его цитировал. Ведь он сам во время предвыборной президентской кампании, да и на протяжении первого года правления постоянно говорил о том, что после оранжевой революции Украина была в хаосе, не было порядка и она требовала реформ. Янукович тогда заявил, что построит вертикальную модель власти, чтобы побороть коррупцию, улучшить бизнесклимат и прекратить хаос. Я тут уже четвертый год, но ситуация с вопросами, о которых говорил Янукович, только ухудшилась. И я обязан говорить вслух об этом.

Я тут уже четвертый год, но ситуация с вопросами, о которых говорил Янукович, только ухудшилась. И я обязан говорить вслух об этом

Результаты борьбы с коррупцией в Украине пока не видны. Когда они будут видны, я первым буду очень рад заявить о них. Но на данный момент ситуация значительно хуже, чем была в тот так называемый хаотичный период после оранжевой революции.

У ЕС есть программы технической помощи, которую мы готовы дать для поддержки реформаторского процесса в Украине. Просто отдать для поддержки, не взаймы. Но ЕС этого не может сделать, так как Украина не соблюдает те правила, по которым живут страны ЕС.

У меня очень хорошие доверительные отношения с членами Кабмина - с [вице-премьером] Сергеем Тигипко, с [секретарем Совбеза] Андреем Клюевым, с [первым вице-премьером] Валерием Хорошковским, с [министром экономики и совладельцем журнала Корреспондент] Петром Порошенко, с которым у меня, кстати, сегодня была встреча.

- Какие у вас отношения?

- Дружественные. Когда я с ними общаюсь, я говорю им о проблемах. Пока они не могут в корне что-то изменить, потому что это дело не одного и не двух человек. Они соглашаются, что в Украине есть проблемы, и понимают мою позицию, я ведь о ситуации в Украине не два месяца назад начал заявлять.

Еще во времена президентства Виктора Ющенко и премьерства Юлии Тимошенко я (спустя два месяца после начала моей каденции) начал говорить о хаосе в Украине и о несогласии между Ющенко и Тимошенко. В связи с этим был неблагоприятный климат для реформ.

- Возвращаясь к вопросу о негативном отношении к вам официального Киева…

- Так вот. Вы сейчас утверждаете, что некоторые во власти меня не воспринимают. А в те времена [в 2010 году], когда Тимошенко, проиграв президентские выборы, заявила, что будет опровергать [их] результаты, Сергей Левочкин [сейчас - глава Администрации Президента], Николай Азаров [сейчас - премьер] и Анна Герман [советник Януковича], а также руководство Партии регионов - все были у меня тут [в кабинете]. Они переживали, что ЕС будет предвзятым и поддержит оранжевых как проевропейскую команду.

Я заверил их, что все послы, включая посла США, говорили с представителями двух лагерей (оранжевыми и бело-голубыми) о том, что если европейские наблюдатели не выявят никаких нарушений на выборах, то они примут эти результаты. То есть я занимал критическую позицию в прошлом, был непредвзятым во время выборов и критично отношусь к нынешней ситуации.

После выборов было много заявлений о сворачивании свобод, но я всегда отвечал: пусть пройдет немного времени, и тогда только можно будет оценить результаты. Когда пришло время оценивать результаты, я высказал свою позицию.

К моему удивлению, больше всего критики в мой адрес было со стороны МИДа Украины. Но это ведомство как никто другой должно понимать мою роль здесь. Я думаю, личные атаки против меня говорят о недостаточном профессионализме МИДа. Но для меня важно, что мое руководство в ЕС поддерживает меня. Впрочем, как и украинский народ. Меня даже иногда узнают на улице и пожимают руку. Ведь украинцам постоянно обещают лучшую жизнь, но пока Украина далека, к сожалению, от ЕС, хотя я считаю, что украинский народ должен быть его частью.

- Левочкин и Герман к вам больше не приходят?

- Нет, больше не приходят. Они уже понимают, какую роль я играю. И я, в свою очередь, понимаю, на каком уровне я должен играть. Сейчас я встречаюсь с Порошенко, Хорошковским. Я говорю о проблемах, о которых каждый день пишет пресса: заключение Тимошенко и Луценко, избирательная система правосудия, сворачивание демократических процессов. Об этих проблемах хорошо знает верхушка власти.

- 30 марта было парафировано соглашение об ассоциации ЕС и Украины. Это формальность или шаг вперед в отношениях между Киевом и Брюсселем?

- Это положительный шаг. Но для того, чтобы документ не стал обычным листом в папке бумаг, Украине нужно доказать, что она соблюдает все обязательства, взятые на себя украинской властью. ЕС также обязан будет выполнить обязательства, взятые перед Украиной.

- Насколько ближе или дальше стала Украина к ЕС после посадки экс-чиновников Тимошенко и Юрия Луценко?

- Могу ответить, что во время оранжевого правления было больше свободы, больше демократии, было больше доверия. В те времена олигархи поддерживали разных политических игроков, поэтому было больше места для плюрализма. Что касается законодательной системы и реформ, то сделано было мало, но все же программу помощи ЕС можно было запускать.

И в этом большая разница. Что касается правительства Януковича - он сам создал много надежд вокруг себя, заявив о курсе на реформы и о порядке, который он наведет, создав вертикаль власти. И в него поверили - как Украина, так и ЕС.

Сегодня мы говорили с Порошенко о программе помощи, которую может предоставить ЕС в проведении реформ в Украине. Речь идет о 500 млн евро. Но нынче об этой программе говорить сложно. К примеру, возьмем административную реформу. На нее мы готовы были выделить 70 млн евро. Украинский же парламент принял законопроект, не соблюдающий европейские стандарты [в данной сфере].

Узнав об этом, я встретился с министром юстиции Александром Лавриновичем: мол, как же так? Он мне ответил: “В Украине законы принимаются парламентом”. Конечно, они [законы] в каждой стране принимаются парламентом. Но вопрос в том, готова ли Украина принимать законы, следуя практике ЕС, или она будет гнуть свою линию? Если второе, тогда не говорите об интеграции в ЕС и не просите помощи у ЕС. Потому что речь идет о деньгах, которые не должны быть выброшены на ветер, хотя в большинстве случаев так и получается. Я об этом постоянно говорю Хорошковскому и Порошенко.

- Что они отвечают?

- Они понимают и хотят, готовы поменять ситуацию.

- Сегодня оппозиция много говорит о санкциях, которые ЕС может ввести из-за несоблюдения Украиной взятых на себя обязательств. Есть ли почва для этих заявлений? И какие это будут санкции?

 - Хочу сказать, что в ЕС на данный момент не ведутся разговоры о санкциях. Надеюсь, сейчас эта позиция ясна.

- Для представителей ЕС заключение Тимошенко и Луценко все же служит громким сигналом о сворачивании демократии. В ЕС еще верят, что их освободят?

 - Мы не можем верить или не верить. Я могу сказать, что ЕС на наивысшем уровне выражает обеспокоенность этим вопросом - украинская власть знает [об этом], как знает и об ожидании [его решения] со стороны ЕС. Пока мы не видим, что с нашей обеспокоенностью Украина считается. Это все, что я могу сказать.

- У ЕС осторожная позиция: много заявлений о недовольстве внутренней политикой при отсутствии реальных действий. Брюссель боится оттолкнуть Президента Украины, чтобы он не попал под влияние Кремля?

- ЕС не соревнуется ни с кем в своем влиянии на ту или иную страну. Политика ЕС основана на ценностях. Их соблюдение и является предисловием ко вступлению в ЕС. Любая европейская страна может вступить, если изъявляет желание, в ЕС, пройдя определенный процесс. Но правила для всех едины.

Однако демократическая ситуация в Украине не дает ЕС минимальных оснований гарантировать следующие шаги в этом направлении. Сейчас речь идет об ассоциации Украины с ЕС. Это очень амбициозно. Если через десять лет договор об ассоциации будет имплементирован, то есть все взаимные обязательства соблюдены, Украина станет совсем другой страной. И это позволит начать диалог о членстве в ЕС.

Многие страны - члены ЕС, к примеру, Португалия или Испания, в прошлом не имевшие ничего общего с демократией, за один-два года провели процесс демократизации. В дальнейшем у граждан этих стран не возникало никаких подозрений, что, например, выборы прошли с махинациями.

Поэтому мы не соревнуемся с Россией, тут все зависит от желания страны исповедовать ценности ЕС. К примеру, Швейцария - часть Шенгенской зоны, но она не член Евросоюза, хотя может им стать хоть завтра. Но в таких странах, как РФ, другой строй, очень похожий на ваш, украинский. И он не похож на европейский. Поэтому вы сами должны определиться, какие ценности исповедуете.

Некоторые политики говорили мне: вы [Европа] должны забрать нас, иначе нас заберет Россия. Я был шокирован: мы никого не забираем! Если вы хотите стать частью нас - присоединяйтесь.

- Ради чего вы посоветовали бы европейцам посетить Украину в ближайшее время - ради чемпионата по футболу, красивых девушек, дешевой органической еды или чтобы увидеть, как в стране со средней зарплатой $ 338 все парковки перед правительственными зданиями забиты машинами премиум-класса?

- Украина - прекрасная страна, в ней живут очень хорошие люди. Евро-2012 - лишь повод убедиться, насколько страна красива.

Что касается огромной разницы между богатыми и бедными, то неоспорим тот факт, что гостей Украины это неимоверно удивляет. Я из Португалии, и в моей стране живет много украинцев. Португальцы думают, что Украина - очень бедная страна, раз так много эмигрантов отсюда приезжает к нам. Но когда португальцы оказываются в Киеве, то не могут поверить в количество роскошных машин на дорогах.

Украина не бедная страна, однако в ней живет очень много бедных людей. Но я уверен: если государство правильно будет использовать свой потенциал, все может измениться.  

***

Этот материал опубликован в №14 журнала Корреспондент от 13 апреля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: ЕСжурнал КорреспондентскандалинтервьюЕвроинтеграцияТейшейра
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях